на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





        Издание ЦК Общ. Красного Креста РСФСР
"Лагерь в Артеке"

1926 год



Оглавление:
3.Соловьёв, Крым - пионерам
К.Цеткин, В летнем лагере пионеров в Артеке
Ф.Шишмарёв, Пионерский лагерь-санаторий Красного Креста в Артеке




3.Соловьёв
Крым - пионерам


Когда вы идете по дороге из Гурзуфа к подножию Аю-Дага и подниметесь на последний пригорок не доходя Артека, глазам вашим откроется необычная для южного берега Крыма картина.

Вместо дворцов и вилл, с их кричащей роскошью и назойливым безвкусием, в Артеке к самому берегу, где то с лаской, то с угрозой плещется море, сбежала кучка белоснежных палаток. Их островерхие крыши словно смотрятся в звенящий хрусталь волны и пугливо прячутся в тени темных кипарисов и серебристых маслин.

Это пионерский лагерь—санаторий Красного Креста РСФСР в Артеке.

Заброшенный, почти забытый чарующий уголок Крыма ожил.

Здесь, у подножия Аю-Дага строится новая жизнь.

В Артек редко кто заглядывал в последние годы. Он в стороне от проезжей дороги. Вблизи от него нет ни больших дач, ни курортов. Он всегда был тихим и малолюдным.

Рассказывают, что в уединенности Артека когда-то, в давние годы скрывалась и доживала свою бурную жизнь легендарная графиня де-Ламот, героиня одного из романов А. Дюма. Здесь она «замаливала» свои грехи в компании мистически настроенных дам аристократок. И полуразрушенный домик на берегу моря до сих пор сохранил название «Чертов домик», как бы воскрешая эпоху мистики, Калиостро и всякой чертовщины.

Теперь эти тени прошлого померкли. Их вспугнули звонкие пионерские песни, которым созвучно вторит своим эхо сам седой, видавший виды Аю-Даг.

Мысль об организации пионерского лагеря-санатория в Артеке возникла у меня года два тому назад. Я как-то в тихий осенний вечер бродил по берегу моря около Аю-Дага. Золотились вершины гор, тихо шумели дубы и сосны, поступь шагов моих заглушалась плеском волны.

Давно не чувствовал я такой тишины, покоя и красоты.

Мысленно перенесся я на улицы московских окраин, увы, все еще, по старинке, носящих название «фабричных», где пролетарская детвора проводит быстротечные летние дни в пыли, в зловонии заднего двора, среди городского шума и гама...

Оздоровление пролетарских пионерских кадров — в этом смысл и назначение «Службы здоровья». Красный Крест РСФСР вступил на этот путь, зная, что наша молодежь чутко откликнется на его инициативу. Работникам Красного Креста было ясно, что в сочетании краснокрестного почина с самодеятельностью самой комсомольской и пионерской массы заключается главная гарантия успеха начатой работы. Осуществлявшиеся до сих пор формы этой работы: первичные пункты «Службы здоровья», профилактические пункты при пионерских домах, санитарно-просветительная деятельность и т. д. - целиком проникнуты были указанным сочетанием.

Теперь настал момент расширить базу для совместной — Красного Креста и пионерских организаций — работы и выдвинуть новые ее оформления.

Среди оздоровительных пионерских учреждений одно из первых мест должно принадлежать таким, которые обеспечивают пионеру возможность пользоваться могучими целебными силами природы: воздухом, солнцем и водой. Лагерь летом и площадка круглый год — вот эти учреждения.

Площадка хорошо привилась у нас. Ее, повидимому, мы уже научились устраивать и умеем работать на ней с детворой.

     
На торжественном собрании
З.Соловьёв и К.Цеткин (Прим. www.Suuk.su)

Лагерю, наоборот, «не повезло». С самого начала не был найден верный и серьезный к нему подход. Пропагандисты и организаторы пионерских лагерей отдали на первых порах незаконную дань лагерной «индейшине» и пошлому мещанскому скаутизму. В сочетании с нашим еще достаточно корявым бытом такой лагерь вылился во что-то исключительно нелепое в бытовом смысле и бесспорно вредное в гигиеническом отношении. Я хорошо помню тот слащавый сентиментализм взрослых бородатых людей, с которым они заставляли малышей пионеров часами и днями копаться в земле, сооружая земляные «кухни» и «столовые»; воздвигать шалаши из веток и травы с тем, чтобы эти сооружения стали жертвой первого дождя; варить заведомо несъедобную кашу; бесцельно дежурить «на часах»; целыми ночами мерзнуть в шалаше под стареньким пальтишком. К счастью, нездоровое увлечение «закаливанием», «завоеванием дисциплины» и «достижением спайки» по таким рецептам оказалось недолговечно и быстро слетело, как ненужная шелуха.

И если мы не научились еще до сих пор устраивать как следует пионерские лагеря, то все же стало ясно, что вовсе нет никакой надобности и смысла нарочито и преднамеренно подвергать ребят всем неожиданностям и неблагоприятным влияниям окружающей среды и природы. Общение с природой и использование ее оздоровляющего влияния заключается вовсе не в том, что человек современной культуры должен превратиться в дикаря, живущего в примитивном шалаше, питающегося заведомо плохой пищей, предоставленного стихии дождя и ветра и затрачивающего нецелесообразно и непомерно много сил на устройство своего житейского обихода. Американские «индействующие» буржуа, подражать которым обнаружили стремление наши организаторы пионерского лагерного быта, нам ни в каком случае не пример. «Индейцы» с нью-иоркских авеню выезжают в свой бутафорский лагерь со всем буржуазным комфортом, во всеоружии технической культуры, с прекрасными палатками, в специально приспособленной одежде, с солидным запасом всяческих припасов и напитков и т. д. Для них это—развлечение и забава, разнообразящие до нельзя монотонную жизнь в небоскребах за банковской конторкой, в сутолоке погони за долларом.

Для нас пионерский летний лагерь — большое, серьезное и весьма важное дело. Новое человеческое общество мы строим на основе оздоровления — духовного и телесного — строителя этого общества — рабочих масс. Этой цели должен служить и пионерский лагерь.

Поэтому к организации его надо приступать с отчетливо выясненной задачей, которую можно формулировать кратко и общепонятно: создание здорового пионерского быта.

Эта формула исключает все, что отдает нездоровой и никому ненужной изнеженностью, но в такой же мере отвергает и всяческие «индейские» эксперименты над детским организмом. Структура, обстановка и жизнь лагеря должны быть основательно продуманы с точки зрения правильно понимаемой гигиены детского возраста.

Вместе с тем в лагере надо найти наиболее жизненные и в то же время не нарушающие его основной оздоровительной задачи формы проявления пионерской самодеятельности.

Такие мысли приходили мне в голову, когда тишина и уединенность Артека перенесли меня на шумные и пылыше улицы московских окраин.


Вид на лагерь с востока

     
Когда я тотчас же поделился этими мыслями с будущим организатором Артекского лагеря Ф.Ф.Шишмаревым, то мы быстро, поняв друг друга с двух слов, сошлись на плане устройства в Артеке опытного пионерского лагеря, который мог бы послужить образцом для работников на местах. Нам думалось, что Красный Крест должен выступить в роли организатора здорового пионерского быта в лагерной его форме.

Насколько удачно был осуществлен этот план, читателю предоставляется судить по тем данным, которые сообщает Ф.Ф.Шишмарев в своем на редкость беспристрастно и объективно составленном очерке жизни лагеря.

Мне же кажется, что опыт первого года дает все основания для дальнейшей работы в Артеке. Ее необходимо не только продолжать, но надо и расширить, и углубить, учтя, разумеется, положительные и отрицательные стороны опыта первого года. Также смотрит на этот вопрос и Центральный Комитет РОКК, который решил превратить Артекский лагерь в постоянное учреждение, и летом 1926 г. развертывает его уже на 150 мест.

С этой целью Красный Крест арендовал весь Артек (площадь до 100 десятин) с его дачами и парками, лесами и лугами.

На, этом просторе и приволье можно будет из года в год создавать своеобразное учреждение, которое со временем, быть может, разовьется в настоящую «Пионерию».

Больной пионер, нуждающийся в летнем отдыхе и поправке, найдет здесь свой пионерский лагерь-санаторий.

Здоровый пионер и неизменный его друг—вожатый встретят здесь гостеприимный приют в экскурсионной базе.

И тот, и другой прикоснутся к живительным струям морского воздуха и полной грудью вздохнут на прозрачной горной высоте.

Перед жадными и пытливыми молодыми глазами развернет южная природа свои вечные красоты и раскроет тайны творчества жизни.

А люди расскажут о героической борьбе за освобожденный труд, безмолвными, но неопровержимыми свидетелями чего остались дворцы, превращенные в пролетарские и крестьянские санатории.

Дорога в Крым — благодатный, блистающий всеми красками, какими только обладает природа, для пионера открыта.

Ее открыл лагерь в Артеке.




К.Цеткин
В летнем лагере пионеров в Артеке


Хотите ли вы видеть свободных счастливых детей? Посетите летний лагерь, устроенный Красным Крестом в Артеке, недалеко от Суук-Су, на южном берегу Крыма. Я там была три раза и, если бы мне не надо было уезжать, я посетила бы его не знаю сколько раз еще.

В Артеке видны только веселые сияющие детские личики. Мальчики и девочки прыгают, резвятся, учатся, собирают растения и насекомых, поют, декламируют, устраивают представления. Все это в определенном порядке, дисциплинированно, но без принуждения, совершенно добровольно.

С ними работают педагоги, комсомольцы, врачи, сестры и др., заботящиеся о питании, здоровьи и воспитании детей. Все они — любящие друзья детей, а не распорядители их. С каким напряженным вниманием и радостными взглядами повинуются дети указаниям своих старших друзей, с какими сияющими глазами и радостными криками сбегаются они к т. Соловьеву (замнаркомздраву РСФСР), который сам, как дитя, смеется вместе с красными пионерами, бегает и поет, чтобы затем вновь стать учителем, которого охотно слушают.

     
Тов. К. Цеткин в лагере
На фото также: З.Соловьёв и Ф.Шишмарёв
(Прим. www.Suuk.su)


В Артек доставлены были дети слабые и подозрительные по туберкулезу и другим болезням. Они прибыли большей частью из больших промышленных городов, где малыши растут меж высоких стен, в тесноте и бедности. Среди пионеров были также и крестьянские дети из Самары, здоровье которых жестоко пострадало во время голода.

Я видела красных пионеров из «русского Манчестера» — Иваново-Вознесенска и из Ленинграда, а между ними татарских детей из Крыма. Но к какой бы нации не принадлежали маленькие «красные», их связывала друг с другом тесная дружба и братство.

Жизнь детей в лагере так красива, так привлекательна, что заставляет забывать даже о прекрасных окрестностях и устройстве лагеря. Сияет синь моря, и белые барашки волн разбиваются о скалы. Высокие горные цепи, частью заросшие лесом, частью оголенные, защищают лагерь от суровых северных ветров. На их склоне, недалеко от берега, стоят среди деревьев и кустов четыре больших палатки. В каждой из них живут или вернее только спят 20 пионеров. Из 80 жителей лагеря — 60 мальчиков и 20 девочек. Врачи, комсомольцы и другой персонал также живут в палатках.

Дети целый день на воздухе. Они едят на воздухе под деревянным навесом; пища обильна и вкусна. На берегу их покрывает загаром знойное солнце, под деревьями, на виноградниках, на табачных плантациях они наблюдают и учатся. Здесь они узнают о животных и растениях, о море и горах, о крестьянской работе, об истории своей страны.

Детский клуб возле врачебного кабинета показывает, как развивается их ум, фантазия и ловкость. Стены увешаны изготовленными пионерами и любовно разрисованными стенгазетами каждой группы, рисунками, картинами и знаменами. Под стеклами шкафа разложены собрания насекомых и растений, сделанные из дерева модели и т. д.

Маленькие обитатели лагеря сознают, что они дети революции, будущие граждане рабоче-крестьянского государства. Они знают, чем они обязаны революции и советской республике.

Я не нашла ни одного пионера, который не имел бы гордого, горячего желания иждти по ленинскому пути и для этого учиться, стать здоровым, крепким, умным и ловким, чтобы строить новую коммунистическую жизнь. Все при этом чувствуют горячую солидарность с их братьями и сестрами за рубежом. С каким пылающим одушевлением выражают они свои чувства в пении красивых русских революционных песен.

Свободные и счастливые красные пионеры из лагеря Красного Креста в Артеке — это богатство Советского Союза, всего человечества. Этот лагерь — рассадник физической и моральной силы, пункт огромного культурного значения. Этот лагерь — лишнее доказательство того, что молодой, бедный еще Советский Союз может пристыдить старые богатые буржуазные государства своей заботой о юношестве.

Когда я думаю об Артеке, то у меня два желания: чтобы в Советском Союзе вместо одного лагеря с его 320 пионерами в год, появлялись тысячи таких лагерей, и затем, чтобы в Германии, Англии, Франции и других странах дети побуждали своих родителей к революционной борьбе и к созданию Советской Республики, которая дала бы этим детям их Артек.




Ф.Шишмарёв
Пионерский лагерь-санаторий Красного Креста в Артеке



I

Недостаток пионерских учреждений оздоровительного типа, с одной стороны, неправильно устраиваемые лагери на местах — с другой, побудили Красный Крест РСФСР создать такое опытное учреждение, которое показывало бы, как рационально организовать летний отдых пионеров и укрепить их здоровье в обстановке и условиях сохранения структуры и задач пионерской организации.

Создавая такое учреждение, необходимо было прежде всего продуманно выбрать место длд его расположения, подобрать соответствующий задачам лагеря кадр работников и наметить программу его работы.

Самым подходящим местом был признан южный берег Крыма с его исключительно благоприятными климатическими условиями, дающими возможность проведения лагерной кампании в течение почти полугода. В пользу этого выбора говорило и наличие на южном берегу детских учреждений Красного Креста санаторного типа с кадром подготовленных работников, которые смогли бы в короткий срок осуществить намеченное задание, а в дальнейшем явиться и его руководителями.

Последнее предположение оправдало себя на деле быстрым созданием стройно организованного и хорошо оборудованного учреждения на совершенно пустом и разоренном месте.


II

Артек - так называется местность, где был расположен лагерь, находится в 4-х верстах на восток от Гурзуфа на самом берегу моря и представляет из себя ровную, довольно широкую, вытянутую вдоль моря площадь, пространством до 2-х десятин, окруженную насаждениями местной и субтропической флоры. Место хорошо защищено с востока непосредственно примыкающей горой Аю-Дагом, с севера и запада — близко спускающимися, довольно высокими предгорьями Яйлы, а со стороны моря — широкой, прямой аллеей высоких туй и магнолий.


Вид на лагерь с запада

     
Такая надежная защита, особенно от наиболее неприятных северных и северо-восточных ветров, чрезвычайно ценна. Она ускоряет в Артеке наступление весны и отдаляет период холодов и, тем самым, удлиняет сезон пользования почти на месяц по сравнению с лежащим по соседству Гурзуфом. Помимо того, она не допускает больших суточных колебаний температуры воздуха.

Непосредственная близость моря и наличие пляжа, обилие окружающей теневой защиты и, наконец, отдаленность от населенных мест еще более увеличивают ценность Артека.

Разнообразие и богатство флоры прилегающих к лагерю парка и леса, множество геологических пород, находящихся на Аю-Даге и у его подножия, делают Артек настоящим уголком-музеем, как бы умышленно созданным для всестороннего изучения природы края.


III

Центральная часть участка, свободная от растительности, разделяется, как это видно на плане, на две площадки: западную — большую и восточную — меньшую. На западной площадке были установлены, фасадом к морю, два ряда палаток. Первый ряд состоял из четырех больших палаток с деревянным полом, каждая площадью 24 кв. саж. и высотой в среднем 1,5 саж., с двойной крышей и боковым освещением. Во втором ряду, саженях в 5-ти позади первого, были установлены 3 маленькие палатки американского типа, тоже с деревянными полами, но с верхним освещением. Немного в стороне стояла 4-я американская палатка, тоже с полом, предназначенная под изолятор.

По фасаду переднего ряда палаток тянулась довольно широкая линейка, предназначавшаяся для сбора отряда; в центре ее возвышалась мачта с флагом Красного Креста.

Параллельно линейке, через всю площадь лагеря проходит ровная, как стрела, широкая аллея, обсаженная туями и магнолиями.

Восточная меньшая площадка, отделенная дорогой от западной, была выровнена и приспособлена для физической культуры, игр, бесед у костра и т. п.

По площадкам, а также по Центральной прилегающей к морю аллее было расставлено много скамеек.

В конце восточной площадки, на некотором возвышении расположен был небольшой домик, приспособленный под кухню. Пристройкой навеса полезная площадь кухни была увеличена почти вдвое.

Недалеко от кухни, на полуциркульном расширении центральной аллеи, была красиво размещена под тентом столовая с видом на море.

Непосредственно за столовой приветливо проглядывал сквозь окружающую зелень небольшой одноэтажный домик, окруженный широкой террасой, в котором поместились клуб-библиотека, кабинет и комната врача, кладовая и комната экономки.

План лагеря в Артеке

Таково было местоположение лагеря и таковы были здания, которые пришлось почти заново отремонтировать и приспособить для нужд лагеря.


IV

Соответственно намеченному заранее плану и характеру работы в лагере-санатории необходимо было оборудовать его применительно к учреждениям санаторного или полусанаторного типа, отбросив все те случайные приспособления, которыми так охотно пользуются в лагерях обычного типа. Оборудование в целом надо было создавать с тем расчетом, чтобы оно прежде всего отвечало лечебно-оздоровительным задачам, требованиям личной гигиены и общей санитарии и, наконец, общественным и умственным запросам пионеров.

К последовательному подробному описанию технического оборудования мы сейчас и перейдем.

Врачебный кабинет, в котором намечалась как работа по обследованию здоровья пионеров, так и амбулаторно-лечебная помощь, был обставлен достаточно полно необходимыми измерительными приборами — десятичными медицинскими весами, ростомером, измерительным циркулем, сантиметровой лентой, динамометром, спирометром Гетчинсона, гемоглобинометром, небольшим хирургическим инструментарием, предметами ухода за больными и, наконец, аптечкой, снабженной перевязочным материалом и достаточным количеством разнообразных медикаментов. Для записи данных обследования, а также ежедневных лечебных назначений имелись особые санитарные листы.

Большие палатки, которые предназначались для размещения пионеров, были, как сказано выше, снабжены Деревянными полами. В каждой палатке было поставлено двадцать деревянных, обтянутых парусиной кроватей, с тюфяком из морской травы и одной перовой подушкой.

Постельное белье состояло из подушечной наволочки, двух простынь, одного пикейного и одного теплого одеяла. Таких смен постельного белья, кроме одеял, было заготовлено по 3 на каждую койку. Между соседними двумя койками был поставлен прикроватный столик, разделенный на две половины; у ножного конца каждой койки — табуретка. У внутреннего входа в палатку помещалась вешалка на двадцать мест для верхней одежды и головных уборов. Здесь же стоял бак для питьевой воды. В противоположном от входа конце палатки стоял большой стол для общего пользования.


Внутреннее устройство палатки

     
Каждая палатка в вечернее и ночное время освещалась двумя керосиновыми лампами или корабельными фонарями.

У наружного входа палатки была поставлена специальная корзина для мусора.

В небольшой палатке американского типа — изоляторе стояли с одной стороны две койки с матрацами и подушками, один прикроватный столик и две табуретки, а с другой — ванна и душ.

В кухне, описанной уже выше, имелась достаточных размеров плита с духовыми печами, 2 стола, полки и шкаф для кухонной посуды.

В конце центральной аллеи, на расширении ее в площадку, было расставлено под тентом шесть длинных столов со скамейками по бокам.

Столовое белье — скатерти, салфетки и т. п. — имелось в достаточном количестве. На каждого пионера полагался отдельный фаянсовый столовый и чайный прибор, ложки, нож, вилка и кольцо для салфетки.

За невозможностью приобрести нужных размеров самовары, последние были заменены обыкновенными кипятильниками из луженого железа.

Клуб-библиотека, занявший относительно большую центральную комнату описанного выше домика, был обставлен одним длинным столом, четырьмя скамейками по сторонам и двумя шкафами, из которых в одном разместилось до 200 книг специальной детской литературы, а второй был предназначен для хранения собранных коллекций, инструментов и материалов для ручного труда. Стены клуба были увешаны портретами и художественными плакатами на темы «Службы здоровья» юных пионеров.

Продуктовая кладовая, в которой помещалось два шкафа и несколько открытых полок, предназначалась для хранения сухих продуктов; скоропортящиеся продукты сохранялись в шкафу-леднике.

За неимением специальной бельевой комнаты, а также и прачечной, так как белье стиралось в соседней санатории Красного Креста в Ай-Даниле, для чистого белья был отведен один шкаф в продуктовой кладовой; грязное белье, до отправки его в стирку, хранилось в особом большом ларе-сундуке, стоявшем на террасе.

При открытии лагеря были намечены теневые площадки для проведения воздушных ванн, солнечные же ванны должны были производиться на пляже, а потому ни в каких специальных приспособлениях нужды не чувствовалось, за исключением белых полотняных шляп с широкими полями, которые были изготовлены по числу пионеров.

В середине лагерного сезона были приобретены тростниковые маты, постилавшиеся во время солнечных и воздушных ванн взамен простынь, которыми пользовались до тех пор.

Кроме того, на прибрежной аллее, тянувшейся параллельно центральной, был устроен невысокий навес, крытый парусиной и предназначенный для воздушного лежания.

Позади каждой большой палатки был поставлен умывальник, обитый оцинкованным железом, достаточно длинный и широкий для одновременного пользования десяти человек. Для использованной воды был устроен сток в большой железный ушат, который два раза в день опорожнялся. Такой же пятый умывальник был поставлен около столовой и базисного дома.

Каждый пионер по приезде снабжался куском мыла, коробкой зубного порошка, зубной щеткой, полотенцем, а для обтираний тела было выдано на каждую палатку по две рукавички и по 2 пояса из люфы.

Для занятия гимнастикой, как уже было выше указано, была отведена твердая по грунту и достаточная по размерам площадка; никаких специальных приспособлений, как-то: лестницы, бревна, шведской стенки и т. п. не имелось. Из приспособлений для игр на воздухе имелись обыкновенные мячи, мячи для ханд-болла, серсо и городки.

Вся площадь лагеря в вечернее время освещалась керосиновыми фонарями.

Кроме библиотеки, о которой уже говорилось, для образовательной работы были приобретены: бумага, ручки, перья, чернила, карандаши, картон, оберточная бумага (для гербариев), булавки, эфир (для энтомологических коллекций), клей, краски, кисти, бумажная ткань, банки и несколько простейших инструментов для ручного труда, как-то: молоток, клещи, кусачки, ножи, отвертка и т. п.

Из имеющихся на участке лагеря двух колодцев с хорошей питьевой водой было проведено два самостоятельных водопровода, которые из накачиваемых вручную двух обширных баков над колодцами подавали воду самотеком на площадку, где были размещены палатки, в ванну-изолятор, а также к кухне и столовой.

Уборная, которая была выстроена позади и несколько в стороне от площадки палаток (в 100 шагах), имела два отделения: для мальчиков и девочек, каждое на три очка. Выгребная яма уборной была выложена камнем, цементирована И объём ее был исчислен с расчетом на всего лишь одну очистку по окончании сезона. Вторая небольшая уборная помещалась за базисным домом. Во избежание пыли при выметании палаток последние были снабжены лейками для предварительного увлажнения пола. Корзины, стоявшие при входе в каждую палатку, служили для сбора мусора, откуда последний поступал в специальный закрытый мусорный ящик, стоявший в стороне от лагерного расположения и еженедельно вывозившийса. Этот же ящик предназначался и для сухих кухонных отбросов. Для постоянного снабжения холодной кипяченой водой было приобретено пять дубовых бачков, вместимостью на ведро каждый; четыре из них были поставлены в палатках, а один около столовой. Здесь уместно будет коснуться также вопроса о носильном белье, которое было изготовлено из сурового льняного полотна, дающего приятное ощущение холода, в количестве 3-х пар на пионера, с расчетом смены его не реже одного раза в неделю.


V

Суточный пищевой паек качественно и количественно намечалса в следующем составе:

Хлеба белого - 800 гр
Мяса или рыбы - З00
Масла сливочного - 60
Сахара - 60
Картофеля - 400
Свеж. овощей - 200
Яиц - 2 шт.
Гарнира или закуски - 100 гр.
Молока - 660 к. с.
Подболточной муки - 20 гр.
Фруктов свеж. - 200
кофе и какао - 4
Чая - 1,5
Соли - 12,0
Пряностей по надобности

Калорийность суточного пайка достигла, таким образом, до 4.000 калорий.

Приведенный суточный паек предполагалось выдавать в пять приемов, а именно: за 1-м завтраком (молоко, кофе или какао, хлеб, масло. яйца, колбаса или сыр); за вторым завтраком (одно молочное блюдо или яичница, или сосиски с картофельным пюре и т. п.), за обедом (из 3-х блюд), за вечерним чаем (с домашним или фабричным печеньем) и, наконец, за ужином (одно мясное блюдо, молоко, кое или какао). Расписание блюд было тоже заранее подготовлено, при чем, составляя его, мы старались по возможности избежать однообразия.

Пример суточного меню:

1-й завтрак: кофе, хлеб, 25 гр. масла, 1 яйцо и 50 гр. сыра.
2-й завтрак: молочная рисовая каша с изюмом.
Обед:
1) борщ украинский,
2) жареная телятина с картофелем и свежими огурцами,
3) пирожное с кремом.
Вечерний чай с домашними булочками.
Ужин: голубцы, молоко.


VI

Оборудовав лагерь, мы приступили к выработке в общих чертах распорядка дня, к подбору персонала, совместно с которым наметили разработку плана всей работы.

Нижеприводимый распорядок дня был всесторонне обсужден, согласован и принят к проведени. в следующем виде:

7-7.30 - утреннее измерение температуры
7.30 - подъём флага
7.30 - 8.10 - утренний туалет, уборка постелей
8.10 - 8.30 - утреннее занятие физической культурой
8.30 - 9.00 - 1-й завтрак
9.30 - 10.00 - уборка палаток
9.30 - 11.00 - осмотр врачом, лечебные процедуры
11.00 - 11.25 - 2-й завтрак
11.25 - 13.00 - продолжение осмотра врачом и лечебных процедур, прогулка
13.00 - 13.30 - приготовление к обеду (мытье рук)
13.30 - 14.30 - обед
14.30 - 16.00 - обязательный отдых (мертвый час)
16.00 - 16.30 - вечерний чай
16.30 - 18.30 - экскурсии, игры, занятия в клубе, библиотеке и т. п.
18.30 - 19.00 - вечернее измерение температуры
19.00 - 19.30 - ужин
19.30 - 20.30 - пионеры предоставлены себе: беседы у коетра, пение, игры
20.30 - спуск флага
20.30 - 21.30 - вечерний туалет
21.30 - сон

Уже при выработке распорядка дня стало ясно, как многогранна будет намечавшаяся к проведению в лагере работа. Главное место в намечавшемся плане было отведено, конечно, оздоровительной работе, с задачами которой должны были быть согласованы все остальные части работы. Поэтому вполне естественно, что большая часть дня отдавалась первой, а вторым отводилось сравнительно немного времени. В программу оздоровительной работы входили: повторные и подробные обследования пионеров, широкое применение природных методов лечения, строгое выполнение режима, внедрение гигиенических навыков, занятия физической культурой, медикаментозное и другое лечение заболеваний, санитарно-просветительная работа, и, наконец, учет всей проделанной работы.

Второй важной задачей было - сохранить непрерывность структуры и задач пионерской организации, что можно было достичь лишь отчетливой и систематической общественно-воспитательной работой.

План последней работы был намечен лишь в самых общих положениях и его разработка и конкретизация были отложены до прибытия вожатых-комсомольцев с первой группой пионеров.

Иначе обстояло дело с планом образовательной работы, который был заранее намечен и довольно детально разработан. Сравнительно короткий срок пребывания в лагере каждой группы пионеров не давал, конечно, возможности широко развернуть эту работу. Поэтому был намечен план-минимум в той отрасли знаний, которая смогла бы, — в условиях Артека, — наиболее заинтересовать пионеров и материал для которой черпался бы из окружающей их природы и обстановки. Таким образом был выработан план по изучению истории, природы, населения и производства Крыма, гл. обр. его южного берега. Методы изучения намечались лекционный и экскурсионный, с последующими трудовыми процессами, т. е. проработкой собранных материалов, зарисовыванием по памяти или с натуры отдельных мест, растений и т. п.

Вот три главные линии намечавшейся работы, которые предстояло провести на практике.

Соответственно характеру намеченной работы был подобран персонал, который состоял из врача, возглавлявшего лагерь и руководившего правильным проведением всех намеченных планов, в частности, оздоровительной работой, и врача-ординатора, который должен был непосредственио проводить всю работу по оздоровлению, отмечать ее результаты, проводить лечебные процедуры и весь режим дня и, наконец, вести санитарный надзор за лагерем. Ближайшей его помощницей, в частности по работе в аптеке, являлась медицинская сестра. Для технического проведения оздоровительной, воспитательной и педагогической работы были приглашены два студента-медика; из них один окончил Институт Физической Культуры и ему поэтому было поручено ведение ежедневных занятий физической культурой и руководство играми. Кроме того были приглашены два студента-педолога. Сверх штатного персонала должны были принять участие в общей работе и четыре ожидавшихся с отрядами комсомольца-вожатых, из которых один должен был оставаться все время в лагере для преемственности работы, а трое остальных меняться периодически вместе со сменой пионерских отрядов.

Учитывая главную цель лагеря, решено было по возможности разгрузить ребят от всякой ответственной физической работы, что связано было с увеличением технического персонала лагеря. Хранением, выдачей и учетом продуктов, материалов, белья и инвентаря ведала экономка; на кухне было занято 4 человека; в столовой, буфете и по уборке базисного домика - 3 человека; 2 человека накачивали воду, подносили ее к умывальникам, кололи дрова и наблюдали за чистотой усадьбы и 1 человек нес обязанности ночного сторожа.

Таким образом постоянный штат лагеря достиг 18 человек. Работа по счетоводству, а также стирка белья выполнялись поденно приглашаемыми работниками.

Подготовившись таким образом к выполнению намеченных задач, мы с нетерпением ожидали прибытия первого отряда пионеров из Москвы. Уже заранее было известно, что за весь четырехмесячный сезон через лагерь пройдет четыре группы пионеров Москвы, Самарской губернии, Иваново-Вознесенска и Ленинграда. Каждая группа будет состоять из 70 человек пионеров различных отрядов указанных городов и губерний и каждой группе будет придано по десяти пионеров различных городов и селений Крыма.

Срок пребывания каждой группы намечался месячный.

     
Открытие лагеря

Отбор детей должен был быть произведен по специально выработанным медицинским показаниям. Такими показаниями были: туберкулезная, неактивная или слабоактивная интоксикация без определенной локализации, реконвалесценция, функциональные заболевания нервной системы, переутомление и нерезко выраженные формы малокровия. Наличие заразительных болезней, как, напр., трахомы, стригущего лишая, чесотки и т. д., являлось абсолютным противопоказанием, точно также, как и моральная и резко выраженная физическая дефективность.

Возраст не должен был превышать 15-ти лет, причем из общего числа 80 детей предполагалось посылать по 20 человек в каждой группе.

16 июня при торжественной обстановке, в присутствии представителей местных и центральных партийных и советских организаций и прибывших к тому времени десяти пионеров Крыма, состоялось открытие готового к приему пионеров лагеря.


VII

На второй день после открытия уже к вечеру прибыл отряд московских пионеров в сопровождении трех вожатых-комсомольцев и одной вожатой-комсомолки. Сейчас же по прибытии пионеры получили ванны, поужинали и легли спать. Утро следующего дня было проведено уже согласно режима, с которым, а также и с задачами лагеря, пионеры были подробно ознакомлены в беседе, проведенной после первого завтрака.

Остальная часть дня была посвящена выбору вожатых звеньев, окончательному размещению по палаткам и отдыху после дороги.

Вечером было собрано совещание руководителей, в которое вошли весь врачебно-воспитательский персонал лагеря и прибывшие вожатые. На этом совещаний вожатые были ознакомлены с намеченным планом работЫ, при чем план был выправлен и детализирован на ближайшую календарную неделю. На совещании же были установлены сроки его созыва (один раз в неделю), предметы его работы (учет проделанной работы и план предстоящей на неделю), а также и регламент этих совещании. Намеченный недельный план работы на следующий день был проведен через совет звеньев, после чего был вывешен для общего сведения и руководства.

Отряд московских пионеров состоял из 41 мальч. и 29 дев., к первым присоединилось из крымской группы 6 чел., а ко вторым — 4 чел., таким образом мальчиков оказалось 47, а девочек 33.

Каждой группе отведено было по две палатки, а потому девочки разместились более свободно, нежели мальчики; размещения по звеньям не проводилось.

Возраст москвичей колебался в пределах 11—15 лет; среди крымчаков были два человека в возрасте 16—17 лет. По социальному положению все пионеры - дети рабочих крупнейших заводов Москвы.

Медицинское обследование началось с третьего дня по прибытии, производилось оно по звеньям и закончилось через 5 дней при одновременной работе двух врачей. Обследование установило, что отбор пионеров в лагерь, за исключением двух случаев, вполне соответствовал выработанным показаниям. Все дети оказались с общей туберкулезной интоксикацией различной силы, в большинстве случаев компенсированной и без резких местных изменений; объективные изменения наблюдались со стороны бронхиальных желез и легочных hilus’ов. Что касается общего состояния и питания, то у 65 чел. из 80 оно было отмечено, как плохое. То же самое наблюдалось и в отношении мышечной силы. Работа дыхательных мышц у большинства слабая и неправильная, в результате чего наблюдалась плохая вентиляция легких. Содержание красящего вещества крови по Talquist’у колебалось у большинства в пределах 55%—70%. Количество детей с плохим аппетитом, быстрой утомляемостью, головокружениями и головными болями было также очень велико.


Утренний туалет

     
Проведение режима, а также назначенных лечебных процедур, ограничение экскурсий, подвижных игр и т. п. сначала вызвали довольно сильное недовольство среди пионеров. Однако, путем повторных бесед и мягкой, но последовательной настойчивости удалось постепенно и незаметно втянуть пионеров в новые для них условия жизни настолько даже, что после двухнедельного пребывания в лагере многие из них скучали без процедур, случайно почему-нибудь не состоявшихся. Ту же последовательность пришлось наблюдать и в отношении качественного выполнения режима и оздоровительных процедур. Правда, в отрицательных случаях немалую роль играло не вполне достаточное на первых порах техническое оборудование процедур, которое позже было выправлено.

Режим дня проводился в том же виде, в каком он был намечен по предварительному плану: те же правильные чередования покоя с движением или с какими-либо образовательными занятиями, те же регулярные приемы пищи и применение различных лечебных процедур. Лечебные процедуры назначались для каждого пионера индивидуально, в зависимости от данных его обследования. Применялись следующие процедуры: воздушные ванны, солнечные ванны, морские обтирания, обливания и купания. Утренние и вечерние гигиенические процедуры, а также утренние занятия физической культурой были обязательны для всех.

Гигиенические и лечебные процедуры проходили под наблюдением и руководством среднего медицинского персонала, которому помогали также и вожатые, а занятияфизической культурой и игры - под руководством специалиста по физической культуре. «Урок» физической культуры носил характер зарядовыи и отчасти коррегирующий. Продолжительность «урока» не превышала 15 мин, и так как пионеры занимались однои группой, то некоторые более слабые ребята освобождались от тех или иных упражнении. Подход к лечебным процедурам, особенно к таким, как солнечные ванны, был постепенный. В течение первых дней пионеры лежали обнаженные в тени, принимая воздушные ванны, а лишь после этого приступали к солнцелечению, которое начиналось с ежедневной солнечной ванны всего тела в течение 4-х минут (по одной минуте на каждую сторону тела) и с ежедневными последующими прибавками по 2-4 минуты. Наибольшая продолжительность солнечной ванны не превышала 1 часа. После солнечной ванны обычно следовало обтирание, обливание или купанье, а затем часовой отдых в тени.

Воздушные ванны происходили в защищенном от ветра тенистом месте, солнечные же на морском пляже, причем голова защищалась от действия солнечных лучей широкополой шляпой. Во избежание чрезмерного действия тепловых лучей время солнечных ванн назначалось обычно между 9.25-11 час. утра. Купанье в море, - продолжительностью от 5 до 15 мин. - происходило обычно в те же часы, а в особо жаркие дни разрешалось, после обязательного отдыха, вторичное, но более короткое купанье.

По прошествии первых 10 дней пребывания в лагере большинстну пионеров разрешено было ходить обнаженними до пояса. Перегревание и кожные ожоги наблюдались всего лишь в 2-х случаях и были случайны. Санитарно-просветительная работа проведена была сравнительно небольшая и вся имела целью укрепить в пионерах сознание важности оздоровительных мероприятий и санаторного режима. Проведено было несколько бесед на темы: лечебные силы природы, физические силы человека, значение санаторного режима, личная гигиена человека. Беседы проходили очень живо и обычно заканчивались рядом вопросов.

По данным первоначального обследования пионеры разделялись на следующие группы по роду заболеваний:

Туберкулезно-интоксицированных - 80 чел.
Из них:
Без местных поражений - 10 чел.
С увеличением бронхиальных желез - 42
С начальными изменениями в легких - 28

Контрольные еженедельные наблюдения и, наконец, заключительное всестороннее обследование, результаты которых были сопоставлены с результатами первичного, дали для выписавшихся следующие цифры:

Выписалось:
Здоровыми - 1 чел.
С улучшением общего состояния и местных изменений - 72
С улучшением общего состояния и без улучшения местных изменений - 4
Без перемен - 3
Всего - 80 чел.

При выводе того или иного заключения принимались во внимание вес, мышечная сила, увеличение жизненной емкости легких, увеличение красящего вещества крови, усиление аппетита, улучшение самочувствия и, наконец, изменения данных объективного исследования.

     
В столовой

Не перечисляя подробно изменений по всем приведенным данным, остановимся лишь на наиболее важных, средние цифры которых и приводим:

Средняя прибавка веса - 1,5 кило.
Среднее увеличение % гемоглобина - 8%.
- жизненной емкости легких - 300.

Подобные положительные результаты получались и по другим данным обследования, что и позволило оздоровительную работу определить, как вполне удовлетворительно проведенную.

Здесь кстати будет упомянуть о благоприятном санитарном состоянии лагеря во время пребывания московской группы, что, без сомнения, тоже положительно отозвалось на всей оздоровительной работе. Инфекционных заболеваний не наблюдалось совсем, посещаемость амбулатории лагеря слагалась, главным образом, из случаев мелких травм и отдельных простых случаев расстройства пищеварения.

Намеченный план общественно-воспитательной работы удалось осуществить почти целиком и провести тоже удовлетворительно.

На первых порах, как уже было сказано, довольно большие трудности вызывали вопросы дисциплины, которая была не на высоте вследствие сборного состава отряда и малого знакомства вожатых с пионерами. Но постепенно, по мере того, как ребята втягивались в режим, случаи нарушения дисциплины становились все реже. Вопросы дисциплины разбирались обычно на собраниях звеньевых, которые происходили не чаще одного раза в неделю; кроме того, этим вопросам посвящались специальные беседы.

Общих собраний московского отряда было проведено три; на них происходили выборы вожатых звеньев, членов библиотечной комиссии, членов редакционной коллегии и обсуждались некоторые вопросы общелагерного значения.

Работа звеньевых оказалась довольно тяжелой. Уже но прошествии двух недель звеньевые начали жаловаться На усталость и действительно было замечено падение веса их тела. В виду таких явлений решено было через

две недели переизбрать вожатых и в дальнейшем держаться этого правила.

Работа в библиотеке и клубе, а также в редакционной коллегии протекала вполне нормально и плодотворно. Был составлен каталог всех книг и упорядочена выдача их. Редакционной коллегией была выпущена перед отъездом группы стенная газета. Кое-что было сделано ребятами и для украшения клуба и лагерной площадки. Кроме того еженедельно по пятницам происходили вечера самодеятельности, программа которых вырабатывалась заблаговременно.

Связь-смычка с местными пионерскими и другими организациями была проведена московским отрядом довольно живо. Дом отдыха ВЦИК в Суук-Су, детская санаторная колония РОКК в Ай-Даниле, пионеры Гурзуфа, а также соседний совхоз и сельско-хозяйственная коммуна являлись объектами смычки. Во время «смычек» происходило, согласованно с намеченными заданиями, детальное ознакомление пионеров с бытом местного населения, с работой местных пионерских отрядов, а также с жизнью соседних санаторных учреждений; иногда посещение отряда или учреждения сопровождалось музыкально-художественным выступлением коллектива пионеров, как это имело место, например, в Суук-Су.

Помимо этого, регулярно раз в неделю, проводились беседы на темы: Крым до революции, революционная борьба в Крыму, Крым после революции и т. п. Беседы протекали оживленно, а экскурсии по окрестностям их иллюстрировали.

В общем к концу пребывания московский отряд оказался крепко спаянным.

Отношения между собой мальчиков и девочек были ровны и вполне нормальны, за исключением одного случая с крымской пионеркой в возрасте 16 лет (?), которая проявила нездоровое кокетство и, согласно решения собрания руководителей и пионеров, была до срока выписана из лагеря.

Образовательная работа, программа которой была предварительно выработана в общей форме, а затем детализирована на собраниях руководителей, протекала систематично и обнимала, в частности, некоторые вопросы крымоведения. Наибольший интерес со стороны пионеров был проявлен к ознакомлению с историей Крыма, с его флорой, фауной, с происхождением моря и гор. Занятия по крымоведению велись экскурсионным методом, с последующей проработкой собранных материалов и заключительными беседами.

Вся работа проводилась силами постоянного персонала лагеря, но, за отсутствием среди последнего квалифицированного работника по естествознанию, она, однако, не всегда была на должной высоте. Время для проведения образовательной работы было очень невелико, - всего 2-3 часа в день, при чем работа эта обычно проводилась на прогулках и лишь два раза в неделю происходили специальные беседы по тому или иному вопросу. Один раз была совершена большая образовательная экскурсия в Никитский ботанический сад, прошедшая, правда, не особенно удачно, вследствие недостаточно умелого руководства местного специалиста-ботаника.

Бесед по вопросам крымоведения было проведено шесть на темы: краткая этнография южного берега Крыма, флора и фауна Крыма, флора Черного моря, образование гор, производство на южном берегу Крыма.

В связи с изучением вопросов производства в Крыму было совершено несколько экскурсий в соседний совхоз и трудвую коммуну, где пионерам были даны подробные объяенения.

Постановка образовательной работы оказалась правильной, и это видно из того, что московский отряд положил начало образованию в лагере небольшой минералогической и ботанической коллекции.

В начале была предположена более широкая программа образовательной работы, но на практике выяснилось, что даже минимальная нагрузка пионеров какой-бы то ни было работой отрицательно отзывается на состоянии их здоровья, и потому образовательная работа была сведена до указанных размеров.

Перед отъездом отряда был устроен торжественный прощальный вечер, на котором были освещены результаты проделанной работы.

Подводя итог полученным достижениям, необходимо сказать, что даже месячный срок пребывания пионеров в лагере вполне оправдал те задания, которые были поставлены. Личные впечатления пионеров от пребывания в лагере чрезвычайно положительны, о чем свидетельствует ряд и досего времени получающихся восторженных писем.

В дальнейшем мы увидим, как с устранением некоторых допущенных промахов в работе, а также с увеличением практического опыта персонала лагеря, жизнь его протекала более продуктивно и с меньшей непроизводительной затратой сил.


VIII

Самарский отряд прибыл в лагерь с опозданием на пять дней, что несколько неблагоприятно отразилось на готовых к отъезду москвичах, пребывавших в течение последних дней ожидания в приподнятом нервном настроении. Встреча самарцев с москвичами прошла весьма тепло, и чувствовалось, что пионеры, где бы они ни встречались, представляют организацию, спаянную общими задачами и проникнутую одним духом. Таким же т-варищески-теплым настроением был проникнут и отъезд москвичей, состоявшийся утром следующего дня.

Прибывшие самарские пионеры, одетые в однородную пионерскую форму, оказались более организованными, чем москвичи, это объяснялось их совместной жизнью в Самаре в течение некоторого времени и дорогой, продолжавшейся 6 дней.

Громадное большинство самарцев - дети крестьян из разных, очень глухих районов Самарской губернии. Привычка к деревенской жизни сказалась в первый же день, когда самарские пионеры встали утром с восходом солнца.


Солнечные ванны и морское купанье

     
Учитывая по опыту с москвичами все значение обязательного проведения распорядка дня с первых же дней пребывания пионеров в лагере, самарский отряд на другой же день был ознакомлен с режимом дня в особой беседе, посвященной также и разъяснению задач лагеря.

Для удовлетворения чувства любознательности к новой, доселе никогда невиданной местности, и во избежание неорганизованных отлучек из лагеря с этой целью, что имело место в первые дни в московском отряде, было решено в первые же два дня организовать прогулки в ближайших и наиболее интересных окрестностях лагеря. Эта мера дала хорошие результаты, и никаких нарушений дисциплины и распорядка дня в этом отношении потом не наблюдалось.

Вообще надо сказать, что крестьянские дети отличались от городских меньшей живостью, большей сосредоточенностью и серьезностью в проведении назначаемого им режима и лечения. Наличие большей спайки в самарском отряде, а также умелый подход к пионерам со стороны вожатых значительно облегчили работу на первых же порах.

На первом собрании руководителей были подробно разъяснены прибывшим с отрядом вожатым задачи лагеря, намечен был план совместной с ними работы и тут же был выработан календарный план работ для ближайшей недели.

Увлечение самарских вожатых общественной работой и экскурсиями с выдвижением их на первое место было отвергнуто на основании практического опыта с московским отрядом, и оздоровительной работе, как и ранее, было отведено главное место. Было решено, однако, если позволят обстоятельства, несколько усилить общественную работу и видоизменить работу образовательную, приглашая для ее проведения специальных лекторов. Точно также решено было регламентировать и более тщательно проводить учет работы в звеньевых и общелагерных дневниках. Вот все изменения, которые были намечены в программе работы с самарским отрядом.

В течение пяти первых дней было произведено подробное обследование пионеров (54 мальчика и 26 девоч.) в возрасте от 11 до 15 лет, которое показало, что подбор пионеров был сделан, по первому впечатлению, не совсем удачно, так как 51, т. е. 63%, оказались маляриками, из которых многие еще недавно перенесли ее приступы, а все остальные имели большие, плотные селезенки и соответствующие изменения крови. Говорить о неудачном подборе нужно было в виду фактов частой провокации прежних малярийных заболеваний на южном берегу Крыма под влиянием солнцелечения и морских купаний. Остальные 29 пионеров по роду заболеваний делились на больных туберкулезом бронхиальных желез - 13 чел., больных туберкулезом легких (начальные изменения) - 12 чел., и, наконец, больных полиаденией - 6 чел. Первое обстоятельное обследование показало, что большую часть пионеров необходимо по их физическому состоянию отнести к группе детей слабых, с малой сопротивляемостью и достаточно истощенных.

Эти обстоятельства заставили обратить особое внимание на точное проведение гигиенических навыков, лечебных процедур и режима дня.

Гигиенические навыки, работа по физической культуре, а также лечебные процедуры оставались теми же, что и для московского отряда, и производились в то же время дня. Были лишь улучшены технические условия производства процедур путем устройства специального навеса для воздушных ванн, а также для обязательного отдыха, так как в палатках, особенно при недостаточной вентиляции и без поднимания боковых полотнищ днем было довольно душно.

Режим дня и лечебные процедуры проводились вначале с некоторым побуждением и настойчивостью, но по мере привыкания и втягивания ребят в лагерную жизнь ни о каком побуждении не было уже речи. Привыкание детей к климату произошло довольно быстро; солнце не утомляло, перенагревания не наблюдалось, так что уже со второй недели пионеры свободно ходили обнаженными до пояса, приобретая постепенно достаточный загар.

Санитарно-просветительной работе было уделено много внимания и намеченная программа была выполнена полностью. Были проведены беседы на темы: значение физической культуры в деле оздоровления человека, значение санаторного режима и лечебных процедур, техника лечебных процедур, подача первой помощи в несчастных случаях. Беседы сопровождались демонстрациями на самих пионерах и проходили с большим оживлением. Санитарно-просветительная работа много способствовала сознательному отношению пионеров к оздоровительным мероприятиям и таким образом содействовала регулярной жизни лагеря.

В результате пребывания в лагере получены, на основании сопоставления данных первичного и повторных обследований пионеров, следующие данные при выписке:

Выписалось здоровыми - 6 чел.
С улучшением общего состояния и местных изменений - 61
С улучшением общего состояния и без местных изменений - 11
Без перемен - 2
Всего - 80 чел.

Средняя прибыль веса выразилась в цифре 1,8 кило. Хорошие результаты получались также и в цифрах увеличения мышечной силы, жизненной емкости легких и увеличения красящего вещества крови. Последние цифры при поступлении были недостаточны и колебались в пределах 55%—60%. Аппетит и общее самочувствие почти у всех пионеров отмечены при выписке, как очень хорошие. Данные ежедневных измерений температуры давали нормальные колебания.

Малярики, которых было так много и со стороны которых ожидались случаи обострения, дали последнее всего лишь в 6 случаях.

Никаких инфекций, а также несчастных случаев за время пребывания самарского отряда не было.

Воспитательная и общественная работы проводились под непосредственным руководством и при ближайшем участии вожатых-комсомольцев. Так же, как и в московском отряде, были организованы библиотечная комиссия, редакционная коллегия и периодически сменяемые комиссии по проведению еженедельных вечеров самодеятельности.

Вожатые звеньев через две недели были переизбраны на общем собрании.

Общих собраний за время пребывания самарцев состоялось всего два. Помимо выборов вожатых на этих собраниях обсуждались вопросы дисциплины и кроме того ряд вопросов о больших экскурсиях-смычках.

Собраний звеньевых состоялось четыре; предметом их занятий являлось обсуждение заданий, намеченных для экскурсий, зачитывание звеньевых дневников и разбор проступков, совершенных некоторыми пионерами. Через собрания звеньевых проходили также и календарные планы работы, намечаемые совещанием руководителей, и на них предлагались и утверждались планы трудовых процессов.

По общественно-пионерской линии были проделаны несколько экскурсий: в дом отдыха ВЦИК в Суук-Су, в детский санаторий РОКК в Ай-Даниле для смычки с находящимися там на излечении детьми, представители которых в свою очередь через неделю посетили лагерь, в Гурзуфскую военно-курортную станцию и, наконец, в Крестьянскую санаторию в Ливадии, где был произведен осмотр всех зданий и проведена смычка с лечащимися крестьянами.

Длинные экскурсии, каковыми мы считали экскурсии свыше шести верст в оба конца, совершались частично пешком, частично на моторной лодке. После двух больших экскурсий были произведены контрольные обследования веса и общего состояния пионеров, в целях учета физической нагрузки и для более правильной постановки дальнейшей оздоровительной работы.

Экскурсии несомненно оставили у пионеров глубокий след, тем более, что перед каждой экскурсией проводилась беседа на соответствующую тему. Таких бесед было проведено пять: Крым до революции, Крым после Октябрьской революции, Крым, как всесоюзная здравница, задачи и работа Красного Креста вообще и в частности в Крыму, падение самодержавия. Беседы проходили оживленно и проводились, как постоянным персоналом лагеря, так и вожатыми.

Трудовая работа, проделанная самарским отрядом обнимала собою ряд ежедневных работ по самообслуживанию в указанных выше ограниченных пределах и две-три коллективные работы по украшению лагеря, клуба, столовой п сцены.

Редакционной коллегией были выпущены две чрезвычайно интересные стенные газеты; первая была посвящена дороге в Крым, а вторая жизни в лагере.

Библиотечная комиссия занималась пополнением каталога вновь полученными книгами, регулярной выдачей книг и ремонтом потрепанных; ею же была проведена кампания по вовлечению ребят в чтение.

Нужно упомянуть о вечерних беседах у костра на различные темы; такие беседы проводились не менее трех раз в неделю и пользовались у пионеров большим успехом.

Образовательная работа согласно намеченным изменениям в общем плане была проведена частично силами постоянного персонала лагеря, а частично - приглашенными лекторами-специалистами. Окружающие лагерь парк и лес дали много поучительного материала для знакомства с южнобережной и субтропической флорой, точно также много ценного в минералогическом, геолегическом и археологическом отношениях было собрано на прилегающем к лагерю Аю-Даге и у его подножья.

Программа крымоведения была сохранена приблизительно в тех же рамках, какие были разработаны для московского отряда, и проводилась тем же методом. Разработка того или иного вопроса по крымоведению происходила обычно на воздухе, во время прогулки, экскурсии, а иногда даже и во время некоторых процедур, напр., воздушного лежания. Почти каждая прогулка сопровождалась каким-либо образовательным заданием. Собранный во время прогулки материал систематизироваля после специальной беседы, подробно освещавшей прорабатываемыи вопрос.

Особое увлечение со стороны пионеров наблюдалось в отношении изучения флоры и минерологии Крыма, и потому почти каждым пионером был увезен в свой отряд небольшой гербарий и минералогическая коллекция. Одновременно с этим пионерами были пополнены коллекции растений и минералов в лагере и более тщательно систематизированы под руководством специалиста.

     
На прогулке

Специальные беседы были проведены на следующие темы: горы Крыма, Черное море, флора Крыма, табаководство, виноградарство и плодоводство на южном берегу Крыма.

Экскурсии, совершаемые в связи с образовательной работой, помимо прямого их интереса, особенно увлекали детей открывавшимися по пути невиданными картинами крымской природы, которые многими из пионеров зарисовывались немедленно с натуры или позже по памяти.

Много таких рисунков было увезено пионерами с собой и нередко ими же украшалпсь письма к товарищам и родным. Заголовки и заставки стенных газет тоже свидетельствовали о том большом впечатлении, которое произвела на детей красота и величавость окружающей природы. Этот факт мы отмечаем потому, что считаем его далеко не безразличным в деле санаторно-курортного лечения детей.

Заканчивая обзор работы, проделанной с самарскпм отрядом, нужно признать, что она в качественном отношении была несколько выше работы С отрядом московским потому, что план работы был более детально разработан вообще, а затем при проведении его па практике были устранены прежние ошибки.

На прощальном торжественном вечере самарского отряда все эти достижения были освещены, как со стороны руководящего персонала, так и со стороны самих пионеров.

Отъезд самарского отряда произошел до приезд следующего отряда. С большой нескрываемой грустью расставались пионеры с лагерем, обещая выполнять все те заветы оздоровления, с которыми они практпчески познакомились во время лагерной жизни. Получаемые нами многочисленные письма из глухих деревень Самарской губ. свидетельствуют о том громадном и неизгладимом впечатлении, которое оставил в памяти пионеров лагерь.


IX

Одни только сутки провел лагерь без пионеров, но уже и этот короткий свободный промежуток оказался достаточным для генеральной уборки лагеря.

Иваново-Вознесенские пионеры прибыли на другой день вечером и благодаря отсутствию перегруженности лагеря двойным комплектом пионеров, прием и распределение их закончились в течение одного часа. Прибывшие пионеры основательно вымылись, поужинали и легли спать с тем, чтобы уже на следующее утро начать жить «по расписанию». На другой день после первого завтрака, к которому, как и к другим приемам пищи пионеры обычно ходили строем, состоялось общее собрание пионеров. на собрании были выбраны вожатые звеньев (их в отряде было семь) и была проведена обычная подробная беседа о значении и задачах лагеря, распорядке его дня. После беседы почти все время до обеда было затрачено на ванны, а после обязательного отдыха была совершена небольшая прогулка по ближайшим окрестностям для озцакомления с нами.

С утра следующего дня началось подробное обследование физического состояния пионеров. На обследовательную работу всех 80 пионеров два врача затратили по 20 часов каждый. Обследование происходило с утра до обеда, причем пионеры приходили на осмотр по очередным звеньям. Пионеры незанятых осмотром звеньев в это время начинали курс воздушного лежания. Через 5 дней осмотр был закончен; каждый осмотренный получил индивидуальное назначение в отношении лечебных процедур, и жизнь лагеря потекла регулярно, в строгом соответствии с намеченным планом.

Общий план был проработан и расположен по календарю на состоявшемся на второй день по прибытии отряда собрании руководителей. Ничего нового по содержанию плана по сравнению с прежним внесено не было, так как проделанная с предыдущими отрядами работа была признана вполне целесообразной и отвечающей главной цели лагеря - оздоровлению. Сделано было лишь несколько перестановок отдельных бесед и экскурсий.

Физическое обследование прибывших пионеров показало, что врачебная комиссия на местах вполне согласовала свой отбор с выработанными для лагеря показаниями и вместе с тем установило, что почти все иваново-Вознесенские ребята отличаются сравнительно малым ростом и некоторой физической отсталостью.

В отряде было мальчиков б и девочек 24, в возрасте от 11-15 лет. Много было истощенных, вялых, с плохим аппетитом и быстро утомляющихся. Средние цифры динамометрии, процентного содержания гемоглобина и жизненной емкости легких оказались очень невысоки. По роду основных заболеваний вся группа делится следующим образом:

Больных общей туберкулезной интоксикацией - 38 чел.
Туберкулезом бронхиальных желез - 5
Больных туберкулезом легочной паренкимы - 9
Полиаденией - 31
Прочими белевнями - 4
Всего - 80 чел.

В рубрику больных прочими болезнями вошли малокровные и нервные дети. В виду такого состояния детей подход к лечебным процедурам естественно должен был быть очень осторожным и индивидуальным. К активным процедурам, как, напр., солнечные ванны и морское купанье, большинство детей приступило лишь со второй недели, после предварительной подготовки их в течение первой недели воздушными процедурами и обтираниями. Продолжительность солнечных ван не превышала часа, купанья - 15 мин., а воздушные ванны принималась по 2-3 часа. Полуторачасовой отдых после обеда был обязателен, как обязательны были утренние и вечерние гигиенические процедуры и утренний урок физической культуры. Иваново-Вознесенский отряд довольно быстро освоился с режимом и аккуратно выполнял все назначения, благодаря чему довольно быстро у большинства ребят начал повышаться аппетит, улучшаться самочувствие и проявляться нормальная живость и бодрость. Регулярные приемы пищи, разнообразной, достаточной и не вызывающей никаких нареканий со стороны пионеров, уже в конце первой недели дали сравнительно значительную прибавку веса почти у всех детей. Последнему обстоятельству способствовали также наступившее понижение дневной температуры воздуха - стало не так жарко, а также появление винограда, который выдавался сверх обычного суточного пайка по 1 фунту в день на пионера.

На второй неделе пребывания почти все пионеры ходили обнаженными до пояса и пользовались морскими купаньями до двух раз в день.

Оздоровление и укрепление иваново-вознесенского отряда шло чрезвычайно удачно и без перебоев, так что при сводке полученных при последнем обследовании данных получились следующие очень утешительные результаты:

Здоровых - 2 чел.
С улучшением общего состояния и местных изменений - 71
С улучшением общего состояния и без местных изменений - 6
Без перемен - 1

Средняя прибыль веса дошла до 2,4 кило, при чем были отдельные пионеры, которые прибавили за месяц до 4-6 кило. Такие же благоприятные результаты получились и в отношении увеличения мышечной силы, емкости легких и красящего вещества крови.

Занятия физической культурой по утрам проходили всегда без перебоев и очень дружно под наблюдением врача-специалиста, который руководил также и играми. Из игр наибольший успех имел ханд-болл и различные игры с малым мячем.

Санитарно-просветительной работе была посвящены три беседы, кроме обычной беседы о значении санаторного режима, на темы: жизненные силы человека и лечебные силы природы и в частности Крыма; туберкулез, как социальная болезнь и связь его с фабричной промышленностью. Беседа о природных лечебных силах Крыма была проведена замнаркомздрава тов. Соловьевым; беседа была выслушана с большим вниманием и закончилась массою вопросов на тему оздоровления и укрепления организма вообще. Беседа о туберкулезе сопровождалась демонстрацией диапозитивов и тоже заинтересовала пионеров. Для практического закрепления проведенных бесед были совершены три экскурсии: в детскую санаторию РОКК в Ай-Даниле, в Гурзуфскую военно-курортную станцию и в Крестьянскую санаторию в Ливадии. Последняя экскурсия была очень ценна и интересна также и в воспитательно-политическом отношении.

Воспитательная и общественно-политическая работа с иваново-вознесенским отрядом протекала в чрезвычайно благоприятных условиях благодаря проживанию в лагере замнаркомздрава т. Соловьева и частым посещениям лагеря т. Кларой Цеткин, которые, живо интересуясь лагерной жизнью, своими беседами способствовали спайке и повышению сознательности пионеров и тем самым сильно облегчили работу педагогического персонала лагеря и вожатых.

В первые дни жизни отряда в лагере было собрано общее собрание, на котором были выбраны вожатые, звеньев, библиотечная комиссия и редакционная коллегия. Второе и последнее общее собрание состоялось через две недели и предметом его занятий были перевыборы звеньевых и вопросы, связанные с экскурсиями и учетом работы в дневниках.

Собраний звеньевых состоялось четыре; на них обсуждались выработанные совещанием руководителей недельные планы работы, намечалась некоторые коллективные работы по украшению лагеря, разбирались нарушения дисциплины отдельными пионерами и выбирались комиссии по проведению еженедельных вечеров самодеятельности.


Собрание звеньевых

     
В плане, намеченном совещанием руководителей и собраниями звеньевых, воспитательно-политической работы была проведена кампания международной детской недели, в связи с которой состоялась беседа на тему: Наши братья на западе и Востоке. Кроме того проведены были еще три беседы на темы: мы и наша работа, как мы выполняем заветы Ильича и Крым, как всесоюзная здравница. В связи с беседами были совершены экскурсии в дом отдыха ВЦИК в Суук-Су, в дер. Кизильташ для смычки с татарским деревенским отрядом пионеров и соседнюю сельскохозяйственную коммуну.

Вечера самодеятельности, как всегда, происходили один раз в неделю; программа их заранее намечалась и вырабатывалась специальной комиссией. Обычно эти вечера привлекали рабочих, крестьян и больных из окрестностей.

Четвертый, прощальный вечер самодеятельности носил торжественный характер, так как на нем выступили с речами т.т. Соловьев и Клара Цеткин, которым отвечали и которых приветствовали представители комсомола и пионеров лагеря.

Работа библиотечной комиссии была вполне удовлетворительна: учет и хранение книг были правильные, а выдача их регулярна.

Редакционной коллегией была выпущена одна, но очень обширная стенная газета, с прекрасно исполненными рисунками, с рядом лозунгов, касающихся, гл. обр. оздоровления пионеров.

Что касается трудовых процессов, то помимо ежедневной уборки постелей п палаток было произведено еще две генеральные уборка Всей площадки около палаток; затем ежедневно очередные дежурные по столовой разносили пищу по палаткам своим больным товарищам. Немало труда было затрачено также на изготовление гербариев, ящиков для минералогических и других коллекций, которые предназначались для подарков различным пионерским отрядам Иваиово-Вознесенска. В общем воспитательная и общественная работа были выполнены целиком в объеме намеченного совещанием руководителей, плана.

План образовательной работы оставался тем же, что и раньше, и проводился, как силами постоянного персонала лагеря, так частично и при помощи приглашенных для этой цели специалистов по тому или иному вопросу крымоведения. Методы проведения работы тоже не были изменены. Таким образом совершались прогулки, экскурсии с определенными заданиями, происходили беседы и, наконец, собранный материал прорабатывался и систематизировался. Прогулки, совершаемые почти ежедневно в соседний парк, давали массу ценного ботанического материала, который, после проведенных двух бесед на тему: дикая и субтропическая флора Крыма, был разработан. Часть этого материала пошла на расширение зародившегося уже при московском отряде лагерного музея, а весь остальной материал был увезен пионерами в Иваново-Вознесенск.

Экскурсия вдоль подошвы Аю-Дага под руководством специалиста дала много интересного минералогического материала. Проведены были две беседы-лекции на темы: горы южного берега Крыма и Черное море. Беседы сопровождались демонстрациями карт, рисунков и отдельных экземпляров различных минералов и окаменелостей и заканчивались обычно целым градом вопросов, которые задавались лектору, а также предъявлением растений, камней и пр. для определения. Очень интересно было наблюдать, как пионеры, в результате ознакомления, хотя и в общих чертах, с флорой Крыма и его геологическими особенностями, выбрасывали собранные ими на первых порах образчики растений и камней и заменяли их другими более ценными и типичными для Крыма. Всё это указывает на то, что намеченная программа образовательной работы вполне отвечала запросам пионеров, а методы проведения ее являлись наиболее прмемлемыми и целесообразными в санаторной обстановке лагеря.

Заканчивая обзор проделанной работы с иваново-вознесенским отрядом, приходится добавить еще о его санитарном состоянии, которое, за исключением нескольких случаев простого растройства пищеварения, было вполне благоприятно. Посещение амбулатории лагеря происходило почти исключительно за счет мелких поверхностных травм; больших пораненпй и несчастных случаев не наблюдалось.

Отъезд из лагеря иваново-вознесенцев состоялся 21 сентября, за день до приезда последнего ленинградского отряда, и, несмотря на выдержку ребят, сопровождался искренним огорчением и даже слезами.

Переписка с иваново-вознесенцами продолжается до сего времена


X

22 сентября в солнечный, ясный день прибыла группа ленинградских пионеров в числе 70 чел. при трех вожатых и одном враче. В этот же день приехали и 10 пионеров Крыма. Лагерь был готов к приему: полы в палатках были вымыты, на койках постелено частое белье и ванны затоплены. В течение первого и первой половины второго дня все ребята прошли через ванну, отдохнула после путешествия, окончательно разместились по палаткам и выбрали вожатых звеньев.

На второй день была проведена беседа, ознакомившая пионеров с лагерным режимом и с главной задачей лагеря, а к вечеру была совершена прогулка в окружающие лагерь парк и лес. Распорядок дня начал проводиться полностью с третьего дня и тогда же было приступлено к медицинскому обследованию пионеров по звеньям.

Обследование было закончено в течение четырех дней при одновременной работе двух врачей.

Подбор в Ленинграде был сделан неудачно в возрастном отношении и среди прибывших оказалось 25% комсомольцев в возрасте 15-17 лет.

Вся группа состояла из 54 мальчиков и 26 девочек, по своему физическому состоянию в огромном большинстве слабых, истощенных, с плохим аппетитом, повышенной нервностью и быстрой утомляемостью, что подтвердили и данные веса, дииамометрии, жизненной емкости легких и % содержания гемоглобина. По роду основных болезненных состояний ленинградский отряд делился следующим образом:

Туберкулезная интоксикация - 13 чел.
Туберкулез броикиальных желез - 10
наружных желез - 4
легочной ткани - 19
Микрополиадения - 20
Прочие болезни - 14
Всего - 80чел.

Все туберкулезные случаи - не активные и в большинстве случаев компенсированные. В рубрику прочих болезней вошли нервно-больные, переутомленные и реконвалесценты.

Наступившее снижение температуры воздуха и воды, а также довольно частая пасмурная и дождливая погода естественно сократили ряд лечебных процедур, доведя некоторые из них, напр. купанье в море до минимума и, т. обр., центр тяжести всей оздоровительной работы был перенесен на строгое выполнение распорядка дня и усиленное питание при возможно длительном пребывании на воздухе. Гигиенические процедуры и занятия физической культурой по утрам мы старались по возможности проводить без перебоев и аккуратно. Солнечных дней было всего лишь 15, и они все были использованы для солнечных ванн, средняя продолжительность которых равнялась одному часу, купанье в море продолжалось не более семи дней, так как температура воды резко упала и море было неспокойно. Часы, не использованные для процедур, были уделены прогулкам, которых ленинградскими пионерами было совершено значительно больше, чем предыдущими отрядами. Качественное выполнение режима и процедур протекало в ленинградском отряде относительно слабее, вследствие, как уже сказано, объективных причин, а также гораздо меньшей дисциплинированности всего отряда и некоторых трений между вожатыми и постоянным штатом лагеря. На второй неделе, когда установлена была полная ясность в вопросе о задачах лагеря между руководителями, и когда на общем собрании всем коллективом пионеров были осуждены «бузотеры», работа пошла нормальным ходом и результаты ее, в конце-концов, оказались положительными.

Последнее обследование показало, что из 80 детей уехало из лагеря:

С улучшением общего состонния и местных изменений - 62 чел.
и без улучшения местных изменений - 11
Без перемен - 7
Всего - 80 чел.

Средняя прибавка веса была до 1,5 кило, причем самые большие прибавки дали девочки. Контрольные данные динамометрии, жизненной емкости легких, количества гемоглобина и т. п. оказались выше отмеченных при первоначальном обследования и, наряду с этим у большинства пионеров отмечено значительное улучшение аппетита и общего самочувствия.

Помимо непостоянной погоды большое влияиие на ход оздоровительной кампании имела гриппозная инсфекция, наблюдавшаяся у 26 человек.

Работа санитарно-просветительного характера выразилась в проведении бесед на темы: значение санаторного лагеря и лечебные силы природы, личная гигиена и значение производственных вредностей. Добавочная беседа о задачах и работе Красного Креста была проведена на экскурсии в детскую санаторию РОКК в Ай-Даниле и при ответном посещении лагеря больными пионерами этой санатории. Все беседы были проведены врачом лагеря.

Непосредственное наблюдение за лечебными процедурами лежало на обязанности медицинского и педагогического персонала лагеря и отчасти на вожатых.

На периодических совещаниях руководителей, которых состоялось четыре, был выработан сначала общий план всей работы, а затем он был распределен по неделям. Общественно-воспитательная и образовательная часть работы была строго согласована с оздоровлением. Непостоянство погоды иногда срывало план этих работ и не давало возможности провести ее так полно, как это намечалось. Порядочные трудности в воспитательно-общественной работе создал неудовлетворительный возрастный подбор детей, из которых 25% имели совершенно иные запросы, по сравнению с остальными, и для них пришлось выработать даже особый дополнительный план.

Организационная работа по отряду проведена была на трех общих собраниях пионеров и на четырех собраниях звеньевых. На общих собраниях были выбраны вожатые-звеньевые, библиотечная комиссия, редакционная коллегия, был обсужден ряд вопросов, касавшихся дисциплины в отряде, и намечены некоторые трудовые процессы и крупные экскурсии общественного и образовательного характера. Срок полномочий звеньевых остался двухнедельный, чтобы избегнуть наблюдавшейся раньше перегрузки. Установлены были также очередные дежурства по звеньям, как по всему лагерю, так и по столовой. На обязанности дежурных лежала разноска пищи больным в палатки и дневная повторная уборка последних.

Две генеральные уборки лагеря были произведены всем коллективом.

Еженедельно по пятницам особо избранной комиссией из пионеров, под руководством одного из педагогов или вожатых устраивались вечера самодеятельности. Таких вечеров было организовано три обычных и один торжественный - прощальный, на котором был сделан доклад о проделанной работе, произнесены приветствия от соседних пионерских и других организаций и разыграна пьеса из жизни пионеров «Живой кинематограф».

По вопросам общественно-политическим были проведены две беседы: о революционном завоевании Крыма и о Крыме, как союзной здравнице. Экскурсия в дом отдыха ВЦИК в Суук-Су сопровождалась посещением отдыхавшей там т. Клары Цеткин и поднесением ей пионерского галстука с приветствием одного пионера, на которое т. Клара Цеткин ответила речью о значении и ценности лагеря, не только в профилактически-лечебном, но и в общественно-политическом отношении. Эта речь, зате отпечатанная и подписанная т. К. Цеткин, была передана в музей лагеря. Вторая экскурсия в Крестьянскую санаторию в Ливадии прошла чрезвычайно удачно, так как в Ливадии пионеры встретили ленинградских крестьян и рабочих. Во время обычных прогулок пионеры посетили сельскохозяйственную коммуну, Военно-курортную станцшо в Гурзуфе и Гурзуфскую комсомольскую ячейку.

     
Редакционная коллегия стенной газеты

Редакционная коллегия выпустила одну большую и содержательную стенную газету.

Образовательную работу удалось провести полностью, согласно намеченному плану и вполне продуктивно. Главная часть намеченной работы была проведена во время пяти образовательных экскурсий, совершенных к мысу Аю-Даг, на его седло, в парк, в так называемую «Мертвую долину» около Гурзуфа и на виноделие в совхозе Гурзуф. Экскурсиями руководили специалисты-крымоведы. Они же провели затем ряд бесед, предметом которых были собранные на экскурсиях материалы. Наибольший интерес со стороны пионеров был проявлен к ознакомлению с флорой и фауной Крыма, как сухопутной, так и морской, а также к изучению геологических особенностей Крыма и в частности Аю-Дага. Количество гербариев, энтомологических и минералогических коллекций было необыкновенно велико, так что почти каждому пионеру удалось увезти по одной коллекции в Ленинград и, кроме того, пополнить лагерный музей недостающими экземплярами. Высушивание растений, а также изготовление ящиков для минералов выполнялись пионерами с большой охотой и увлечением. Вообще образовательная работа с ленинградским отрядом была наиболее углубленной и интересной по своим результатам.

Последняя неделя пребывания ленинградского отряда совпала с солнечными днями и теплой погодой, которые усилили грустное настроение пионеров при отъезде. Вечером 22 октября, последний раз за лето, был спущен лагерный флаг и на другой день ребята на автомобилях двинулись в Симферополь и дальше в Ленинград.


XI

Итоги проделанной в лагере со всеми четырьмя отрядами работы подтверждают, что организация лагеря была продумана целесообразно, а намеченный план работы вполне отвечал поставленным лагерю задачам.

За все четырехмесячное существование лагеря не было ни одного перебоя в работе. Работа, учитываемая руководящим органом, - совещанием руководителей, - все время исправлялась и совершенствовалась и методы ее после поверки закреплялись в практической деятельности. Пионерам предоставлалась полная возможность активного участия в разработке намечаемой программы, что в свою очередь повышало их интерес и к самой работе лагеря. Кажущаяся на первый взгляд связанность пионеров санаторным режимом нами уже была опровергнута рядом фактических данных, указывающих, наоборот, на быстрое привыкание ребят к режиму при умелом подходе к ним.

В настоящем очерке мы старались объективно осветить работу лагеря со всеми ее достоинствами и недостаткам.

Заканчивая очерк, мне, как практическому его работнику, хочется отметить полученное мною большое личное удовлетворение от проделанной работы и выразить уверенность в том, что это начинание получит широкое распространение на практике.


• НАВЕРХ