на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





Л.Кондрашенко. Из книги "Гурзуф. Очерк-путеводитель", 1972г.
Воздушный замок Шаляпина.


С Гурзуфом связано имя замечательного русского певца Фёдора Ивановича Шаляпина. Живописная дикая скала Султанка, выдающаяся в море напротив Адаларов в Суук-Су, в память о нём названа Шаляпинской.

Дочь певца, Ирина Фёдоровна, ныне артистка Вахтанговского театра, в своих воспоминаниях рассказывает об этом такую историю:

«Лето 1916 года мы всей семьёй проводили в Крыму, на даче, носившей название «Орлиное гнездо», в имении Суук-Су, принадлежавшем в то время Ольге Михайловне Соловьёвой. Отец любил Крым хотя бы уже потому, что в Гурзуфе жил Константин Алексеевич Коровин, к которому мы часто ходили в Гости. У него была прелестная дача, расположенная на самом берегу Чёрного моря недалеко от пристани.

Коровин написал там много полотен: знаменитые «Розы», «Лунная ночь», «Натюрморты», портрет отца со мной.

Судьба О.М.Соловьёвой сложилась несколько необычно. Происходила она из простой семьи; молодой малограмотной девушкой поступила в услужение к инженеру Березину, которому принадлежало Суук-Су.

Березин женился на ней. Вскоре он умер, и всё огромное состояние перешло в руки Соловьёвой, которая открыла в Суук-Су курорт.

Как-то, гуляя с отцом и Ольгой Михайловной, мы забрели на скалу, возвышавшуюся над морем. Вид был изумительный. С левой стороны – Аю-Даг, впереди – Одолары и море.

Отец пришёл в неописуемый восторг.

- Ольга Михайловна, а что если здесь построить замок искусства? С амбразурами, но не для смертоносных орудий. Я соберу даровитую и серьёзную молодёжь, и будем плодотворно трудиться на благо родного искусства.

Но Ольга Михайловна была неумолима.

- Знаете ли, голубчик, - говорила она отцу, - здесь ничего не продаётся! Гостить – милости просим, а о продаже и речи быть не может!

И чего только не предлагал отец – ничего не помогло».

Но однажды поздним вечером, после рыбацкой ухи у подножия Аю-Дага, куда выезжала вся компания, когда Шаляпин, вспомнивший свою молодость, запел «Ноченьку», а за ней – одну за другой – спел ещё несколько русских песен, Соловьёва, растроганная до слёз этим пением, оттаяла, сдалась.

Наутро она сказала жене Шаляпина:

- Знаете ли, Иола Игнатьевна, скажите Фёдору Ивановичу, что покорил он меня вчера, и Скала - его! За его песни!..

Так прославленный певец, совершенно неожиданно для себя стал обладателем целой скалы. Она была в двух шагах от Пушкинской беседки и Пушкинского грота, и решение воздвигнуть здесь Замок искусства окрепло окончательно. Были начаты работы, которыми руководила Соловьёва: расчищены подступы, выложена опорная стена первого пролёта каменного мостика, ведущего к скале, где должны были подняться стены замка…

Но бурные события 1917 года прервали эти работы. А дикая скала над морем, где гремят и разбиваются волны, напоминает нам о певце, страдавшем вдали от своей родины и умершем на чужбине.

Когда же над морем клубятся причудливые облака, издали кажется, что над дикой серой скалой вздымаются белоснежные стены загадочного замка с высокими, такими же белыми башнями, уходящими своими зубцами в голубое небо, с ажурными подвесными мостами, необычайно светлыми и лёгкими, как застывшая музыка, - большого призрачного замка, который навсегда остался воздушным…


• НАВЕРХ