на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





По материалам информационного агенства «polit74.ru»
Сергей Смирнов
Плохих людей в «Артек» не посылали.



Пионерия дала мне путевку в жизнь. Вожатая «Артека» по имени Валя, поглаживая меня по стриженой головке, сказала: «А ты, Сережа, будешь журналистом». Я тогда пропустил это мимо ушей. Надо же – все сбылось!

В пятом классе я выпускал стенгазету «Пионерский фонарик», где клеймил двоечников. Двоечники обижались, но не более. Я хоть и был мал ростом, а весил, как сейчас помню, 34 килограмма, за себя постоять мог. За активную пионерскую работу послали меня в лагерь «Артек», на III Всесоюзный слет юных корреспондентов.

В то время «Артек» состоял из пяти лагерей. Я попал в лагерь «Горный» имени Аркадия Гайдара. Каждый отряд имел свое название. Десятый отряд, где собрались самые маленькие, носил название «Мальчиш -Кибальчиш». Нам обещали, что в конце смены самые достойные из нас будут награждены настоящими «буденовками». О, это была мечта!

Нам нравилось ходить строем, петь песни и танцевать «Летку – Еньку». Утром, после подъема, каждый отряд старался первым прибежать на зарядку. На тех, кто опаздывал, смотрели косо. Каждый день был заполнен какими-то событиями, каждый день мы в чем-то соревновались. Лучшим пионерам предоставлялось право торжественно вносить на линейку лагерный вымпел и поднимать его на флагшток. Раза три-четыре эта честь выпадала и мне.

На слёт юных корреспондентов приехали сотрудники «Пионерской правды». Нам они казались стариками, а ведь им было по 25-27 лет. Эта была самая прикольная редакция, которую я впоследствии видел. Журналисты веселились как дети, за что им не раз влетало от лагерного начальства. У журналистов был гимн – «Песенка о пионерской вожатой». Я до сих пор помню первые строчки:

«По улице, где щурятся от солнца мостовые,
Где только что монеткою прозвякал летний дождь,
Идут отряды красные, вихрастые, горластые…»

Это была хорошая песенка – простая, без присущей тому времени высокой патетики. В то время я имел чистый, высокий голос, и меня назначили запевалой лагеря «Горный». На каком-то лагерном сборе я спел песню из кинофильма «Сказка о Мальчише – Кибальчише»: «Было время грозовое, день и ночь бойцы сражались…».

Смена длилась целых два месяца. Мы ездили в Севастополь, посещали корабли Черноморского флота, встречались с футболистами команды «Черноморец» (помните такую?).

Народ в нашем маленьком отряде подобрался интересный. Был у нас литовец Витас – всеобщий любимец, красавец, надежда легкой атлетики, узбечка Мамлакат – юная поэтесса, да и прочие ребята были при каких-то талантах. Самые прикольные были таджики. Русский язык они знали в совершенстве, постоянно кого-то разыгрывали, выступали с шутками на пионерских кострах. Думал ли кто в то время, что литовцы будут разговаривать с нами «через губу», что Узбекистан станет закрытой республикой, что наши таджикские сверстники разделятся на «вовчиков» и «юрчиков», и будут мочить друг друга из русских автоматов?

Мы были одной семьей. И литовец, и узбек, и русский мечтал о том, чтобы быть достойным звания юного героя Аркадия Гайдара. Увы, никому из нас по окончании смены звание «Мальчиша» не присвоили. Остался я без «буденовки», хотя на это тайно надеялся. Зато вручили мне грамоту «Пионерской правды» за подписью заместителя редактора Фурина (она и сейчас дома на стенке висит). А редактор, говорят, по пьяному делу выбросился из окна. Но это случилось намного позднее.

С «Пионерской правдой» я много сотрудничал. Писал и в «Комсомолку». В 32 года попал в эту самую популярную газету, был собственным корреспондентом по Челябинской и Курганской областям.

А лагерь «Артек» остался в памяти на всю жизнь. Больше никогда в пионерских лагерях я не был. Cверстники рассказывали, как их мучили бесконечными линейками, сборами и смотрами строя и песни (в «Артеке» их тоже проводили, но как!). Хотели меня послать в «Артек» еще раз, был кандидатом на поездку в «Орленок» - второй по значению лагерь в СССР. Но начальство сказало: «Дважды Героя пионерам не присуждают!».

Среди моих знакомых немало артековцев. Все они – как братья. Плохих людей в «Артек» не посылали.


• НАВЕРХ