на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





Allan Shade
"Артек"

(из книги "Узоры на окне", 1993 - 1999)



"Узоры на окне" - Это самые ранние мои произведения, если их так можно назвать. Я сказал бы. что писал все это в молодости - но молодость вроде как еще не кончилась ;) Опять же, с той поры я успел не только закончить школу, а еще и получить диплом. Так что пусть будет лучше: "Я писал это в детстве".



1.

Тридцатиградусный мороз. Пронизывающий ветер. Пять часов утра. Пустынная автобусная остановка, постепенно заполняющаяся счастливчиками. Долгий путь в аэропорт. Аэропорт встречает кромешной темнотой. Непогода обесточила огромное здание и взлётные полосы. Рейс отложен. Счастливчики (и я в их числе), проделав ещё один-два броска по морозу, вылетят в Артек только вечером.



2.

Самолёт летит гулко и высоко. Облака застилают нижний обзор. Но мне хватает и верхнего. Там, над креслом, какие-то кнопочки, ручки и трубочки. И всё это надо изучить. Давненько на самолёте не летал. До Москвы четыре часа. Но они пролетят незаметно...



3.

Артек! Артек - это мечта. Мечта для всех, кто там не был. Им-то я и адресую эти маленькие записки. Когда прочтут, решат сами, ехать или не ехать...



4.

Первый день после приезда начался необычайно бодро. Правда, не было никакого горна. Просто стремительно зашла вожатая и громко крикнула: "Я ваша вожатая. Меня звать Наташа. Скорей собирайтесь! Там уже все построились..." Вот так подарочек!

Зарядка сама по себе вещь полезная и нужная... Но я никак не ожидал, что полезна она на улице. Зимой.

И тут вышел директор (это я потом узнал, кто он такой) и давай показывать нам упражнения. Целых полчаса мы размахивали руками и резво подпрыгивали. Лиха беда начало...



5.

Под строгим взглядом нашей Наташи нас проводили в лагерный корпус - собираться в столовую.

Путь в столовую показался очень близким: немного ниже нашего корпуса, всего четыре лестницы вниз. Тогда я как-то и не подумал, как тяжело нам будет возвращаться назад...

Сейчас уж и не припомню, чем нас кормили в первый день, так как масса впечатлений вскоре переполнила память, не оставив места для меню. Просто было вкусно.

Радость от еды меркла под тяжестью строгой дисциплины, обрушившейся на нас. Обидно было вдвойне: мы ведь уже вышли из детсадовского возраста, но всё-таки пришлось ждать, пока выйдут из столовой наши вожатые, послушно построиться парами и брести вверх по лестнице к корпусу, медленно, нога за ногу, высунув языки... Бедные крымчане!



6.

О прогулках надо сказать особо. Как нам объяснили вожатые, детей, прибывших в Артек, обязательно знакомят с местностью. Конечно, экскурсий будет ещё немало, но это было Первое знакомство. Да-а...

Отправились сразу после завтрака. Чтобы поспеть к обеду. Вероятно, оптимист сказал бы: "Ноги крепче будут". Но мы-то явно были пессимистами, так как за три часа до обеда готовы были протянуть ноги и мечтали о чудесном спасении от "знакомства"...

И тут нас повели обратно, и нам повезло: мы пошли в столовую, а значит вниз.



7.

После обеда знакомились с вожатыми. Мы спокойно сидели в зале, а вожатые выступали на сцене, показывая нам сказку "Обыкновенное чудо". Мне очень понравилось, и думаю, что не одному мне. В корпус вернулись вечером. Уже стемнело. Наташа с Юлей зажгли свечу, и у нас, как и в каждом отряде, прошёл вечер знакомства. Нужно было взять свечу и рассказать о себе. Каждому.

Так и закончился мой первый день в Артеке - один из тридцати трёх, в которых будет ещё много всякого: нового, удивительно-интересного, весёлого и грустного...



8.

И даже в лагере!.. Школа. Это объявление было кошмарным. Каникулы, лагерь мечты. И вдруг - школа!

Как же так? Ведь каникулы!.. Этот протест не возымел действия. Ведь нас предупреждали. Пришлось нам, глядя в окно, узнавать, где находится эта самая школа. Я удивляюсь, как мы не попадали, увидав, какой путь предстоит проделывать нам только туда, а тем более представив, как мы будем возвращаться обратно...



9.

Уроки не были долгими. Они были скучными. Они не были трудными и их было немного. Но так невозможно было ждать, когда же мы наконец вернёмся в корпус! Автобусы приходили к самому окончанию уроков. А как-то раз наш автобус к нам не пришёл. И мы пошли пешком. Это было очень красиво: звёзды, море и мы, идущие по долгой дороге...



10.

Меня лечили от простуды неделю. В корпусе. Потом врач понял, что в холодном-прехолодном корпусе я не поправлюсь, воскликнул: "Зачем он только приехал?!" - и написал направление в изолятор.

В изоляторе было жарко. И кормили там обильнее. Но жизнь там была скучная, и описывать её неинтересно. Лечение было добросовестным, по науке, как положено, а потому ужасным.

Запомнился изолятор не лечением, однако. И надо же было такому случиться! Вроде АРТЕК, международный детский центр, не вокзал какой-нибудь, а вот деньги спёрли. И самое главное, что я хотел привезти оттуда - кораблик в бутылке, - я не купил...



11.

Что такое дуромер? Знаете? И я не знал. Этот уникальный прибор есть только в лагере "Хрустальном". Он встретился нам по дороге в столовую в первый же день. Большая бетонная плюха на обочине. Бесформенная и крапчатая. Из этой плюхи торчит здоровая гнутая железяка. Разумеется, весь наш отряд сразу же заинтересовался: "А что эт такое-то?"

Наташа, как заправский экскурсовод, начала объяснять: "Это дуромер. Кто железку сильнее раскачает, тот и дурнее!"

Мы шли строем. Парами. До первых пар дошла только первая часть: "Кто сильнее...". И загремела железка... А смысл всей фразы до последних пар дошёл постепенно.

Вот так мы познакомились с дуромером, достопримечательностью лагеря "Хрустальный".



12.

"Хрусталинку" мы называли лагерем. На самом деле это одна из дружин лагеря "Горный". Были ещё дружины "Янтарная" и "Алмазная". И самих лагерей тоже было много - настоящая детская страна со своими городами и областями...



13.

Конкурсов проводилось несколько. Первым был музыкальный. Участвовали все - отрядом. Но до самого выступления мы не определились, как будем стоять на сцене. Наташа располагала нас и так, и эдак, ставила то в ряд, то подковой, делила пополам: одна часть поёт, а другая изображает смысл песни. Но окончательное решение принял наш заведующий Вартан на генеральной репетиции. Сказал он его уверенно, твёрдым голосом. Так, чтобы никто не возразил. Решение оказалось простым. Мы встали в несколько рядов и разок прорепетировали. А потом поехали в Суук-Су.

Суук-Су в переводе с не-помню-какого (кажется, с древнескифского*) означает Холодная Вода. Там мы и выступили. Как нам сказали, прекрасно. Но получили лишь третье место. Первое занял первый отряд. Конечно, они же самые старшие. Ну они и заважничали - "первые на первом".

А наш диплом Наташа бережно положила в какую-то хранительную шкатулку. Это была первая победа. И осталась в памяти крепко.


*) с татарского (прим. www.Suuk.su)



14.

Игра "РВС" расшифровывалась так: "Разведай, выясни, сообщи". Своеобразный поиск и обмен информацией. Скажем, такое задание: разведать, где тут бар, выяснить имя директора дружины и всё это сообщить Наташе (ей-то это к чему?). Наша команда справилась с заданием первой. Бар мы, правда, не посетили, а вот имя директора дружины "Хрустальной" потом не раз пригодилось.



15.

Развлекали нас профессионально. В середине смены состоялось знакомство с массовиком-затейником. Всех согнали в рекреацию и заставили слушать песни. Артековские. Поначалу мы их вообще не поняли. Но затейник оказался мастером своего дела. Он душевно призвал нас: "Поём вместе!" И с третьего захода мы уже кое-что заучили и даже весело притопывали в такт. А потом этот хитрюга предложил нам купить сборник артековских песен, и мы тут же сделали это полезное приобретение.



16.

На танцевальном конкурсе мы исполняли латиноамериканский танец "Ча-ча-ча". Интересна история его рождения: раньше вино толкли ногами - ходили по винограду, и во время такого хождения кто-то придумал танец. Сейчас я не помню, как и куда шагать, ведя партнёршу. Но за этот танец мы тоже получили третье место.

Итоги были объявлены на следующий день. Вручали дипломы. А с ними... вот здорово! Настоящие артековские значки. Значок был прямоугольным, с разноцветными буквами "АРТЕК". После этого по всей дружине хвастались заслуженными наградами. Более важным считался значок "Костерок" - из разноцветных язычков пламени. Кое-кто его просто купил. Но все прекрасно знали, что таких наград никому не вручали, а значит, значок не заслужен.



17.

Среди игр попадались и очень даже нужные, необходимые для артековского хозяйства.

По стрелочкам, от станции к станции, целый день мы выполняли разные задания, получая за них жетончики. Помимо прочих попалось задание убрать как можно больше мусора с территории дружины. Мы старались: чем больше очков указано на жетоне, тем ближе мы к победе. Набрали в общей сложности 518 очков и... вновь оказались на третьем месте. Впрочем, никто не огорчился: призы для всех были одинаковы - каждому отряду досталось по пирогу с повидлом.



18.

В Драматическом конкурсе мы ставили "Лошадиную фамилию" Чехова. Мне досталась роль Ивана Евсеевича. Здорово играл генерал. Он ходил по сцене, а за ним бегали (прислугою) все девчонки нашего отряда. Всем очень понравилось. И как я узнал недавно, нас там помнят до сих пор. Хотя сколько с тех пор конкурсов прошло, сколько народу перебывало...



19.

Мало кто видел настоящий космический спускаемый аппарат. Да ещё тот самый, в котором приземлился сам Гагарин после своего знаменитого полёта! Именно этот ценный экспонат передал артековскому Музею Космонавтики Юрий Алексеевич. Как только экскурсовод сказала нам об этом, весь отряд собрался возле побывавшего в космосе шара. А тот лежал в углу и, наверное, скучал без полётов... А ещё Юрий Гагарин подарил музею свой корабль. Но не настоящий, а модель в 1/3 натуральной величины. Однако даже такой уменьшенный "кораблик" не уступал в размерах легендарному шару, уже осмотренному нами в соседнем углу зала. Маленькая пластмассовая модель спускаемого аппарата там тоже была - шар с окошечками. Мы не преминули в те окошечки заглянуть. Там, внутри, перед пультом с нарисованными кнопочками, сидел пластмассовый человечек. Тут экскурсовод начала рассказывать про пищу для космонавтов. И показала нам тюбики и пакетики. Попробовать еду нам, к великому сожалению, не разрешили. Но надписи было очень хорошо видно. И теперь я знаю, что космонавты едят овощной суп и фруктовые кремы.

Ещё мы посмотрели на "Ивана Иваныча". Это манекен. Причём пустой внутри. Там в нём сидели раньше животные. Их в нём запускали в космос, а потом смотрели в какой части "тела" они хуже всего себя чувствуют. И манекен этот одет был тоже в гагаринский скафандр. Мне показалось, что чуть ли не полмузея подарено космонавтом №1. Другими были подарены не менее замечательные вещи. Например, кресло и центрифуга для тренировок.

После осмотра музея мы пошли в планетарий. Планетарием нас, новокузнечан, не удивишь. Но всё равно было интересно. Звёзды там были не на потолке, а на экране. Поэтому лекцию смотрели, как в кино. Нам показали движение планет, спутников вокруг Земли, настоящее солнечное затмение. Так что в корпус мы вернулись насквозь прокосмиченные и распухшие от бездны вселенских знаний.



20.

Бассейн я люблю. О нём нам сказали в самом начале смены. Целую неделю я с нетерпением ждал, когда утрясутся-улягутся все первые хлопоты и волнения, и мы вдоволь наплаваемся.

Первым, вполне понятным, делом нас изловила врач. Прямо на входе. И долго терзала медосмотром. Вторым, всё ещё терпимым, делом мы тщательно отмывались, будто не накануне мылись, а год назад. Потом из глубокой шахты с лесенками вышли наверх - к солнцу и бассейну - и уселись на лавочку. Тут-то третьим, совершенно невыносимым, делом пришлось четверть часа коченеть от холода до положенного времени.

Наконец нас впустили в бассейн. И тут началась радость. Вода-то была морская! Она нас выпихивала и выталкивала, качала на поверхности... До обидного мало мы пробыли в ней. А для меня первое посещение бассейна оказалось последним: на следующей неделе я уже был в изоляторе.



21.

Холод - вот что мешало радоваться жизни. Сибиряки, очевидно, представлялись Артеку отчаянно закалёнными здоровяками, а мы мёрзли в лёгких казённых курточках на студёном морском ветру днём и под двумя одеялами в холодных палатах ночью. Не один я, мокрым голышом синея у бассейна, думал: "Лучше бы мы на весь сезон остались в той замечательно тёплой московской гостинице!"

Но были ещё загадочные, волнующие воображение, легенды об Адалларах, об Аю-Даге, о местных привидениях и прочих чудесах... Была встреча с морем. Оно, шипя и плюясь пеной и брызгами, набегало, наступая на ноги, и медленно откатывалось, словно маня, приглашая с собой. Лениво лизало камушки, пока мы дразнили: "Не догонишь, не достанешь!" А потом играло с нами, то спокойно расстилаясь у ног и ворча: "Кшш-кшш...", то внезапной волной - "Жшшшуххх!" - окатывало нас до колен. Девчонки визжали и подпрыгивали. Ноги промокли и замёрзли. Но уходить не хотелось. Так завораживало море... Кричали чайки. Тёмными свечами уходили в небо тёмно-зелёные стройные кипарисы. Красиво, конечно.



22.

О Севастополе нужно писать отдельно. В Артеке мы всё время ощущали себя гостями. Мы были на Украине. Но Севастополь, этот легендарный город-герой, несомненно город русской славы. Наш город. Строгие и торжественные памятники и обелиски, величественная диорама - разве кратко можно это описать? Мы осмотрели античные развалины, древний и современный город, узнали массу интересного. А после обеда в ресторане нас решили окончательно добить и повели в зооцентр. Там было всевозможное зверьё. Даже крокодил и громадная черепаха. В "рыбном отделении" поразил "Чудо-юдо-рыб", который всё плавал кругами в большущем бассейне. Не оторваться. Так и хотелось рассмотреть это существо поближе, но оно всё время уплывало.



23.

И вот пришёл последний день. Для кого-то он был грустным, кто-то радовался. Конечно, было обидно, что за всю смену нас ни разу не выпустили из корпуса без вожатого. Хотя, чего бояться, если на всех въездах-выездах торчит охрана. Сам видел. Да и уборка территории каждое утро не больно-то вдохновляла... Кошмарная дисциплина. Хоть и безобразничали понемножку... Но, как говориться, в "общем и целом" Артек оставил довольно приятные воспоминания. Если бы наш Вартан Альбертович не омрачил их, заставив хлопать пыльные одеяла и подушки и драить-мыть палаты. Мы специально стали всё хлопать под окнами вартановского кабинета, но, разумеется, форточки были коварно закрыты, и он не обратил на наш протест ни малейшего внимания...

ПРОЩАЙ, АРТЕК !

Даже взгрустнулось... И тут заглох мотор, и мы стали толкать наш автобус.

А Москва - это уже почти дома. Сходили в музей Великой Отечественной Войны, постояли у стелы высотой в 141,8 метра, символизирующей число дней войны. Помолчали в зале славы. И полюбовались Щитом и Мечом Победы. Кто их поднимет, будет защитником Земли Русской. А там только один Меч в два раза длиннее меня...

Потом снова был аэропорт, самолёт и мысли об Артеке, о доме...

Счастливо!


• НАВЕРХ