Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека 
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  


...у Артека на носу





Борис Овчуков-Суворов
Стихи

(Написаны Заместителем директора Артека Б.Овчуковым-Сувовровым во время заключения в следственном изоляторе г.Симферополь в 1937-1939 гг.)

О том, как были написаны стихи и как удалось их сохранить - рассказывает сын Бориса Яковлевича - Андрей:

За заместителем директора пионерлагеря «Артек» по политико-воспитательной работе Борисом Овчуковым-Суворовым пришли, по обычаю тех лет, поздно ночью. Как и большинство жителей страны, Борис, если и не ждал ареста, то был к нему готов. Спокойно оделся, собрал разрешенные вещи, поцеловал жену и сына. Счастливая жизнь закончилась, начиналась дорога в ад.

Уже на следующий день Александру, его жену, уволили со службы, выселили с малолетним сыном из благоустроенной квартиры, хорошо, хоть не на улицу – отдали заброшенную татарскую саклю. Многие артековцы, особенно обличенные хоть какой-то властью, мгновенно забыли о существовании семьи «преступника», еще вчера бывшего их другом и начальником. Но было немало и тех, кто не поверил в виновность Бориса. Лишенные не только дома, но и средств к существованию, Александра и Вовка не умерли с голоду. К ним постоянно (чаще крадучись ночью) приходили люди «попроще» (вожатые, повара, водители, младший медперсонал), приносили еду, деньги, дрова. Утешали уверенностью, что Бориса несомненно отпустят. Но однажды пришли и за Александрой. Ночью, конечно же. Она идти отказалась и ее попытались вывести силой. Александра, в отчаянии вцепилась в спинку кровати, с такой силой, что четверо здоровых мужиков не могли ее оторвать. При этом, она принялась кричать так, что, наверное, перебудила весь Артек, включая детей. И случилось чудо (первое в этой мрачной истории): палачи, привыкшие к покорности жертв, растерялись, испугались неповиновения и поднятого шума! Они бежали! Александру больше никто не трогал…

Кроме Бориса в ту страшную ночь арестовали его ближайшего друга и помощника Льва Ольховского и еще с десяток артековцев. Почти всех, правда, через некоторое время выпустили – после дачи «правдивых» показаний. В симферопольской тюрьме остались лишь два «главных преступника»: Борис Овчуков-Суворов и Лев Ольховский.

И вот, чуть оправившись от случившегося, Александра и Бела (жена Ольховского) отправились в Симферополь, в надежде узнать о судьбе мужей, а может даже получить свидание.

Возле тюрьмы подруг по несчастью ждала огромная очередь таких же несчастных как они и полная безнадежность. Никто не вышел с разъяснениями, никаких свиданий, никаких передач. (Передачи, правда, позже стали принимать).

Но, после нескольких месяцев бесплодного ожидания, отчаянных попыток узнать хоть что-то, случилось второе чудо. Во время очередного бессмысленного стояния к очередному закрытому окошку, Александру отозвал в сторону здоровенный надзиратель.

В руках он держал кепку, Александра ее сразу узнала: это была кепка Бориса. «Забери кепку», - сердито сказал тюремщик: «Она ему… мала!» Более нелепого основания для передачи кепки придумать было невозможно: Александра сама выбирала кепку мужу и знала, что она ему впору и вполне к лицу. Или у него в тюрьме голова увеличилась?! «Что значит - мала?!», - поразилась она: «Еще холодно, он будет мерзнуть!» «Кому сказано: забирай и проваливай!», - рявкнул надзиратель. Александра схватила кепку и побежала к Беле. Она толи поняла, толи просто почувствовала: кепка ей дана не зря. Выбежав в скверик напротив тюрьмы, они принялись потрошить кепку – почти под окнами следственного изолятора. («Вот ведь, две дуры!»,- восклицала много лет спустя Александра Алексеевна). Из козырька кепки, аккуратно зашитого, посыпались прямоугольнички тончайшей папиросной бумаги, размером примерно пять на восемь сантиметров, исписанные невероятно мелким почерком.

Всего квадратиков было около пятидесяти. Двадцать восемь – пронумерованы, это было одно «большое» письмо Александре. На остальных – стихи. Стихи, написанные в тюрьме. Какие стихи могут писаться в тюрьме? Тюремные… Они в основном, такие и были: тяжелые, жесткие. И вдруг: «Дочь Ибаррури»! Солнце, море, детский спортивный праздник в Артеке! Русские (то - есть советские, конечно, же) дети «режутся» в волейбол с маленькими испанцами, вывезенными из страны, охваченной гражданской войной! Международный матч! Для того, чтобы писать такое в тюрьме, а тем более пытаться передать это на волю, надо иметь… право я не знаю что, немыслимый оптимизм, что - ли?! Веру в то, что тебя непременно и скоро оправдают и выпустят, коль скоро ты не виновен? Ведь это знают все порядочные люди? Я рад, нет, я счастлив, что отец обладал подобной уверенностью. Это теперь, когда открылось столько разных ужасов о том времени, мы знаем, сколь призрачны и почти безнадежны были его надежды и шансы…



1937-1939гг. Камера № 36 Симферопольского следственного изолятора


«Дочь Ибаррури»
[Стихотворение посвящено Дочери Долорес Ибаррури - Амайе и другим артековцам «Испанской смены» 1937 года (Прим. www.Suuk.su)]

Солнце смеётся,
На море покой,
Над лагерем вьется
Плат голубой.
Жарко и знойно
Под солнцем сидеть.
В море спокойно
Уткнулся «Медведь».
Даже дельфины
Посмотрят на солнце,
Покажут нам спины
И снова на донце.
Но любо резвиться
В тени тополей:
Счастливые лица
Счастливых детей!
Мяч через сетку
Взлетает в зенит,
То падает метко,
То мимо летит.
Давятся смехом,
То аут, то гол!
И катится эхом
В горах: во-лей-бол!
Мячик крутился,
Как птица летал,
На руки садился
И снова взлетал!
Кружатся «зайчики»:
Девочки, мальчики,
Я любовался
На игры детей,
Вместе смеялся
От умных затей.
……………………
На лицах печаль.
Нынче проигрыш наш.
Стало быть завтра
Испанцам – реванш!
1937 г.


Лучшему вожатому и фанфаристу Артека К.Кротову посвящается
[Николай Кротов - один из лучших друзей Бориса. Первоначально был также арестован, пытался защищать друга, но позже подписал обвинительные показания и был выпущен из тюрьмы. Борис никогда впоследствии не осуждал Николая (и других вожатых, давших ложные показания). Они оставались друзьями всю жизнь. (Прим. www.Suuk.su)]

Чудесное утро,
Солнце вставало,
Море как будто
Сладко дремало.
Край горизонта
Укутан дымкóй-
Небесного зонта
Плат голубой.
Льют изваяния
Розы магнолии,
Птиц щебетанье
В кустах велинктонии…
Спокоен и сладок
Сон у детей
Под сенью палаток
В ранжирах аллей.
Соловьиною речью
Был лагерь объятый…
Тут солнцу навстречу
Вышел вожатый!
Вожатого звали
Колей в Артеке,
Его уважали
Большие и дети.
Солнышку Коля
Руку пожал,
Соловушке вторя
Песнь заиграл.
Певучие трели
Волшебной трубы
Высоко взлетели
До старой горы!
Старый «Медведь»
По сигналу вставал,
Фанфарную медь
Он точь-в-точь повторял.
Звенят переборы
Чудесной фанфары,
И вторят ей горы,
Леса, Адалары!
…………………
Мелодии летали
И вторились эхом,
Дети вставали
С пеньем и смехом,
Светило поднялось
Над Аю-Дагом:
Оно развевалось
Артековским флагом!
Май 1938 г.


«Сталинской заботою нам отдых дан»
[Текст для песни на мотив популярной артековской песни 30-х годов «Путёвками-нарядами» (Прим. www.Suuk.su)]

Сталинской заботою
     Нам отдых дан
          Учебой и работою
               Богат наш стан.
               Эх, помним мы век Артек, Артек!

Летим аэропланами,
     Стремя свой бег
          Сплоченными отрядами
               В родной Артек!

Нас очень любит Молотов -
     Родной отец
          Лелея нашу молодость
               Нам дал дворец.

Мы быть желаем сильными,
     Как был Спартак,
          Поэтому усиленно
               Спорт любим так!

Мы в беге соревнуемся,
     В волнах плывем,
          И в шахматы досужимся,
               Артек – поем!

Я люблю с товарищем
     В футбол играть,
      И с этим же товарищем
               Люблю читать.

Для нас пути открыты –
     Хотим все знать:
           Найти в горах пириты,
               Ерша поймать!

Мы иногда балуемся
     И жжём костёр
          Но если враг к нам сунется –
               Дадим отпор!

Страны нашей вожатый –
     Великий человек!
          Он дал своим ребятам
               Чудеснейший Артек!

Вы счастье в жизни дали нам –
     Мы Вам верны
          И славят имя Сталина
               Его сыны!
14.05.38


«Вова Молоков»
[Вова - артековец, сын Василия Молокова - советского полярного лётчика, Героя Советского Союза, участника спасения челюскинцев (Прим. www.Suuk.su)] Папа, слышишь наши песни
У горящего костра?
Их поет с отрядом вместе
Ваша дочь, моя сестра.

       Ты летишь под красным флагом
       Через полюс ледяной –
       Мы живем под Аю-Дагом
       В даче светло-голубой.

Сталин дал тебе путевку
Гордый север покорять.
Нам он тоже дал путевку –
Сил в Артеке набирать!

       Там у вас трещат морозы,
       Снег летит и льды трещат,
       А у нас алеют розы,
       Зреет сладкий виноград.

Ты, наверно, удивился,
Увидав сиянье дня?
Солнца луч к тебе пробился:
Мы в костёр кладём дрова!

       Ты нам крикни в полный голос
       Если вдруг лететь темно –
       Мы в костёр подбросим хворост,
       Будет светло и тепло!

Папа! Время недалеко –
Сын твой вырастет большой
И поднимется высоко
Над цветущею страной.

       И штурвал ты мне доверишь
       Боевого корабля,
       Отдыхать на юг поедешь,
       Полечу на север я.

Много новых нарисуем
Самолетных смелых трасс,
Южный полюс завоюем,
Полетим на гордый Марс!

       Красный галстук мы повяжем
       Молодеющей Земле,
       Нет предела силам нашим,
       Наша цель – служить стране!

А пока под красным флагом
Папа север покоряет,
Сын его под Аю-Дагом
Сил в Артеке набирает!
13.06.38


* * *

Тра-та-та, Тра-та-та
       Затрубила труба!
Октябрята спешите,
       Полотенца берите
И веселой гурьбой
       Все на пляж золотой!
Чтоб от солнышка лучей
       Кожа сделалась черней,
А чтоб мускулы сильней -
       В воду прыгайте смелей!
8.08.38


«Верь, товарищь!»
[Предположительно - стихотворение посвящено Льву Ольховскому, арестованному вместе с Б.Овчуковым-Сувовровым. Упоминаются фамилии сотрудников Артека, оклеветавших Бориса - Эмир (Эмир-Салеев) и Иванов (Прим. www.Suuk.su)]

Нас с тобой полгода буря носит,
Вокруг медузы, пена и туман.
Верь, товарищ, нас страна не бросит,
Нас заметит в море капитан.

       Опасайся только гадкой пены,
       Что шипит по пятьдесят восьмой,
       Средь нее есть волки и гиены,
       И шакалы поднимают вой.

Те враги, что нас сюда толкнули,
Расчет имели точный и простой:
Чтоб мы в пене этой утонули,
Им отдались сердцем и душой.

       Но Эмиры эти просчитались,
       Ивановых планы не сбылись,
       Не на тех они в бою нарвались,
       Нас не сломит пакостная слизь.

Скоро, скоро прекратится буря,
Мы к брегам отчизны подплывем,
Нас встречать страна родная будет,
Мы опять счастливо заживем.

       Мы с тобой вернёмся после бури
       В наш чудесный, радостный Артек,
       С нами вместе радоваться будет
       Всяк советский честный человек.

Эта радость будет беспредельна
И как песня, ясна и звучна,
С нами вместе будет безраздельно
Вся в цвету советская страна!

       И те друзья, что в этот раз боялись
       Бросить нам с тобой спасенья круг,
       К нам придут, в ошибках признаваясь –
       Мы ответим пожиманьем рук.

Этот жест, без злобы и обиды
Им расскажет сразу обо всём,
Не такие мы видали виды,
И не зря в такой стране живём.

       Нас с врагом учил бороться Сталин,
       И друзей любить учил нас он!
       Помнишь, как челюскинцев спасали?
       Как бандитам нанесли разгром?

Будь с врагом, как Сталин беспощаден!
И друзей своих, как он люби.
Если вдруг друзья в беду попали,
Хоть умри, но ты им помоги!

       В этот раз друзья не помогли нам,
       Но это в жизни не последний бой,
       Мы ещё по многим океанам
       Будем плавать дружною семьей.

А пока крепче держись за правду
И зорче следи за маяком,
Залечи скорей на сердце травму,
Нанесенную тебе врагом.

       Верь, товарищ, прекратится буря,
       Разлетится липнущий туман,
       Нас встречать страна родная будет,
       Нас спасет Великий капитан!
10.04.38


• НАВЕРХ