на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека 
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  


 





Аркадий Гайдар
КИНОСЦЕНАРИЙ "Военная тайна"


Большое артековское спасибо за помощь в подготовке текста к публикации: Юлии Малыгиной, Оксане Федотовой, Галине Кукушкиной, Анастасии Шеденко, Елизавете Коротковой, Дмитрию Короткову, Анне Коротковой, Жанне Леонидовой, Татьяне Кулагиной-Рассказовой, Грохову Михаилу



Советы автора режиссеру-постановщику.

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ

Больше всего я не хотел бы, чтобы переигрывали. Слащавость может испортить все.

Это особенно относиться к Натке и Альке.

АЛЬКА – правдивый, нервный, но сдержанный ребенок. Говорит он несколько медленно, причем всегда смотрит прямо в глаза. Задает ли он вопрос, отвечает ли – он всегда уверен, что так надо.

В нем нет самоуверенности Владика. Но он ребенок гордый, в хорошем, советском понимании этого слова.

ВЛАДИК - этот несколько заносчив, самоуверен, находчив, он привык командовать, что ему, однако, не всегда удается. Владик говорит с лёгким польским акцентом, главным образом не всегда на месте делая ударения.

БАРАНКИН – хороший крепыш. Работник. Изобретатель. Он не очень разговорчив, добродушен, любопытен.

ЭМКА – веселая попрыгунья, башкирка. Быстро ссорится и мирится. Когда она привяжется, от нее нелегко отстать. Она плохо говорит по-русски, но это ее нисколько не смущает.

Она твердо уверена в том, что Советская власть создана для того, чтобы всем ребятам, в том числе и ей, можно было побольше играть и повеселее баловаться.

ГАНИН СЕРГЕЙ – человек с орденом. На левом виске шрам. У него большая выдержка. С Алькой он держится, как с равным. Вообще у них с Алькой есть в характере черты сходные. Но улыбка у них разная.

НАТКА ШЕГАЛОВА - только что выросла.

Человек она умный. У неё есть чувство лёгкой иронии, и оно проявляется не только по отношению к другим (что встречается часто), но и к самой себе.

Она культурная советская девушка - такая, каких сейчас ещё не так уж много, но зато через три-четыре года будет уйма.

НИНА - угловатый подросток. Она сама ещё пионерка. Очень не прочь сама побегать и побаловаться, но, вспомнив о своём "начальственном" положении, принимает важный вид. Её любят, но слушаются не очень.


Остальные фигуры - эпизодические.


* * *

Утро. Вагон-ресторан. Почти пусто. Натка Шагалова смотрит в окно. Промелькнул огромный завод. Подали Натке чай. Дотронулась, - горячо. Смотрит в окно. Промелькнула тихая речка. Рыбак на лодке. Купающиеся ребятишки. Промелькнула опушка. Выстроились в ряд палатки красноармейского лагеря. Кружит самолёт — отделилась точка, и раскрылся купол парашюта. Натка нахмурилась и отвернулась от окна.

Из прохода появляется небольшой темноглазый мальчуган. Он возник как-то неожиданно. Чуть-Чуть задержал свой взгляд на Натке.

За ним форме военного инженера вошёл отец (Сергей Ганин). Сели у столика. Мальчуган показал пальцем на большое яблоко в стеклянной вазе. Отец молча кивнул головой. Мальчуган взял яблоко и положил рядом с тарелкой.

Вошёл газетчик.

Мальчуган говорит:

Папа, купи!

Подошёл газетчик. Человек в военной форме выбрал два журнала. Газетчик отошёл. Оба раскрыли журналы и перелистывают. Вдруг лицо человека в форме изменилось. И он как бы в страхе глянул на сына. Мальчуган этого не замечает. Но вот он отодвинул свой журнал, достал папиросу и говорит.

- Алька, я забыл спички.

- Где?

В купе на столике. А если нет, то в кармане пальто.

- То в кармане пальто, - повторил Алька и быстро соскользнул со стула.

Алька вышел. Отец его быстро читает. Он неспокоен.

КРУПНО: быстро сунул руку в карман, достал спички и закурил.

Удивлённо посмотрела на него Натка.

Показался Алька. Отец пьёт чай. Алька увидел дымящуюся папиросу.

- Ты уже прикурил? (Забирается на стул.) А журнал где?

- Я его, кажется, выронил в окно. Пей чай, Алька.

Высунулась Натка в окно. Поворот. Поезд изгибается дугой. Увидела Натка в соседнем вагоне высунувшуюся из окна всклокоченную голову Эмки и пригрозила ей пальцем. Голова скрылась.

Встают Алька и отец. Теперь Натка видит, что журнал, свёрнутый в трубочку, лежит за цветами.

Натка говорит: - Вы забыли журнал. Вот он!

Обрадовался и бросился к журналу Алька.

Крупно: вздрогнули губы, и укоризненно посмотрел человек на Натку.

Смутилась Натка, но ничего не поняла.


*

Купе. Алькин отец (Ганин), облокотившись на подушку, сидит молча. Алька смотрит в окно. Слушает песню, что передаёт через репродуктор радио, и искоса поглядывает на отца.

Ты в плену. Окончен бой.
Под тюремною стеной
Ходит мрачный часовой.
Стой! Стой! Стой!..

АЛЬКА. Папа! Почему, когда поют эту песню, ты всегда молчишь и глаза щуришь?

- Как почему? Солнце светит в глаза, вот и щурю.

- А когда луна?

- А когда луна, то от луны. Чудак ты, Алька!

А когда ни солнце, ни звёзды, ни луна? (Быстро разворачивает журнал и показывает отцу.) Я знаю сам. Вот почему.

КРУПНО: портрет смуглой молодой женщины. Густые, немного растрёпанные косы. Нерусские глаза. Подпись: Марица Маргулис. Болгарская коммунистка. Присуждённая к вечной каторге, она дважды бежала из крепости. Три года назад она была снова схвачена и после тяжёлой пытки убита.

АЛЬКА. Ты не хотел, чтобы я знал, как маму пытали. (Пауза.) Но я прочёл всё.

ГАНИН. И ты плакал?

АЛЬКА (взволнованно). Нет. Я уже давно отплакался. Я думал.

- О чём?

- Обо всём. О родных далёких странах. О Красной Армии. Погоди... Ты меня не трогай. Я же нисколько не плачу.

Быстро открывается дверь, и в купе влетает Эмка. Увидела, что попала не туда, но не очень смутилась и затараторила:

- Натка ушла. Владька хочет меня поколотить. (Увидела у Ганина на груди орден.)

Приоткрылась дверь. Просунулось сердитое лицо Владика.

Эмка скачет и торжествующе тычет пальцем в гимнастёрку с орденом.

- Ну что! Он храбрый, он заступится.

Голова Владика исчезла.

ГАНИН. За что же он хотел тебя поколотить?

- Я сказала, что он злюк. Он на всех сердитый и не хочет ехать в Крым.

- А куда он хочет?

Эмка со страхом показывает на кобуру с револьвером, что висит на стенке.

- На войну!

АЛЬКА (резко и даже обиженно.) Но войны ещё нет.

ЭМКА. Есть, в Испании. (Обернувшись к Ганину.) Спасибо. (Увидела портрет.) На мою маму похожа. (Показала рукой.) Глаза такие же. (Приоткрыла дверь.) Ушёл! (Кивает головой.) За косы дёргается... Испанец.

Вышла в коридор. Встретила Натку и кинулась к ней. О чём-то говорит. Вероятно, жалуется на Владика.

НАТКА. А кто эти люди?

ЭМКА. Это... это лётчик либо пулемётчик. (Владику.) Видал орден?

ВЛАДИК (пренебрежительно). Один-то! Я вырасту, у меня будет два. (Чертит пальцем на груди кружочки).

ЭМКА. О-ох ты! (Показывает на дверь купе). А у его сына три будет.

НАДПИСЬ. Всё хорошо.

Лагерь. Горы, Море. Гроздья винограда. Отягощённые фруктами деревья.

НАДПИСЬ. ...но одно плохо.

Пересохшее русло ручья. Из маленькой лужицы пьёт собака. Поникшие цветы. В подставленную под большой кран лейку слабой струйкой бежит вода. Рядом башкирка Эмка.

НАДПИСЬ. Пропала вода.

Вот Эмка заметила бабочку. Отошла от лейки. И, затаив дыхание, склоняется к траве. Из-за кустов вылезает Владик. Подкрадывается. Окатывает Эмку водой и убегает.

Эмка взвизгнула. Обернулась. Сдёрнула с ветки тяжёлое яблоко и со всего размаху запустила во Владика. Должно быть, попала, потому что улыбнулась.

Раздвинув ветки, укоризненно качая головой, смотрит на Эмку старик.

ЭМКА (насупившись). Ты кто?

- Я-то садовник. А вот ты кто? Баловница!

Эмка обиженно кивает в сторону убежавшего Владика и показывает на свою мокрую майку.

- Я не баловница. Это он баловнец. (Показывает на бассейн). Фонтан закрыли. Душ закрыли. Ручей... (Она запинается). Сам закрылся. Где же вода?

Садовник показывает палкой на горы.

- Скоро взорвут скалу, и побежит из озера воды много.

- А кто взорвёт? (Удивлённо). Ты?

- Моё дело - сады сажать, а на это свои люди.

- Смелые?

- Смелые. (Показывает на яблоню). А за яблоки... без спросу в другой раз крапивой по ногам буду.

ЭМКА (недоверчиво и даже презрительно). Ой ли? Это при Советской-то? (Что-то увидела. Бросилась бежать, крича) - Почтальон идёт... почтальон!..

Обед на открытой террасе. На столе всего вдоволь. Толстый мальчуган читает письмо.

КРУПНО. "Милый Котик! Здоров ли ты? Как твой аппетит? Не голодаешь ли?"

КРУПНО. Толстая самодовольная мордашка улыбается. Губы в сметане.

КРУПНО. Тарелки. Масло. Помидоры. Котлеты. Горка хлеба. Блюдце с кремом. Горка фруктов.

КРУПНО. Мальчуган смотрит на оставшуюся котлету, тяжело вздыхает и решает доесть.


Другой мальчуган. Письмо.

КРУПНО. "Хорошо ли ты себя ведёшь? Не много ли балуешь?"

Мальчуган хитро подмигивает.

Под обеденным столом множество босых ног. Одна нога тянется и толкает (напротив) в колено другую.

Над столом встревоженное лицо Эмки.

Опять под столом одна нога толкает другую.

Сверху лицо Эмки, ещё встревоженнее. Но лицо мальчугана, читавшего письмо, невозмутимо спокойно.

Вдруг Эмка быстро наклоняется и хватает чью-то ногу.

И теперь над столом видно, как испуганный мальчишка покачнулся и заорал.

Эмка хохочет.

Владик. Обед перед ним почти не тронут. На столе лежит телеграмма. Баранкин заглядывает в телеграмму.

ТЕКСТ. "Отдыхай веселее всё будет хорошо мама".

БАРАНКИН. Раз всё хорошо, то отчего же ты хмурый?

ВЛАДИК (говорит с горечью). Значит, не всё хорошо. Будет!.. А если не будет?

Барабанит пальцем по тарелке.

Проходящая подавальщица с удивлением останавливается.

- Тебе чего?

Владик. Ничего.

Натка смотрит на Владика и говорит своей помощнице:

- Его надо чем-нибудь занять. Он будет у нас звеньевым.

НИНА (испуганно). Ой, Натка, он, кажется, очень большой разбойник. Посмотри, вон тебя наша физкультурница ищет!

Идёт Натка к дверям. У дверей - в трусах и майке - стройная девушка.

КРУПНО. На майке, у неё значок парашютистки

Натка (показывает на значок, настороженно). Ты в Москве прыгнула?

ФИЗКУЛЬТУРНИЦА. Нет, здесь... (Показывая рукой.) Аэродром рядом... (Смотрит в записную книжку). Завтра утром я у тебя в отряде...

Лагерь спит. Берег, деревья. Под озарённым луной деревом стоит Натка. Вдалеке портовые огни. Видны иллюминаторы и прожектор большого парохода.

Вот скользнул прожектор вдоль берега. И вдруг Натка видит, что на перилах верхом в одних трусах сидит Владик.

НАТКА. Ты почему вылез? Почему не спишь?

ВЛАДИК. Жарко, душно, клопы кусают.

НАТКА. Сумасшедший! Какие клопы? Ты в своём уме?

ВЛАДИК. Ну, пусть не клопы. А ты сама чего не спишь, Натка?

НАТКА. Я... я - это другое дело.

ВЛАДИК. Ты другое, и я тоже другое. (Улыбнулся.) Давай, Натка, бросимся в море вон к тому большому пароходу. Кажется, иностранный.

НАТКА (смеётся). Нас пограничники как турнут, что и не вынырнешь. (Строго.) Иди спать, Владик. Что ты разболтался?

ВЛАДИК. Ладно, иду. (Обернулся.) А ты меня не обманывай. Я давно вижу, что тебе и самой что-то невесело.

НАТКА (вдогонку, резко.) Врёшь, весело!

Стоит Натка одна. Скользнул по ней луч прожектора. Повернулась она и тихо пошла.


*

Лагерь спит. Берег. Скала. Под озарённой луной скалой стоит Натка. Вдалеке портовые огни. Видны огни иллюминаторов большого парохода.

Вдруг на тропку вышла большая собака и остановилась. Замерла Натка. Сзади голос:

- Не бойтесь. Она вас сама боится.

Человек свистнул. Собака быстро метнулась прочь.

Натка обернулась. Перед ней человек в форме военного инженера. Человек поздоровался и прошёл.

НАТКА (глядя ему вслед). Что за народ шатается по лагерю?

Идёт Натка в палату. Заглядывает в комнату, где спят ребята. Покой. Луна. Тишина. В переплётах окон видны резкие очертания неподвижных кипарисов.

Проходит к себе в комнату. Не зажигая света, садится на стул и наклоняется, чтобы расстегнуть сандалии.

Вдруг настороженно выпрямляется и прислушивается: ничего, тихо.

Наклоняется опять. Снова быстро выпрямляется, вскакивает и бросается к выключателю.

Резкий свет.

У противоположной стены стоит кровать. И там спокойно спит смуглый мальчуган. Всё тот же и знакомый и незнакомый ей Алька.

Скрипнула дверь. Входит молоденькая помощница Натки Нина.

- Натка, ты не пугайся. Это Алька, сын инженера. Его отец взорвет скалу и будет вода. Они приехали через Севастополь. Ребята уже спали, и мы поставили кровать к тебе.

Натка молча кивает головой.

НИНА. Натка, ты куда пропала? А тебе два раза от начальника порта звонили.

НАТКА (удивленно). Зачем я нужна начальнику порта?

НИНА. Там тебя какой-то капитан спрашивал.

Нина что-то услышала и быстро вышла.

НАТКА. Что нужно от меня какому-то капитану?

Натка смотрит на Альку. Тумбочка. На ней трусы, майка и картинка, изображающая одинокого всадника, мчащегося под ослепительно лучистой пятиконечной звездой.

Подпись слева:
Вперед, товарищ! Путь далёк
Перед тобой во мраке лёг.

Натка переводит глаза на Альку.

Подпись справа:
Но светит ярко как всегда,
Тебе победная звезда.

Натка смотрит на Альку, улыбается и тушит свет.


*

Солнечное утро. Комната Натки. Алька встал. Одергивает постель. Обернулся. Спрятал журнал под подушку.

НАТКА. Твой папа – инженер?

АЛЬКА (подчеркивая). В о е н н ы й инженер. Он в отпуску. Ты видела у него на лице шрам?

- Да!

- Это ему однажды осколком ручной гранаты попало. На маньчжурской границе. (Помолчав немного.) Тебе так никогда не попадало?

НАТКА (улыбаясь). Нет, ещё не попадало.

- Но ты смелая?

НАТКА (в замешательстве). Не знаю…

- Он не любит трусов. Из-за одного, например, труса ему пробило осколком голову. Тогда же убили его коня.

- Кто же был этот трус?

- Я… (Помолчав немного.) Мы ехали ночью к себе на заставу. Маньчжуры пробрались через границу. Надо было молчать, а я заплакал.

- Однако… он тебя все же любит?

-Да… Но мне тогда было только три года. (Помолчав.) Теперь бы он меня не простил. (Помолчав.) А тебя и подавно.

НАТКА (в замешательстве). Ты пойдешь во второе звено к Владику Дашевскому. (С усмешкой.) Он, кажется, смелый… Беги. Я буду прибираться.

Алька вышел.

Натка подошла к окну. За окном негромкая песня. Горнист подает сигнал. Через пролет густой листвы задумавшаяся Натка видит парящий самолет и качает головой.

В дверь стук. В полной форме входит здоровенный капитан.

НАТКА. Дядя. Разве же ты не умер?

КАПИТАН. Что ты, дорогая! Похож ли я на покойника?

НАТКА. (бросается к нему). Но вас же, писали, забило бурей, затерло льдами, разбило, разломало, разбросало. КАПИТАН. И било, и швыряло, и бросало. Плыли на шлюпках километров пятьсот. Шагали до поселка тысячу. Ехали на собаках полторы. Постой, Натка… Ты мне голову свернешь. Не хочу теперь пропадать на суше.

Вбегает пионер.

- Натка, был сигнал.

НАТКА. Я сейчас… Дядя, откуда ты? Куда?.. Надолго?..

- Мое судно стоит в порту. Разгрузимся. Быстро погрузимся – и в Испанию!

НАТКА (жалобно). Дядя, дядя, как мне хочется с тобой в Испанию!

КАПТАН. Ну, дорогая… Это не тебе одной хочется. Сейчас всем хочется.

ПИОНЕР. Натка, отряд построился.

НАТКА. Сейчас.

КАПИТАН. Тебе некогда, да и мне тоже. Приходи завтра в порт. На корабле поговорим.

Натка распахивает дверь и кричит:

- Сейчас! (Капитану.) Я приеду обязательно. Ты тогда мне все расскажешь. (Выбегает.)

Капитан с любопытством оглядывает незнакомую обстановку.

Слышен горн. Видно, как медленно поднимается на мачте лагерный флаг.


*

НАДПИСЬ. Отряд готовился к празднику.

Первая группа с физкультурницей на площадке репетирует пирамиду.

Вторая в кустах на поляне, усевшись на бревне, распевает песню:

Ты в плену. Окончен бой.
Под тюремною стеной
Ходит мрачный часовой.
Стой! Стой! Стой!
Стиснув губы, милый брат,
Ты не выдашь свой отряд
Кто с тобой плечом к плечу
Шёл, не скажешь палачу.
Крикнешь ты, глядя в упор,
Что ни пытка, ни топор,
Ни железо и ни кнут
Нас не сломят, не согнут.
Стиснув губы, милый брат,
У знамён стоит отряд
С клятвой каждого бойца
Смело биться до конца.

Третье звено на террасе клеит, режет и шьет костюмы.

НАДПИСЬ. А звено Владика…

Круглый бассейн. Владик и еще несколько ребят закинули в него удочки. Остальные ребята с любопытством заглядывают в воду.

Среди водорослей тихо плавают рыбы.

Эмка сунула руку в воду. Владик погрозил ей кулаком.

Обиженная Эмка отошла и ловит сачком бабочек. Навстречу ей идет мальчуган. Это Алька. Из кармана у него торчит знакомая нам картинка.

ЭМКА. (показывая на картинку). Это что?

Алька вынимает картинку и, хитро улыбнувшись, показывает пальцем на всадника.

- Это белый. Это царь.

Эмка отрицательно качает головой.

- Это красный. Это Буденный.

АЛЬКА (упрямо). Это белый. Вот сабля.

ЭМКА (еще упрямее). Это красный. Вот звезда.

Оба расхохотались.

Алька увидел, чем занимаются ребята и нахмурился.

- Зачем они безобразничают? Вот глупые рыбаки!

ЭМКА (шепчет). Ты потише. А то Владик тебе даст т у м а к а.

Владик оборачивается и смотрит грозно. Алька смотрит ему прямо в лицо.

У Владика клюнуло, но сорвалось. Алька подошел к бассейну.

Плавают среди водорослей рыбы. Эмка бросила в воду цветок. У Владика клюет.

Лицо Альки напряженно-любопытное. У Владика клюет сильнее. Все затаили дыхание.

Раз… Сорвалось опять.

АЛЬКА (взволнованно). Как вы ловите… Ее сачком поддеть было надо.

Владик одобрительно кивает ему головой, вскакивает, отбирает у Эмки сачок и вытряхивает из него бабочек.

Ловят сачком. Шум. Брызги. Мечутся рыбы среди водорослей.

Поймали, вытащили, обступили.

ЭМКА. Вожатая идет, Натка.

ВЛАДИК. Чур, не сознаваться!

Все бросаются врассыпную. Входит Натка. Пусто. На земле мокрый сачок и подпрыгивающая рыба.

Натка наклоняется и хочет взять рыбу. Рыба выскальзывает. Натка наклоняется опять. Оборачивается. Сзади нее стоит инженер. Тот самый, которого она встретила ночью. Смутившаяся Натка стоит перед ним. Инженер удивлен.

НАТКА. Я вас знаю. Вы инженер Ганин… Алькин отец…

- И я вас знаю. Вы вожатая отряда. Где Алька?

Натка, улыбаясь, показывает на рыбу.

- Вот видите. Должно быть, набаловали и убежали.

- У меня просьба. Если вы увидите у Альки журнал, возьмите его потихоньку и передайте мне. Он начитается на ночь чего не нужно и спит плохо.

НАТКА (нерешительно). Но это нехорошо – лазить к ребенку под подушку. (Бросает рыбу в бассейн.) Если ему вредно читать такие журналы, то зачем же вы ему купили?

- Я купил случайно и не знал, что там есть.

НАТКА. Хорошо. (Помолчав.) Скоро вы наконец дадите воду?

- На днях все будет готово. (Поворачивается, чтобы уйти.)

НАТКА. Постойте!.. У Альки есть мать?

- Нет.

Владик, Эмка и Алька. Горы над морем. Гуща дубового кустарника.

ЭМКА. Далеко забежали. Как бы не хватились.

ВЛАДИК. До обеда еще долго.

Алька раздвинул кусты и вскрикнул:

- Стойте! Тюрьма!

Развалины старой крепости над морем. Повсюду навалены перевитые плющом глыбы. Внутри густая трава, зеленая площадка.

С любопытством осматривают, осторожно идут ребята.

Какой-то боковой низкий вход. Над входом нависли тяжелые камни. Владик трогает их палкой. Ничего, крепко. Входят и шарахаются. Тяжело махая крыльями, вылетела сова. Прошли дальше.

Коридор раздваивается. Справа – маленькая темная комната. Слева – побольше. В стене пробито небольшое окно, через которое бьет солнце. Здесь сухо и прохладно.

ВЛАДИК. Это не тюрьма, а древняя крепость. (Помолчав.) Я бы хотел быть старинным рыцарем, с мечом и со щитом. А ты, Алька?

- Я бы хотел быть не старинным, а теперешним. Со звездой и с маузером.

ЭМКА. Как кто?

АЛЬКА. Как Ворошилов. А ты, Эмка?

ЭМКА (с опаской оглядывая угрюмые своды.) Я… Я бы хотела пойти домой.

ВЛАДИК (настораживаясь.) Тише…

ЭМКА (испуганно.) Чего тебе?

- Кто-то свистит.

Выбираются наружу. Лезут на поросшую кустарником стену.

Внизу по тропке идет человек. Кто, этого не видно, потому что на голове он несет куски фанеры и сверху виден только деревянный квадрат.

Владик бросает на фанеру камешки… один, другой. Фанера остановилась, сползла.

Видно недоуменно-добродушное лицо Баранкина.


*

Во дворе крепости. Баранкин и ребята.

БАРАНКИН. Ходил на работы. Фанеры выпросил. Насилу дали.

ВЛАДИК. Да на что тебе, чудак, фанера?

- К празднику в подарок танк сделаю. Хороший танк. С пушками.

ВЛАДИК (решительно.) Мы будем тебе помогать (Подумав.) Мы посадим внутрь Эмку, и она будет бить по врагу из пушек яблоками.

АЛЬКА. Давайте сделаем тайно, так, чтоб никто не знал.

ВЛАДИК. Мы сделаем тайно. А чтобы никто не знал, мы будем работать здесь.

Берет кусок фанеры, чертит углем и устанавливает вывеску над темным входом.

Вывеска:

1-й танковый завод
имени
Мирового Пролетариата.

Все прислушиваются. Слышен далекий сигнал на обед.

ЭМКА. Та-ра-ра-ра! Пора-пора!

ВЛАДИК. Я забегу надеть майку.

Все срываются и убегают.

Владик, уже в майке, бежит в столовую. Поворот. Из-за кустов пара глаз. Сидит собака и смотрит печально на Владика.

ВЛАДИК (собаке.) Фьють-фьють.

Собака подходит и машет доверчиво хвостом.

Проходит парнишка с граблями и лейкой.

ВЛАДИК. Это чья собака?

- А кто ее знает. Какая-то приблудная. Ее вчера и палками и камнями гнали. А она, смотри-ка, опять тут.

Наклоняется, чтобы поднять камень.

ВЛАДИК (грозно.) Но, но, это моя собака!

Паренек трусливо отходит.

- Вот тебе начальник покажет, твоя. Чужих собак велено гнать из лагеря.

Владик уводит собаку в кусты. Снимает ремешок, делает ошейник, привязывает ее к кусту и грозит ей пальцем.

- Сиди, дура, смирно. Я сейчас вернусь.

Обед. На коленях у Владика лист бумаги.

Рядом с Владиком знакомый уже толстый мальчуган. Мальчуган отвернулся и потянулся за хлебом. Владик быстро цапнул у него котлету и сунул на колени.

Мальчуган смотрит на тарелку. Мальчуган удивлен. Виновато оборачиваясь, он говорит Владику:

- Вкусно! Съешь и не заметишь.

Владик сталкивает кусок хлеба незаметно себе на колени.

Эмка увидела это и открыла было рот.

Владик прикладывает палец к губам.

Эмке все равно не терпится.

ВЛАДИК (сердито.) На. Ешь мороженое.

Эмка хватает мороженое. И пока она его ест, Владик исчезает.

Владик около собаки. Собака с жадностью ест котлету.

ВЛАДИК (думает.) Куда я ее спрячу?

Улыбнулся, догадался.


*

Вечерняя линейка. Стоят ребята. Не очень-то навытяжку. Кто-то кого-то щелкнул, кто-то фыркнул.

НАТКА. Кто ловил в бассейне рыбу?

Молчание. Владик чуть-чуть дерзковато улыбается. Алька облизывает языком губы. Эмка смотрит в потолок.

НАТКА. Чей это сачок?

Эмка увидела и вскрикнула:

- Мой сачок! (Спохватилась, но поздно.) Но я им ловила бабочек.

НАТКА. Бабочки в воде не плавают. А сачок лежал рядом с рыбой и был весь мокрый.

С м е х. Эмка смущена.

АЛЬКА. Я, например, ловил не бабочек, а рыбу. (Виновато улыбается.) Я отчаянный рыболов.

Владик пожал плечами. С м е х.

Вдруг среди тишины раздается жалобный вой. Все настораживаются. Владик закусил губу.

НАТКА (удивленно). Это кто же такой в строю балует?

Вой усиливается. Всеобщее замешательство.

ЭМКА (с негодованием). Это не в строю… Это собака воет. Разве же человек так умеет? (Показывает, как человек не умеет.) Ав-ав-ав-ав!

Собака воет ещё сильнее.

НАТКА. Разойдитесь. (Альке). Ты мне будешь нужен.

Звено рассыпается. Все бросаются искать собаку.

Владик ныряет под крыльцо, хватает собаку и мчится с ней прочь.


*

Крепость. Сумерки. Владик сажает собаку под башню. Закладывает вход фанерой и заваливает камнем.

Вывеска: 1-й Танковый завод.


*

Владик осторожно пробирается в палату, где почти все уже легли в постели.

АЛЬКА (тихонько). А мне за всех попадет.

- Зачем вызвался?

- А то бы попало Эмке.

- Пусть держит язык за зубами.

АЛЬКА (сердито). Ей держать и нечего. Она не виновата.

Владик засыпает. Алька достает украдкой журнал и, подвинувшись к лунному свету что-то рассматривает.

В дверях показывается закутанная в простыню фигура.

Алька услышал шорох и обернулся. Алька грозным шепотом:

- Это что еще за привидение?

- Это не привидение, а это я. (Теперь видно лицо Эмки). Ты не бойся. Я сейчас подслушала, как Натка говорила Нине, что про рыбу она начальнику лагеря ничего не скажет.

АЛЬКА. Я и так не боюсь. Ну, выругала бы! За дело. Подумаешь, беда!

ЭМКА (кидает ему яблоко). На. (Убегает.)

Алька снова смотрит в журнал… опять услышал шорох… быстро сунул журнал под подушку и юркнул под одеяло.

В дверях показалась Натка. Посмотрела подозрительно.


*

У крепости под вывеской танкового завода надпись:

Предъяви пропуск.

Сидит у входа собака. Бежит Алька и тащит деревянную жердочку. Собака грозно встала.

АЛЬКА. Тебе пропуск? Сейчас.

Достает кусок сахару. Собака забрала пропуск и съела.

Идет внутри крепости работа. Там Баранкин, Эмка, Владик и Алька. Но Владику что-то не работается.

Он пошел в коридор. Свернул в узкий проход. Темно. Владик зажигает огарок свечи. Мрачные своды. На стене чернеет надпись:

ТЫСЯЧУ ЛЕТ ТОМУ НАЗАД
ЗДЕСЬ Я ТОМИЛСЯ В ПЛЕНУ
У ЗЛОГО КОРОЛЯ ТРУМБАРАКАСА.

Нарисована стрела и под ней написано:

О ДОВЕРЧИВЫЙ ПУТНИК!
НЕ ХОДИ НАПРАВО!

Лицо Владика. Владик нахмурился и повернул направо. На стене надпись:

О НЕСЧАСТНЫЙ!
ТЫ ВСЕ ЖЕ ПОШЕЛ? БЕРЕГИСЬ
И НЕ ХОДИ НАЛЕВО.

Лицо Владика нахмурено. Он поворачивает налево. Надпись под стрелой, указующей на уступ стены:

БЕЗУМЕЦ!
НЕ ПОДНИМАЙ ЭТОТ ТЯЖЕЛЫЙ
КАМЕНЬ!

Владик сталкивает камень. Под ним отверстие. Достаёт консервную коробку. Внутри записка. Укрепляет свечку на камне. Нетерпеливо разворачивает записку. На записке нарисована страшная рожа с высунутым языком. Под ней стихи:

Дураков, как ты, немало
Эта рожа повидала.
А теперь тебе понятно:
Положи портрет обратно.
Подпись: Узник царя Трумбаракса
Уч. 5-го класса Иван Башмаков.

Владик плюнул и бросил записку. Остановился. Передумал. Поднял банку. Положил обратно записку и завалил камнем. Усмехнулся.

ВЛАДИК. Что я… Один, что ли?

Идет работа над танком. Алька держит за ошейник собаку.

АЛЬКА. Ты куда пропал: а мы что придумали!.. (Показывает собаку.) Это будет мотор.

ВЛАДИК. Как мотор?

БАРАНКИН. Мы затолкаем собаку внутрь танка, и танк пойдет самоходом.

ВЛАДИК. Так она же опять выть будет.

БАРАНКИН. Не будет. Мы у нее недалеко от носа кусок колбасы привяжем.


*

НАДПИСЬ: На экскурсию к озеру.

Горная тропка. Карабкаются среди кустарника ребята. Опять горная тропка. Идут среди высокого соснового леса.

Озеро. Отражены в воде облака, деревья, пышная зелень. В общем, красота неописуемая. Идут ребята. Окрик:

- Стой! Кто идет?

Замерли ребята. Выходит человек с винтовкой.

- Обойдите кругом. Здесь нельзя.

Натка сворачивает с притихшими ребятами. Слева меж кустов колючая проволока. Другой человек с винтовкой. Столб.

Надпись:

Не курить, огня не разжигать.
Склад взрывчатых веществ.

Открывается вид на работы. Под скалой что-то рубят, строгают. В скале бурят шурфы для подрывных патронов.

Спиной к Натке стоит инженер Ганин и говорит что-то десятнику.

АЛЬКА. Папа!

Ганин обернулся, улыбнулся. Подошел. С Алькой поздоровался за руку.

Показывает Натке в сторону, где торчит тяжелая скала.

- Все это мы взорвём.

НАТКА. Откуда?

ГАНИН. Вот отсюда.

Показывает углубление за скатом горы, где стоит бревенчатый стол с динамомашиной.

ЭМКА. Страшно ему будет, Натка?

НАТКА. Должно быть, страшно.

АЛЬКА (гордо и обиженно). Он взрывал уже 10 тысяч раз. Однажды мы на границе… (замолчал и взглянул на отца.)

Отец добродушно покачал головой.

Натка перехватила их взгляд и спрашивает с улыбкой:

- Тайна? Военная?

ЭМКА (нетерпеливо). А у нас тоже есть и тайна и военная.

Баранкин дернул Эмку за рукав. Владик толкнул ее кулаком в бок. Эмка подскочила. Оборачивается Натка. Эмка ревет.

ВЛАДИК. А пусть помалкивает.

Натка пристально смотрит на Владика. Владик отворачивается.

НАТКА. Что с тобой?

ВЛАДИК (резко). Скучно мне.

- Но послушай, если тебе весь день будет скучно, то ты и до вечера драться будешь. (Смех.) Ребята, развеселите, пожалуйста, Владика. А то он нас всех переколотит. (Смех.)

Владик отходит. Ребята окружили инженера. Подошла Натка к Владику.

НАТКА. Если ты не будешь хулиганить, я возьму тебя после обеда в порт. Туда пришел большой пароход и на нём капитаном мой дядя. Беги.

Подходит Ганин.

- А как Алька?

НАТКА. Ничего. Балует, как и все. (Помолчав.) Но дежурная говорила, что ночью спал он неважно. Бормотал что-то.

ГАНИН (тихо). Отберите у него журнал. Натка молча кивнула головой.

Владик показывает Эмке палец. Эмка показала Владику язык и сквозь слезы засмеялась.


*

Знакомая терраса. Стоит садовник со шлангом. Вода еле-еле бежит. Садовник с досадой бросил шланг возле клумбы и говорит уборщице, которая выколачивает из ковра пыль.

- Пропадаем без воды! Совсем пропадаем! Человек квасу напьется. А цветы квасом не напоишь.

Выбегает Натка. Она в юбке и кофточке. Кричит:

- Владик, идем! А то опоздаем.

Вынырнул Владик. Быстро бегут они вниз по тропке… опять бегут вниз по тропке. Поворот. Раз! Зацепившись за колючку, Натка отхватила от кофточки полрукава. Стоит в отчаянии: подниматься наверх ей неохота. Увидела домик, где живут сотрудники… на террасе физкультурница моет голову. Подошла Натка. Показывает ей на рваный рукав.

- Валя, выручи. Дай на час какую-нибудь кофточку.

ФИЗКУЛЬТУРНИЦА. Я мокрая. Возьми сама в углу на вешалке.

Натка забежала в комнату. Быстро скинула рваную кофточку. Сняла с гвоздя первую попавшуюся… Быстро надела. Крикнула:

- Спасибо! – и выбежала догонять Владика.

Вдруг увидела на кофточке парашютный значок. Неловко замявшись, остановилась… Ага, придумала! Сорвала розу, закрыла значок и приколола цветок булавкой.

Порт. Трубы. Мачты. Парусные лодки. У причала большое судно… Подъёмный кран. Идёт разгрузка. Снизу вверх (глазами Натки и Владика) видна большая опускающаяся кипа. Вот она болтнулась. Голова Натки чуть отклонилась.

Натка. Капитан. Владик. Идут по палубе.

Попадается навстречу боцман, передал капитану какую-то бумагу.

КАПИТАН. Сейчас подпишу. (К Натке) Сегодня кончаем выгрузку, завтра начинаем погрузку.

Владик в это время стоит и смотрит на плакат с развалинами и пулемётчиком.

НАТКА. И потом...

КАПИТАН. И потом прямо в Испанию.

ВЛАДИК (быстро обернулся). Куда?

КАПИТАН. В Испанию. В Аликанте. Зайдём ком не в каюту, Натка, я бумагу подпишу.

НАТКА. Идём, Владик.

ВЛАДИК (отрывисто). Я побуду здесь. Я всё посмотрю. (Капитану.) Можно? (Вытирает влажный лоб.) Там жарко. (Натке.) Ты иди. А я тут.

Капитан и Натка уходят.

Пока они идут, Владик стоит, и похоже на то, что он смотрит на разгрузку.

КРУПНО: Лицо Владика. Теперь видно, что никуда он не смотрит, а глаза его бегают. Вот они скосились, наблюдая, ушли ли капитан и Натка. Ушли.

Владик повернулся и нырнул вниз по лестнице.

Теперь в зависимости от величины и устройства парохода, надо показать Владика во многих местах и уголках.

Вот он смотрит вниз, в пролёт, откуда поднимают тяжёлые грузы.

Вот он стоит в облаке пыли и смотрит в тот же пролёт, но уже из среднего трюма вверх, и мимо него ползут мешки, ящики, бочки.

Вот он заглянул сверху в машинное отделение и видит могучие блестящие машины. Пренебрежительно махнул рукой.

Вот он приоткрывает какую-то загадочную дверцу. Но там лежат верёвки и цепи.

Вот он столкнулся на узкой лесенке с толстым поваром, который тащит за шею убитого гуся. Повар хватает Владика за рукав.

- Ты кто? Откуда?

ВЛАДИК (резко). Пусти. Я сын капитана.

Повар посторонился. Владик исчез.

ПОВАР (недоумённо). Сын капитана, а глаза бегают, как у жулика.

Появляются Натка и капитан.

НАТКА (осматриваясь). Куда он пропал? (Кричит). Владик, где ты?

Точно в ответ, слышен гудок парохода.

КАПИТАН. Подходит пассажирский. Я пошёл наверх, Натка. Провожать придёшь?

- Обязательно. Ты только позвони когда.

Владик на верхней шлюпочной палубе. Висят затянутые брезентом шлюпки.

Владик отстёгивает край брезента.

Заглядывает внутрь. Задумался. Застегнул. Прислушивается. Бежит вниз.

НАТКА (сердито). Ты куда пропал? (Гудок.) Идём посмотрим, как подходит пассажирский.

Большой белый красавец теплоход тихо подходит к усыпанной встречающими дамбе. В толпе Владик и Натка. Владик отошёл и пьёт у киоска воду.

Кто-то толкнул Натку. Роза упала, значок открылся. Но Натка этого не замечает.

Прямо перед Наткой в форменке инструктор-парашютист, а с ним весёлая девушка.

НАТКА (удивлённо). Откуда вы здесь?

ИНСТРУКТОР. Я-то в отпуску... (Смотрит на Наткин значок.) А вы что здесь делаете?

Натка с ужасом увидела свой открытый значок. Очень смутилась. Говорит:

- До свиданья. Мне некогда.

ИНСТРУКТОР. ... Но постойте...

Натка исчезла.

Владик смотрит на неё от киоска. К киоску подходят инструктор и девушка. Пью воду.

ДЕВУШКА (инструктору.) Отчего она так смутилась?

ИНСТРУКТОР. Она отказалась прыгать с парашютом, а на груди у неё значок.

Девушка смотрит на Натку с сожалением.

- Бедняжка. (Помолчав.) Но она не похожа на труса.

Владик, который всё это слышал, подходит к Натке.

Идут дорогой молча. Владик хмуро что-то шепчет и высчитывает на пальцах.

НАТКА (поворачиваясь.) Ты что?

ВЛАДИК. Ничего.

Идут дорогой молча. Натка задумчива. Она тихонько засвистела и покачала головой.

ВЛАДИК. Ты что?

НАТКА. Я... ничего... (Помолчав.) Я забыла у дяди на столе книгу.


*

Пустая палата. За окном смех, игры. Влетел в окно большой мяч и покатился. Крадучись, входит в палату Владик. Отшвырнул мяч ногой. Достаёт из столика бумажник.

КРУПНО: Считает деньги. Насупился. Оглядывается.

Быстро снимает верхнюю наволочку подушки. Под ней нижняя. Сдёрнул нижнюю и быстро надел верхнюю наволочку на подушку. Влетает за мячом Эмка. Владик сунул наволочку под майку.

ЭМКА. Ты что с нами не играешь?

- Мне некогда.

Эмка (передразнивает). Ох, и некогда! Какой работник! (С любопытством.) Что это у тебя живот торчит?

ВЛАДИК. Винограду объелся.

ЭМКА. И много съел?

ВЛАДИК (сердито). Двадцать пять килограммов.

Эмка забирает мяч и от двери грозит Владику пальцем.

- Ой, и врёшь! Ты что-то хитрый!


*

Мелочный ларёк близ лагеря. Подошёл человек, купил папирос. Подбежал мальчишка, купил конверт. Владик в кустах подождал, пока ушли. Подошёл и просит:

- Дайте мне колбасы.

ПРОДАВЕЦ. Сколько?

Владик показывает на целый кружок.

- Вот всю эту.

ПРОДАВЕЦ (удивлённо). Что, тебе разве обеда не хватает?

ВЛАДИК. Нет. Это я для больной бабушки. Дайте хлеба.

- Сколько?

ВЛАДИК (показывает на целую буханку). Вот весь этот.

Владик получил каравай и опустил его в наволочку. Колбаса еще на прилавке. Подбегает Баранкин.

БАРАНКИН. Дайте кнопок на гривенник.

Увидел Владика с колбасой и удивлён. Догадался и улыбнулся.

– Это ты купил колбасу для собаки?

ВЛАДИК (с запинкой). Да, для собаки.

БАРАНКИН. Но для чего же так много? Это она обожрётся и с места не сдвинется.

ПРОДАВЕЦ (удивленно оборачивается к Владику). Молодой человек! Разве ваша бабушка… собака?

ВЛАДИК (поспешно дергает Баранкина). Ты не слушай его! Идём, он выпивши.

Натка Шегалова и Алька в саду.

НАТКА. Твой папа придет к нам на праздник?

АЛЬКА. Да, придет. (Помолчав... Он меня спрашивал про тебя. Как ты – добрая или злая?

НАТКА (с любопытством). А ты сказал?

АЛЬКА. А сказал – когда как.

НАТКА (разочарованно). Это каждый человек – когда как. Ты бы мог про меня сказать что-нибудь получше.

АЛЬКА (подумав). Ему говорить нечего. Он сам все видит. (Пауза.) Ты не видела у него на плече шрам? Это он на маневрах прыгал с парашютом взрывать какой-то мост. А ты бы с парашютом прыгнула?

Натка молчит.

АЛЬКА (укоризненно). Ты прыгни. Я бы обязательно прыгнул. (Пауза.)

НАТКА. Ты гордый, Алька?

АЛЬКА. Мы все гордые… и я, и он, и мама… (Пауза.) Только ее уже нет.

Владик Дашевский где-то на задворках возле мусорной ямы. Поднял грязную бутылку. Посмотрел на свет и отбросил. Поднял другую. Посмотрел и бряцнул её о камень. Вылетела из-за камня ошалелая кошка.

Сад. Натка говорит своей племяннице Нине:

НАТКА. Нина, ужин и линейку ты сегодня проведи без меня.

НИНА. А ты?

НАТКА. Я уйду.

НИНА. Далеко?

НАТКА. Нет. Не очень. (Пауза.) Только ты никому не говори, что я ушла из лагеря.

НИНА. А ты не ходи.

НАТКА. Нельзя никак, Нина. Если я не пойду, то я теперь совсем пропала.

НИНА. Все секреты! (Со вздохом.) Да они меня без тебя, Натка, не слушаются. Вчера на отдыхе кто-то за косу куклу привязал. А в сандалии цветов натолкали.

НАТКА. Они тебя любят, Нина.

НИНА (вздохнув). Любят-то любят. (Печально.) Да ты, говорят, не авторитетная.

НАТКА (улыбаясь). Какая?

НИНА (сердито). Не авторитетная.

НАТКА. А ты построже.

НИНА. Пробовала построже. Все равно хохочут. Вчера в моем столике полный ящик яблоками затолкали.

НАТКА. Экая беда, яблоки! Кабы лягушку!

НИНА (жалобно). Ой, Натка, и лягушек, и кузнечиков уже сажали тоже.

То же место в саду. Пробежал над вершинами кустов фанерный волк, а за ним заяц с ружьем. Это ребята на высоких палках несут макеты животных.

Потащил ведро с краской и кистью Баранкин.

Пронеслась стайка девчонок в бумажных колпаках и со скакалками.

Тихо выходит Владик. Раздвинул кусты. Низкий домик с открытой верандой. На веранду клетки с кроликами, клетка с лисой.

Вывеска: «Зооботанический кабинет».

На стене приклеена бумага: «План культработы 4-го отряда на вторую шестидневку». Внизу под текстом подпись:

«Вожатый отряда Н.Шегалова.»

Владик осторожно оторвал последние строчки бумаги, сложил и сунул в карман.

Вошел в дверь. Полки с камнями, банки, плакаты, сухие растения. Несколько ребят сидят и наклеивают в папку листья. Ходит дежурный. В углу за спиной сидящих стоят пустые стеклянные бутыли.

ВЛАДИК (дежурному). А скажи, дежурный, отчего это у вас лисица подохла?

ДЕЖУРНЫЙ (подскакивает). Как это подохла?

Выбегает на террасу.

Владик за спиной сидящих быстро схватил бутыль и выставил ее за окно. Возвращается дежурный и грозит Владику.

Владик вышел. Обошел террасу. Схватил бутыль и скрылся в кустах.

Кран. Слабо бежит вода. Владик ополоснул бутылку и налил воды.

ВЛАДИК. Пейте, бабушка, на здоровье.

Усмехнулся, отпил глоток, закрыл бутыль стеклянной пробкой.


*

Ворота у входа в лагерь. Выходит осторожно Натка.


*

Вход в крепость. Выходят осторожно Баранкин, Алька и Эмка.

Кусты раздвинулись. Пропустил ребят и, крадучись, идет к входу Владик. В руках у него наполненная сумка из наволочки.

Темные своды. Горит свеча.

НАДПИСЬ:

Безумец, не поднимай этот тяжелый камень.

Владик поднял камень и положил сумку в углубление. Вышел.


*

Далёкий горизонт в тучах. Скрывается за морем солнце.

Стоит Владик. Глянул на море. Посмотрел себе на грудь. Пусто! Точно примеряя, провел пальцем по левой стороне груди кружочек, подумал и провел другой.

На лужайке вдали играют ребята. Терраса. Натка и ее помощница Нина.

НИНА. Где ты вчера была?

НАТКА. Пока не скажу.

НИНА. У Альки секрет, у тебя секрет. Эмка стянула со склада автомобильный гудок. Я спрашиваю, зачем, - молчит. Владик тоже что-то шныряет, как разбойник.

НАТКА. Оставь их. Они что-то готовят к празднику.

НИНА. А ты что готовишь? (Лукаво.) Тебя вчера Алькин отец спрашивал. НАТКА. Беги, Нина. Посмотри, вот там кто-то за козой гоняется. Как бы на клумбу не загнали.

Нина убежала. Нина убежала. Тихо подошел к Натке сзади Владик. Натка услышала и обернулась.

НИНА. Ты почему не с ребятами?

ВЛАДИК. Дай мне, Натка, записку. Я сбегаю в порт на пароход и принесу тебе ту книжку, что ты позабыла.

НАТКА. Не надо. Мне не к спеху. Потом пойду сама и возьму.

ВЛАДИК (упрямо). Дай записку. Мне все равно надо в город. Может, мне там на почте есть письмо до востребования.

НАТКА. Что ты городишь? Какие письма до востребования? Ты барышня, что ли!

ВЛАДИК. Все равно надо. Там в санатории живет один знакомый человек, и, может быть, он уже что-нибудь об отце знает.

НАТКА. В каком санатории?

ВЛАДИК (замявшись). В санатории «Красный… Красный факел», что ли… НАТКА. Отстань от меня, Владик. Никакого так красного, ни синего факела нет. Наверное, какую-нибудь ерунду придумал.

ВЛАДИК. Не дашь?

НАТКА. Не дам.

ВЛАДИК. Хорошо. Я тогда тебе отплачу тоже.

НАТКА (усмехнувшись). Чем же ты мне отплатишь?

ВЛАДИК. Я расскажу всем, что ты трус. Я на пристани все слышал. (Отбегает к двери.)

НАТКА (вздрогнула). Постой!

Владик скрылся. Натка подошла к окну. Тихо подошел сзади Алька. Тронул Натку за рукав и осторожно спросил, кивнув на дверь, куда выбежал Владик:

АЛЬКА. Он тебя обидел?

НАТКА. Да.

АЛЬКА. Ты на него не обращай внимания. Он сегодня злой. Он и мне сейчас что-то обидное крикнул. А я только улыбнулся. Возьми и улыбнись.

НАТКА. Нет, Алька, я не могу улыбнуться.

АЛЬКА. Сама говоришь – не могу, а сама улыбаешься. (Помолчав.) Это ты у меня из-под подушки журнал вытащила?

Слышен горн.

НАТКА (в замешательстве). Я.

АЛЬКА. Это вы с папкой сговорились. (Тихонько смеется.) Но ты не очень хитрая. Я хитрее. (Заглянул в окно.) Идем, это трубят сбор. А хорошая у нас жизнь, Натка! Жаль только, что уже нет мамы.


*

Идет спешная работа в крепости. Могучий танк уже почти готов. Эмка гудит в автомобильный гудок. Кругом мусор, щепки, ведро с краской. АЛЬКА. Неужели докончить сегодня не успеем?

ЭМКА. А мы доделаем завтра.

АЛЬКА. Завтра нельзя. Завтра будет взрыв, и из лагеря никого не выпустят. ЭМКА. А мы потихонечку, ненадолго.

АЛЬКА. Нет, уж лучше мы как-нибудь у Нины отпросимся.

БАРАНКИН (с негодованием). Взялись работать вместе, а Владька пропал! Его-то, положим, не жалко, - колбасу жалко.

ЭМКА. Ничего. Мы какое-нибудь мясо за обедом стянем.

Выходят из крепости. Алька показывает через горы на торчащую скалу.

АЛЬКА. Вон там озеро, там папа. То-то завтра грохнет…


*

Закат. Крепчает ветерок. С большой охапкой разноцветных лент для праздничных костюмов идет Натка. Ленты трепыхаются, окутывают ее платье и плечи. Поворот. На повороте встреча с Алькиным отцом. Поздоровались.

НАТКА (показывает на гору). У вас все готово?

ГАНИН. Готово. Смотрите, завтра в ту сторону никого из ребят не пускать. НАТКА. Уже сказано. (Вынимает из кармана и протягивает ему свернутый в трубку журнал.) Возьмите.

Идут вместе. Ленты задевают идущего рядом с Наткой Ганина.

НАТКА (останавливаясь). Мы вас ждем к празднику. Ребята с Алькой что-то готовят.

ГАНИН. Что?

НАТКА. Не знаю. Говорят, военная тайна.

ГАНИН. Приду.

Разворачивает журнал и с удивлением смотрит на Натку…

Натка не понимает.

КРУПНО: Журнал, и в нем на месте портрета большая квадратная дыра. Портрет вырезан.

Сжав кулаки, Владик стоит один у скалы на берегу моря. Неспокойно синее море.

НАДПИСЬ: Завтра взрыв. Завтра праздник. Завтра уходит в Испанию пароход.

Утро. Терраса. Шум, гам, трубят трубачи, бьют барабанщики. Ребята примеряют маскарадные костюмы.

Сидит страшная, носатая рожа Бабы-Яги. Сняла маску – под ней хорошенькое, улыбающееся личико.

Маленький мальчуган в полной форме генерала с орденами плачет. У него разорван на животе бумажный мундир.

Напротив него стоит, нахохлившись, такой же малыш в форме красного кавалериста с саблей. Это виноват он.

Всплеснув руками, подбежала Нина.

НИНА (грозно). Это что за война?

КАВАЛЕРИСТ (хмуро). А пусть белая банда на нашу территорию не лезет.

НИНА (хватая за саблю). Отдай саблю.

КАВАЛЕРИСТ. Красные умирают, но не сдаются.

НИНА. Ну, умирай, пожалуйста.

Кавалерист, не выпуская сабли, падает спиной на пол и в предсмертных судорогах дрыгает ногами.

НИНА (в ужасе). Встань сейчас же, костюм испортишь!

КАВАЛЕРИСТ. Я умер.

Он притих и высунул язык.

Кто-то тронул Нину за плечо. Нина обернулась. «Мертвый» кавалерист подскочил и задал ходу. Перед Ниной Алька. Поодаль Эмка и Баранкин.

НИНА. Что тебе?

АЛЬКА (хитро и ласково). Нина, ведь ты у нас помощница вожатой отряда?

НИНА (одергиваясь и приободряясь). Да, я помощница.

АЛЬКА. Ведь если нам что-нибудь нужно, мы должны у тебя спрашиваться?

НИНА (гордо). Да, конечно, у меня надо спрашиваться. (С досадой.) Только у меня никогда никто… (Спохватилась.) Да, у меня всегда спрашиваются.

АЛЬКА. Можно, мы сегодня к празднику чуточку опоздаем? Мы даже не опоздаем, мы придём прямо на площадку.

НИНА. Спросите лучше у Натки.

АЛЬКА. Что же у Натки? Ты ведь и сама начальник.

НИНА (заколебавшись). Я подумаю.

АЛЬКА. Ну, подумай.

НИНА (подумала). Нет, нельзя.

АЛЬКА. Вот и хорошо, что можно. Ах, какой ты замечательный начальник! (Оборачиваясь к Баранкину и Эмке.) Я же говорила, что если попроситься, то пустит. А не спросившись, разве уходить можно?

НИНА (в замешательстве). Да, но сегодня из лагеря с шести часов никому отлучаться не велено.

АЛЬКА. Да мы не из лагеря и ни с места. Мы тут… рядышком. Значит, пустила. (И, не дождавшись ответа, убегают.)

Нина одна. Показывает пальцем в сторону убежавших ребят.

- Спрашиваются. (Пауза.) Значит, авторитет все-таки есть.


*

Владик. Он неспокоен. Передразнил какого-то мальчишку, нырнул в кусты. Подбегает к открытому окну низкого домика. Осторожно заглядывает.

Маленькая канцелярия. Сидит суровая машинистка. Сбоку старый грозный бухгалтер.

Часы показывают без пяти два.

Машинистка говорит нараспев:

- Уже без пяти два.

Владик осторожно вынимает из окна шпингалет и прячется в кусты.

Часы показывают и бьют два.

Машинистка томно пропела:

- Уж два. Пора обедать.

Тяжело отдуваясь, поднялся бухгалтер. Машинистка закрывает окно. Шпингалета нет. Открывает и, перегнувшись, смотрит на землю. Шпингалета нет. Покачала головой. Сердито захлопнула окно.

Бухгалтер и машинистка выходят. Дверь заперли на ключ.

Вылезает Владик. Открыл окно. Влез. Вставил шпингалет. Задернул занавеску. Подошел к машинке. Тронул рычаг. Каретка машинки рванула влево. Вздрогнул Владик. Вставил конверт. Печатает одним пальцем. Вынул конверт и посмотрел.

Капитану Шегалову.

Вставил бумагу. Печатает: «Дорогой дядя, передай книжку, которую я у тебя позабыла, этому мальчику…»

Неожиданно звонит телефон. Владик вздрагивает. Телефон звонит снова. Владик, который боится, как бы звонок не услышали снаружи, подходит, снимает трубку и говорит писклявым машинисткиным голосом:

- Я вас слушаю.


Кабинет начальника порта. Трубку держит капитан Шегалов.

- Это кто? Машинистка? Будьте добры, передайте вожатой Шегаловой, что звонил ее дядя. Погрузку кончаем, и пусть она приходит обязательно.


В канцелярии. Владик. Говорит писклявым голосом: - Хорошо. Я передам. Вешает трубку. Бросается к машинке и печатает: «А прийти сегодня, к сожалению, никак не могу. У нас пионерский праздник, и я занята».


*

НАТКА (говорит Нине). Нина, сейчас передали, что взрыв будет не в шесть, а в пять. Предупреди всех. Особенно звено Владика. Ну что ты на меня глаза вытаращила! Я побегу в штаб лагеря.

Бежит Нина по тропке и кричит:

- Владик!

Остановилась. Попался ей навстречу мальчуган.

НИНА. Ты не видал Владика Дашевского?

МАЛЬЧИШКА. Я с ним не вожусь. Он мне вчера показал фигу.

- Ну, ладно, не водись. Но ты его видел?

- Видел недавно. Вон там.

Нина побежала. Тропка. Кусты. Окно в канцелярию. Нина останавливается и прислушивается. Щелкает машинка. Занавеска задернута.

Нина кричит через окно:

- Марья Петровна, к вам пионер Владик Дашевский не забегал?

Писклявый голос из-за занавески:

- Нет, не забегал. Оставьте меня в покое.

Владик кончает печатать. Прочел. Развернул бумагу, сорванную им со стены возле зоокабинета, подложил копирку и перевел фамилию Натки. Посмотрел. Прищелкнул языком. Положил в конверт. Вылез.

Входят бухгалтер и машинистка. Машинистка идет закрыть окно. Увидала, что шпингалет на месте. Лицо её выражает крайнее недоумение.


*

Бежит Вадик. Выронил письмо. Как коршун, налетела откуда-то сбоку и подхватила письмо Нинка.

ВЛАДИК. Отдай сейчас же.

НИНА. Нет. Скажи сначала, где твоё звено.

ВЛАДИК. (нетерпеливо). Два человека в хоровом кружке. Два в танцевальном.

НИНА. А ещё три? Где Алька, Эмка, Баранкин?

ВЛАДИК. (неопределенно крутит рукой)

Они... Они тут!

НИНА. (сердито передразнивает, крутит рукой) Тут ничего нет. Сейчас же беги и вызови их на площадку. Скоро взрыв. А письмо получишь, только когда с ними вернешься. (Повернулась и пошла. Самодовольно улыбнулась и сунула письмо в карман.) Теперь вернётся живо!

Злоба и страх перекосили лицо Вадика. Вот он что-то придумал и погрозил ей пальцем.

Идет Нина. Навстречу ей попадается малыш. Вплоть до подбородка нагружен яблоками. Споткнулся. Яблоки рассыпаются, раскатились. Подошла Нина. Письмо у неё торчит из кармана. Наклонилась, собирая яблоки. Одно яблоко закатилось под куст, потянулась за ним. Вдруг из-за куста высунулась рука, тихо цапнула у Нины из кармана письмо и исчезла.


*

Во дворе крепости. Танк движется вперед. Поворачиваются башни с пушками. Алька, Эмка и Баранкин довольны. Вдруг танк остановился и зарычал.

АЛЬКА. Что это? В моторе перебои?

Танк зарычал ещё злобнее, подпрыгнул, залаял и бросился к входу. Стоит спиною к стене застигнутый Владик.

ЭМКА. (сердито). Ты куда пропал?

ЭМКА. А не веришь?

Баранкин привязывает к палке бечевку. Алька поднимает топор. Эмка - молоток... Хотят идти. Оглянулись: Владика нет. Обернулась Алька и видит, что Владик шмыгнул в крепость.

АЛЬКА. Он что-то хитрит! Нам говорит - уходите, а сам прячется.

Баранкин быстро привязывает танк веревкой к кусту у входа. Ребята крадутся за Владиком.

Танк на привязи. Объектив поднимается. Вдалеке видна уже знакомая нам вершина скалы.


*

Штаб взрыва у озера. Углубление с укрытием для динамо-машины. Горн играет тревогу. Бегут люди. Инженер Ганин подходит к взрывной кнопке.


*

Владик в башне. Зажег свечу.

НАДПИСЬ: Безумец, не поднимай...

Вдруг Владик услышал шум. Задул свечу и, выбежав на свет, в другую комнату, столкнулся с ребятами.

АЛЬКА. Почему же это нам уходить, а сам ты не уходишь?

ВЛАДИК. Не твое дело. Живо отсюда марш! Или я отберу у вас собаку. Она моя.

Подходит к Альке.

АЛЬКА. Врёшь! За последние дни ты её даже не накормил ни разу. Что ты без нас задумал? Владик сжимает кулаки

БАРАНКИН (мрачно Владику). Но, но, не лезь! А то я не посмотрю на то, что ты с палкой.

Эмка подскакивает со скрюченными пальцами.

- А я за него царапаться буду.

Владик, отступая, говорит:

- Трое на одного!.. (Альке.) Ты трус. А что я задумал, то и сделаю!

Алька презрительно улыбнулся.

Раздаётся далёкий сильный удар. В страхе замерли ребята. Это взрыв.

Дым. Пыль. Рухнула вершина. Упало дерево. На какой-то скале покачнулся и обвалился тяжёлый камень. Хлынула вода. Ползёт могучий мутный поток.


*

КРУПНО: Обернувшись лицом к тёмному дымному облаку, три девчонки и трое мальчишек звонко трубят в блестящие фанфары победу.

С треском и блеском разворачивается лагерный праздник.

Песни. Марши. Карнавал. Пляски.

Пришли лётчики. Их окружил весёлый хоровод. И куда бы смущённые лётчики ни двинулись, тесно сомкнувшееся кольцо следует за ними.

В толпе Натка. Натка сегодня приоделась. В волосах у неё цветы.

НАТКА. Но где же Алька?

Идёт праздник. На площадке возникают стройные пирамиды.

Две нетерпеливые девчурки-цыганки вот-вот готовы ринуться в пляску.

Спрашивает у них Натка:

- Вы не видали Альку?

ЦЫГАНКИ. Не мешай, не видали?

НАТКА (мальчугану). Беги поищи Альку. Скажи, что вон его отец идёт.

МАЛЬЧУГАН (весело улыбнулся). Сейчас найду.

Выскочили в круг и завертелись цыганки.

Кто-то положил Натке на оба плеча тяжёлые руки. Пробует Натка обернуться, но не может.

НАТКА (строго). Кто балует?

Шегалов быстро поворачивает её лицо к себе..

- Я. Приказано утром принять грузу ещё пять вагонов. (Показывает на море.) Видишь, судно отошло и стоит на рейде.

НАТКА (поёжившись). Дядя, у тебя лапа, как у белого медведя. Ты как сюда догадался прийти?

КАПИТАН ШЕГАЛОВ. Не пришёл, а приплыл. Вон уходит мой катер.

НАТКА. Он за тобой вернётся?

- Ели вызову, то вернётся.

- Да... Но как же ты его вызовешь, если твоё судно стоит на рейде?

Далеко в море виден корабль.

ШЕГАЛОВ (с усмешкой). Покричать можно. У меня голос (показывает басом) ого-го.

Вот показывается Сергей Ганин. Бьют и сверкают сильной струёй фонтаны. Ганина приветствуют шумными возгласами.

ШЕГАЛОВ (Натке). Это ещё что за победитель?

Подошёл Ганин к Натке, поздоровался. Взглянул на Шегалова.

Изумлённое лицо Ганина, и такое же изумлённое лицо у Шегалова. Протянули друг другу руки.

Ещё более изумлённое лицо Натки.

НАТКА. Но постойте. Где вы уже познакомились?

Одновременно Шегалов показывает на орден Ганина, а Ганин на орден Шегалова.

НАТКА. На фронте? Но чего же вы оба молчите?

ШЕГАЛОВ (Ганину). Киев помнишь?

ГАНИН. Ещё бы! (Шегалову.) А Одессу помнишь?

ШЕГАЛОВ (похлопывая себя по загривку). Ещё бы! А давно ли... (Задумавшись.) Нет, давно... (Недоумённо показывает на танцующих ребят.) Новые люди выросли.

ГАНИН. Постой. Я тебе покажу сейчас моего сына. (Нетерпеливо оборачивается, но Альки нигде не видно.)

НАТКА (смущённо). Он где-нибудь тут прячется. У них же тайна. Погодите... Я сейчас.

В сторонке мальчуган-генерал под охраной двух конвоиров. Мальчуган-кавалерист обеспокоен.

КАВАЛЕРИСТ. Куда они пропали? Сейчас уже начнётся военный парад.

Бежит Натка. По дороге в неё бросили бомбу конфетти. Она сердито отряхнула волосы.

НАТКА. Нина, уже темнеет. Где ребята? Где Алька?

НИНА. Я их ненадолго отпустила. Я послала за ними Владика. Вот и письмо! (Она сунула руку в пустой карман и разводит руками.)

- Но куда же ты их отпустила?

- Не знаю! Где же письмо?

На Нину и Натку накидывают ленты серпантина.

Натка сердито рвёт ленты и кричит:

- Какое письмо? Как не знаешь? Ты должна знать!

Маленькие танцорки - матрёшки и китаянки, которые, репетируя выступление, плавно покачивались, с недоумением обернулись.

Одна матрёшка говорит китаянке:

- А вдруг они убежали смотреть взрывы?

НАТКА (Нине). Отряди человек пять. Найти сейчас же! Что за глупости!

С веселыми лицами нырнули в кусты один гонец, другой, третий.

Идёт праздник. Танец матрёшек. Танец китаянок. Общий танец.

Сергей и Натка пробираются через толпу. Подбегает гонец. Потом другой.

- Нигде нет.

- Не нашли, Натка.

Натка хмурится. Ударил первый залп ракет.

Вдруг шум, крики.

- Это они… это они…

- Нашлись!

Обрадованный Сергей, Натка и Шегалов бросаются к площадке.

Катит, ворочая башнями, танк. Все хохочут.

НАТКА (Сергею). Ну, вот видите, что они придумали.

Вдруг замолкает Натка. Видно, что за танком волочится веревка с обломком ветки.

Танк отгружают. Сзади танка большая рваная дыра. Внизу танка красное пятно.

Испуганно говорит китаянка матрёшке:

- У танка кровь! Танк ранен!

Подбегает третий гонец.

- Их негде нет, Натка.

Подбегает горнист.

- Натка, трубить тревогу?

НАТКА. Не надо. Тише. Где начальник лагеря?

С треском врывается второй залп ракет.

Танцуют в сторонке три девчонки. Рядом малыш-кавалерист и малыш-генерал.

ГЕНЕРАЛ (в страхе). Пропали?

КАВАЛЕРИСТ. Пропали.

Замахивается саблей на танцующих девчонок.

- Стойте, глупые! Чего скачете!

Гаснут в небе ракетные звёзды.

Выбегает с фонарём человек. Свернул направо. Выбегает другой. Накинул плащ-дождевик. Свернул налево. Вылетел из ворот один кавалерист, за ним другой. То мелькнёт, то спрячется за тучи луна. На море шторм.


*

Луна озаряет угрюмые развалины крепости и то место, где играли строившие танк ребята. Знакомая ограда. Но низкий вход завален тяжелым камнем. Валяются осколки. Куст, к которому был привязан танк, надломлен. Разбитая надвое вывеска. Остаток надписи: «нковый завод».

Внутри крепости. Перехватив колени руками, сидит и тихо плачет Эмка.

Баранкин, топором расширяя узкое окошко бойницы, отбивает по кусочку камешки.

Насупившись стоит Владик и смотрит вверх. Наверху трещина и какая-то дыра. Нависли камни. Посыпалась струйка земли. Всё шатко, непрочно и опасно.

АЛЬКА (подходит к Эмке). Ты не бойся. Он пробьёт окно, и мы выберемся.

Баранкин с силой бьёт по камню, так что отлетают искры. Трах… Топор сломался.

Баранкин с досадой бросил его на землю и пробует просунуться в дыру. Нет, никак. Пробует Владик – застревает.

АЛЬКА. Пустите меня. (Лезет) Если бы ещё чуть-чуточку!

Баранкин подымает сломанный топор и неловко бьёт по камню.


*

Старик садовник с фонарём в горах.


Всадник сошёл с коня и прислушался.


Сергей и Натка в горах. Рвёт волосы ветер.


*

Бьёт по камню Владик. Устал. Бросил. Лезет в дыру Алька. Ура! Пролез.

Обрадованная Эмка кричит в бойницу:

- Беги в лагерь, да поскорее!

Но… Мы видим Альку, стоящего на крохотной площадке над обрывом. По бокам скалы. Внизу море.

Алька попробовал шагнуть по уступу вправо, где скала не так отвесна. С шумом покатились мелкие камушки. Алька отшатнулся к стене и замер.

Опять Алька в крепости.

- Там пропасть. Крутые скалы. Мне не пробраться.

Сидит в уголке и, обхватив колени, тихо плачет Эмка.

Баранкин, тяжело дыша, вытирает совершенно мокрый лоб. Рука его уже перевязана тряпкой. Сыплется сверху земля.


*

Человек с фонарём встречает капитана Шегалова.

- Что, нет?

- Нет. Не видно и не слышно.


*

Ночь. Палата. Горит огонёк. На цыпочках мечется от окна к окну Нина. Вскакивает спросонья какая-то девчонка. Бормочет:

- Ну, что? Нашли?

Подскочила Нина, укладывает её.

- Спи! Спи!..


*

В крепости. Уснули на земле измученные ребятишки. Не спит только Эмка. Она смотрит на Альку. Алька во сне что-то гневно бормочет. Эмка в страхе потянула его за рукав и шепчет:

- Алька, проснись! Ты видишь плохой сон.

Алька приоткрыл глаза и закрыл опять.

Теперь мы видим Алькин сон. Слышна музыка той самой песенки, которую пели когда-то пионеры:

Ты в плену, окончен бой.
Под тюремною стеной
Ходит мрачный часовой.
Стой. Стой. Стой.

Над отверстием бойницы возникает железная решётка.

Стиснув зубы, милый брат,
Ты не выдашь свой отряд.

У решётки возникло лицо той самой женщины, портрет которой мы видели в Алькином журнале. Музыка песни идёт дальше без слов.

Алькино лицо. По губам видно, что он прошептал слово "мама".

Опять сон. Песня...

Крикнешь ты врагу в упор,
Что ни пытка, ни топор,
Ни железо и ни кнут
Нас не сломят, не согнут.

Огонь. Взрыв. Решётка исчезла. Из окна открывается вид на светлое, всё в солнечных бликах море, на котором стоит удивительный, весь в звёздах, корабль.

Алька во сне кричит:

- Мама!.. Беги, мама!..

В страхе дёрнула Эмка Альку за плечо. Проснулся Алька и быстро спросил:

- Она убежала?

ЭМКА. Кто она?

Опомнился Алька, протёр глаза, осмотрелся. Видит он: спят измученные Баранкин и Владик, притихла в уголке Эмка. Постоял Алька и решительно подошёл к окну.

ЭМКА. Ты куда?

Горькая улыбка скользнула по Алькиным губам. Он ещё раз глянул на своих товарищей и тихонько пробормотал:

Стиснув губы, милый брат,
Ты не выдашь свой отряд.

Обернулся к Эмке.

- Сиди тихо. Не буди их. Я только вылезу и посмотрю...

Алька на крохотной площадке. Теперь лицо его серьёзно и сосредоточенно. Осторожно пробирается. Остановился. Перед ним угрюмо темнеют острые скалы.

НАДПИСЬ:
Вперёд, товарищ, путь далёк
Перед тобой во мраке лёг.


Теперь мы видим Альку, осторожно пробирающегося по кручам. Часто он останавливается, передыхая, и ждёт, когда вынырнет из-за туч луна. Вот он чуть-чуть не сорвался. Удержался за куст.


*

В крепости. Удар... Упал сверху большой камень, за ним, взымая пыль, посыпались песок и щебёнка.

Вскочили ребята. В страхе жмутся и заглядывают в бойницу. Но темно и ничего не видно.

ЭМКА. Он сорвётся! Он погибнет!..

ВЛАДИК. И мы тоже!

Алька поскользнулся и полетел вниз. Но вот он поднялся. Он на берегу. Прихрамывая, пошёл он вправо вдоль узкого берега под скалами.

Вот площадка пошире. Здесь навален сухой кустарник. Но встала скала и преградила ему путь. Теперь мы видим, что Алька очутился в ловушке. Он находится как бы в маленькой бухточке с крутыми навесами, и его ниоткуда с берега не видно. Сел и прислонился к стене. Теперь нам видна узкая каменная гряда, которая уходит далеко в море. На конце гряды большой, похожий на островок камень.

НАДПИСЬ:
Стиснув губы, милый брат,
Ты не выдашь свой отряд.


Подняв на плечо перевязанную ремешком охапку хвороста, Алька по пояс в воде пробирается от камня к камню. Шатается. Остановился у одного камня и опустил голову.


*

Штаб лагеря. Телефон. Кто-то вызывает.

- Плотина. Ну, что? (Положил трубку и качает головой.)

Топот. Подскакал к воротам конный отряд милиции.


*

Сергей и Натка. Остановились. В глубоком отчаянии опустила Натка голову и села на камень. Ганин отошёл. Сидит Натка, опустив голову, и ничего не видит. А между тем далеко внизу вспыхнула маленькая светящаяся точка. Вот она заблестела ярко, ярче... Натка открыла глаза. Вдруг она увидела и вскрикнула:

- Огонь! Кто-то внизу зажёг огонь!

Смотрит Ганин в бинокль. Но пока видно только слабо полыхающее пламя костра.

Бросаются вперёд. Где-то бегут, где-то карабкаются. Стоп. Под ногами обрыв. Теперь в бинокль хорошо виден костёр на камне и возле костра чей-то силуэт.

ГАНИН. Это Алька. Это он зажёг костёр. Стойте здесь. А я назад за лодкой.


*

Измученный Алька лежит у костра. Дышит тяжело. Костёр еле горит. Алька понемногу подкладывает маленькие щепочки. Вот он вынул из бокового кармана и бросил в костёр карандаш. Посмотрел, подумал и бросил спичечную коробку. Ярко вспыхнула коробка. Развернул Алька какую-то бумагу. Смотрит. На нём уже знакомый нам вырезанный из журнала портрет темноволосой женщины. Алька бормочет:

- И её тоже было нелегко.


*

Бросаются к лодке рыбаки. Среди них Алькин отец. Но мешают спустить лодку волны.

Небо. Огромная туча быстро надвигается на луну.

Лодку опрокинуло.

Тухнет костёр. Он горит совсем уже слабо. Натка с тревогой смотрит на исчезающую луну.

КРУПНО: Её взволнованное лицо.

Совсем чуть-чуть мерцает костёр.

Натка кричит гневно:

- Я прыгну с самолёта хоть тысячу раз!

Подбежала к обрыву и бросилась вниз в воду.

Плывёт Натка. Небо. Последний проблеск луны. Навалилась туча. Тьма.

Опять рыбаки пробуют столкнуть в море лодку. Не выходит. Вдруг на уступе над берегом взмахнули и заметались огни.

Стоит капитан Шагалов и подаёт факелами по семафору сигналы.

В той стороне, куда он смотрит, тьма и лишь чуть видны судовые огни.

Быстро мелькает огненный семафор. Тьма.

Вдруг яркой вспышкой ослепил и начал точками-тире отвечать прожектор.

Шегалов кричит вниз огромной силы голосом:

- Эй, на берегу! Спокойнее! Сейчас придёт катер!


*

Лежит Алька. Вспыхнула в костре последний раз какая-то веточка. Алька лежит с закрытыми глазами. Вылезла на камень и подошла к нему Натка. Алька открыл глаза. Увидал её. Обессиленный и усталый, но так же, как всегда (это я подчёркиваю), он улыбнулся и спросил:

- Это ты за мной приплыла? (Пауза.) Мы все целы, но они там.

Показывает на скалу. Костёр тухнет. Тьма.


*

Мчится по волнам моторная лодка. В лодке фонари. Ганин, матросы. Глядят на берег люди, но кругом темно.

ВСТАВШИЙ ШЕГАЛОВ (Ганину). Где же огонь? Может быть, это были ваши с фонарями?

ГАНИН. Нет, это был костёр.

КАПИТАН ШЕГАЛОВ (рулевому). Держи левее, здесь опасно. (Глядит на небо.) Проклятая темнота!

Вдруг совсем недалеко ярко вспыхивает огонь.


*

Камень на море. Натка бросает в костёр целые кипы хвороста. Рвёт ветер. Натка с Алькой в свете пламени смотрят на подплывающую лодку.


*

Обратный путь. Ганин держит Альку. Прижалась к нему продрогшая, мокрая Натка. Вышла луна. Проплывают под скалой, с которой бросилась Натка. Сергей Ганин посмотрел на скалу. Перевёл взгляд на Натку.

Капитан Шегалов усмехнулся.

- Что и говорить. Прыжок был смелый!


*

Дымные факелы. С топорами и ломами рабочие разваливают вход в крепость. Среди них Алькин отец.


*

Ночь. Палата. Мечется от окна к окну Нина. Мелькают вдалеке светлые точки.

Вскакивает девчонка и спросонья бормочет:

- Ну, что? Нашли?

Подбежала Нина. Она и смеётся и плачет.

- Да, нашли, нашли. Ну, спи же, спи!


*

Утро. По коридору целыми ватагами носятся ребята. Все возбуждены. Всех разбирает любопытство. Один другому:

- Их нашли под землёю? Они там искали клад?

- Нет, их нашли в башне. И никакого клада они не искали.

- А что?

- А то...

Окружили Баранкина. Баранкин сконфуженно отмахивается Кто-то из ребят у него спрашивает:

- Нет, ты расскажи, там было интересно?

ЭМКА (сердито). Сядь сам, тогда узнаешь, как интересно.

Слышна команда:

- Становись на линейку!


*

Рабочие с ломами сидят у входа в крепость и перекуривают.


*

Линейка. Идёт Натка. С нею Алька. Рука у него на перевязи.

Ребятишки кричат "ура" и хлопают в ладоши. Выскочила из строя и заскакала обрадованная Эмка.

Подбежала Нина, сунула Эмку в строй. Эмка скачет и в строю.


*

Рабочие у крепости поднимаются и берутся за лопаты.

ПЕРВЫЙ. Ну, давайте начинаем.

ВТОРОЙ. Постойте, надо посмотреть, не забыли ли мы чего внутри.

Лезет в дыру.


*

Линейка. Заканчивает Натка:

- ...Так что вы теперь сами видите, как плохо могло бы окончиться это дело. А пока забудем о нём. Сегодня уходит с подарками испанским детям наш пароход, и начальник лагеря разрешил идти нам его провожать. Владик крикнул из строя:

- Но разве он не ушел еще вчера?

- Нет, задержалась погрузка.

Терраса. Владик подходит к Натке. В руках у него книга.

ВЛАДИК. Я не пойду в порт.

- Почему?

- После вчерашнего я себя плохо чувствую.

- Но что ты один будешь делать?

- Я лягу и буду читать.

НАТКА (подумав). Ну, читай.

Владик под кустом лежит и читает.

Ребята надевают сандалии. В руках у них панамы и платочки.

МАЛЬЧУГАН (обращаясь к Нине). Нина, можно, я пока сбегаю к фонтану?

НИНА. Нет, нельзя, никуда нельзя.

ДРУГОЙ. Нина, можно, я сбегаю поищу себе палку?

НИНА (с отчаянием, оглядывается). Ой, где Натка? Нет, нельзя, никуда нельзя.

Подлетает Эмка:

- Нина, можно, я тебя поцелую?

НИНА (кричит). Нет, нельзя, нельзя, нельзя!.. (Пауза.) Можно. (Усмехнувшись.) Однако придется мне подать рапорт об отставке. Сердце у меня мягкое, неавторитетное…

Читает Владик книгу.

КРУПНО: Теперь мы видим, что Владик ничего не читает, а глаза его бегают. Вот он сунул книгу и шмыгнул в кусты.

Пробирается к крепости. Стоп. Пусто. Вход наглухо завален. Владик плюнул.


*

Отряд строится. В сторонке Сергей и Натка.

НАТКА. Вы с нами идете? Это хорошо, вы мне будете нужны.

ГАНИН. И вы мне тоже. Я вам должен что-то сказать.

НАТКА (весело командует). Напра-во! Шагом!.. Из-за кустов выходит рабочий и идет прямо к Натке. В руках у него сумка.

НАТКА. Это что такое? (командует отряду.) Остановить.

РАБОЧИЙ. Не знаю. Нашли в крепости. Натка достает колбасу, достает буханку, достает письмо, увидела адрес: «Капитану Шегалову». Удивилась, распечатала. Нахмурилась.

- Глупый! Испанские дети едут оттуда к нам, а он задумал бежать в Испанию. (Командует.) Шагом… марш!..

С песней о юном барабанщике отряд дружно зашагал по дороге.

Но вот крик:

- Почтальон идет, почтальон!

Отряд остановился. Натка берёт у почтальона письма.

- Не разбегаться. Письма я раздам на месте.

Заглянула ей Нина через плечо. Обернулась к ребятам и говорит:

- Владику Дашевскому письмо. А он-то с нами и не пошёл.

В порту идет митинг. Толпа. Грузятся последние ящики с надписями: «Масло, яйца, колбаса». Опускается огромный крюк на стальном тросе. Снизу кричат:

- Все!.. Конец!..

Подбегает девчурка и вешает на огромный крюк маленькую куколку, которая держит в руках красный флаг.

(Смех.)

Команда:

- Вира помалу!

Огромный крюк взмахнул куклу вверх, перевернулся тяжелый кран и опустил куклу на руки капитану.

Гремит музыка. Капитан идет на мостик. Третий гудок.

Вбегает запыхавшийся Владик.

НАТКА. Почему же ты не остался читать книгу?

ВЛАДИК. Раздумал. (Хочет отойти.)

НАТКА. Стой здесь.

- Почему здесь?

- Стой здесь, Владик. Мы уже все знаем. Возьми… Тебе от отца письмо.

Музыка. Крики «ура».

Жадно читает Владик письмо. Улыбнулся. Поднял голову. Трап уже убрали. Смотрит на фотографию, вложенную в письмо.

КРУПНО: Отец Владика в форме солдата республиканской армии.

Отряд.

НАТКА (Владику). Так твой отец уже не в плену?

ВЛАДИК. Нет. Его отбили, и он уже в польско-итальянском антифашистском батальоне.

НАТКА. Отец твой жив, а корабль ушел, и никуда тебе бежать не надо. Живи с нами.

ЧЕЙ-ТО ГОЛОС. И не задавайся.

ВЛАДИК (Гневно). Кто говорит «не задавайся»? У меня отец – герой, а у тебя кто? (Увидел Альку.) А ты что нахмурился? Ну, говори?

Алька резко протягивает ему уже знакомую фотографию.

Теперь можно уже наконец разобрать как следует лицо этой молодой смуглой женщины с распущенными косами.

ПОДПИСЬ: Марица Маргулис, болгарская коммунистка. Присужденная к вечной каторге, она дважды бежала из крепости. Три года тому назад она была снова схвачена и после тяжелой пытки убита.

Алька смотрит в лицо Владику и говорит ему:

- Это моя мама.

Владик отвернулся.

НАТКА (Владику). Ты слишком часто думаешь только о себе, Владик. Настоящие герои так ли делают? Посмотри хотя бы на Альку.

ВЛАДИК. Что же на Альку? Ты-то на себя посмотри. А ты смелая?

НАТКА. Да.

ВЛАДИК. Это не правда.

НАТКА. Ты уже опоздал, Владик. Теперь – правда. (Оборачивается к Нине.) Нина, я оставляю с собой Владика и Альку. А отряд ты отведешь в лагерь сама.

НИНА (испуганно). Ой, Натка! Но я же хотела подавать в отставку.


*

Аэродром. В строю парашютисты. Среди них Натка. Сбоку Ганин, Алька и Владик.

ИНСТРУКТОР. Шегалова, ты не волнуешься?

Гордо качнула головой Натка.

Снизился самолёт. Вошла Натка в кабину. Разбежался и улетел самолёт.

Ганин, Алька и Владик смотрят.

Кружиться самолёт. Точка. Купол.

АЛЬКА (задумчиво). Прыгнула. (Повернулся к отцу.) я ее что-то очень люблю, папа.

Бегут ей навстречу. Окружили.

Натка и Ганин. Ганин крепко сжимает ей руку.

НАТКА. Вы, кажется, хотели мне что-то сказать?

ГАНИН (обернувшись на ребят). Потом… не сейчас…

НАТКА. Это тайна?

ГАНИН. Тайна.

НАТКА (лукаво улыбнувшись). Военная?

ГАНИН. Нет.


*

Режет волны большой пароход.

КРУПНО: Раскачивается на ветру, взмахивая флагом, маленькая кукла.

Скала. На скале, провожая уходящий пароход, стоят и машут руками ребятишки.

Три девочки, трое мальчишек, высоко подняв блестящие фанфары, трубят победу.


• НАВЕРХ