НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ   БИБЛИОТЕКА     АРТЕК + 

Жанна ВяловаВнимание!   Публикуется впервые!
"От Артека до Севастополя"

(О том, как "обычный" отряд стал "морским", вспоминает вожатая первых мор-отрядов Артека.)

Тему для итогового сбора отряда, сбора, которым должна была завершиться наша артековская смена, мы выбрали сразу – Севастополь и Черноморской флот. Но как провести этот сбор, как сделать его чем-то большим, чем простой рассказ и перечисление подвигов, совершённых севастопольцами и моряками Русского флота, ребята долго не могли решить. Многие ребята рассказывали об интересных делах, проводимых в их школах, что-то из этого опыта мы брали и для своей работы. И вот, когда зашёл разговор о путешествиях, которые иногда проводятся в школе по карте, я предложила ребятам провести в форме путешествия и наш сбор.

Ребята с радостью согласились. У них сразу же появилась масса предложений по организации сбора, которые было решено обсудить на заседании совета отряда. Назвать сбор мы так и решили - «Путешествие от Артека до Севастополя».

Готовясь к заседанию Совета отряда, я решила обсудить нашу идею с руководителем Морского кружка Володей Андриашиным. Володя мне во многом помог. Именно он предложил организовать отряд по форме команды корабля, принятой в нашем флоте. Пришлось поднять всю имеющуюся у нас морскую литературу.

На Совете отряда, мы рассмотрели все предложения по организации нашего путешествия, не разграничивая, какие из них были внесены ребятами, а какие мной и Володей. Мы просто разбирали группу предложений и выбирали наиболее подходящие и приемлемые. Так что у ребят создавалось ощущение того, что всё было предложено ими самими.

Из членов Совета отряда был сформирован Штаб. Командиром нашего корабля был назначен председатель Совета отряда Кван Дима, старшим помощником – Полгороник Ваня – член совета отряда. Замполитом – член совета отряда Сердобов Дима. Кроме того, в штаб было решено ввести боцмана, которым назначили барабанщика отряда Редько Валерия.

Весь отряд был поделён на боевые части (БЧ) и службы. Их командирами назначались звеньевые, член Совета дружины и один из членов Совета отряда. Должности между командирами распределил Совет отряда, а они должны были сами подобрать ребят в свои части и службы, придерживаясь существующего деления на звенья и учитывая желание ребят.

В итоге весь отряд был разбит на следующие боевые части и службы:
БЧ-1 – штурманская, в состав которой входил штурман и рулевой.
БЧ-2 – сигнализации, наблюдение и связь.
БЧ-3 - электромеханическая. К ней также относились водолаз и минёр.
Служба снабжения – заведовать которой было поручено хозяйственнику отряда.
Метеослужба, которой поручалось вести работу на метеостанции.
Медицинская служба, под руководством отрядного санитара.
Боцманская команда, в состав которой вошли матросы и юнга.

Таким образом, отряд преобразился в команду корабля.

Но где взять корабль для этого путешествия? Вначале мы хотели провести символическое путешествие на одной из тех моделей, которые ребята делали в морском кружке, но потом решили использовать наш катер «Артек», на чём и остановились.

Для каждой БЧ и службы было составлено боевое расписание, в котором был указан комплекс тех дел, которыми должны будут заниматься БЧ и службы.

Составляя это расписание, мы пришли к выводу, что хозяйственнику, или, как он теперь у нас назывался, командиру Интендантской службы, или Службы снабжения нужно вменить в обязанность следить за формой. Было решено составить образцы формы одежды, как это делается во флоте. И каждый раз можно было слышать в разговоре ребят, что на зарядку форма №8, в школу форма №1 и т.д.

Форма одежды была вывешена на отрядной доске, чтобы ребята могли её запомнить.

Там же, на отрядной доске появился словарь морских слов и выражений, необходимых для нашего путешествия. Для того, чтобы ребята лучше запоминали морские термины, мы ввели перед построением боцманскую проверку. Боцман, обходя строй и проверяя выправку, задавал вопросы по морской терминологии. Если кто-либо не мог ответить, то обязан был отыскать в морском словаре это слово и на следующем построении ответить боцману на его вопрос.

Кроме того, было решено вести вахтенный журнал. Сюда ежедневно записывались сводка погоды, проводимые мероприятия, оценка за день и замечания или поощрения, делались записи обо всех событиях лагерной и отрядной жизни. Вели записи в журнале вахтенные офицеры, или рядовые члены экипажа.

Как же планировали мы провести свой сбор? Ведь он, по сути, занял ведущее место у нас в отряде на протяжении всей смены. С ним было связано абсолютно всё, вся жизнь отряда с её маленькими и большими делами. У нас было несколько путей.

Прежде всего, нам хотелось добиться поездки в Севастополь, где мы должны были провести свой сбор, пройдя по всем знаменательным местам города, встретиться со знаменитыми людьми города, с участниками Севастопольского подполья, с участниками обороны города, побывать на военном корабле, познакомиться с жизнью моряков, услышать от них рассказы об их специальностях (по тем БЧ и службам, которые были созданы у нас).

Второй вариант был при том условии, если мы не поедем в Севастополь. Здесь мы должны были сами по имеющейся литературе подготовить все рассказы о городе и флоте и, кроме того, рассказать, прибегнув к фантазии, о том, что мы узнали и увидели в пути и о том, что с нами случалось.

Но при обоих вариантах мы, прежде всего, должны были подготовиться к выходу в море и провести проверку этой готовности – показать, чему научились по своим морским специальностям и рассказать о том, что узнали.

Для этого каждая служба и БЧ получили соответствующие задания, литературу и пособия.

Свои занятия боевые части и службы проводили не реже 2-3 раз в неделю. Теоретическую часть ребята изучали сами, а практические занятия проводились в морском кружке под руководством Володи. Метеослужба проводила свои занятия с преподавателем географии Серафимой Алексеевной Филипповой. Штаб проводил командирские занятия, где командиры БЧ и служб получали задания и отчитывались в их выполнении.

Вот один из планов подготовки к сбору:
БЧ-1 (штурманская): Чертят карту для прокладки курса корабля.
БЧ-2 (сигнализация и связь): Учат семафор
.БЧ-3 (элекромеханическая) и Интендантская служба: Знакомятся с тактико-техничесими данными корабля и составлением формуляра.
Минёр: Чертит схемы мин различных систем.
Водолаз: Читает брошюру «Водолаз», знакомится с типами повреждений корабля и способами их устранений.
Метеослужба: Знакомятся со значением метеослужбы во флоте.
Боцманская команда: Проводит практические занятия такелажному делу (вязание морских узлов) в морском кружке.
Командир корабля, старпом: Читают брошюру «День на боевом корабле».
Замполит: Готовит беседу «СССР – великая морская держава».

Штабом были утверждены печатные бланки командировочных удостоверений, которые выдавались для направления БЧ и служб на практические занятия в ДТС (Детская Техническая Станция). В удостоверении отмечалось время начала и конца командировки и оценка проведённых занятий. Командировку подписывал и принимал обратно командир корабля, проверяя точность времени. Если БЧ или служба опаздывала, то ответственный за эту группу сразу же вызывался в штаб для объяснения причины опоздания. Если причина оказывалась неуважительной, ответственный за группу получал замечание.

Но надо сказать, что опоздание произошло всего один раз, когда группу задержал руководитель ДТС. Занятия все были оценены на 5 баллов.

Пионерам, которым нужно было отлучиться из отряда, выдавались увольнительные удостоверения, в которых, как и в командировках, отмечалось время ухода и возвращения. За опоздание без уважительной причины опоздавший также должен был получить взыскание.

Надо сказать, что эти командировочные и увольнительные удостоверения имели очень большое организующее значение. Они приучали ребят к самостоятельности, точности, дисциплине. Каждый, получавший такое удостоверение, чувствовал за собой большую ответственность. Не велико было наказание и не оно страшило ребят. Опоздать – это значило, прежде всего, потерять доверие, подвести отряд, товарищей, команду, звание «юного моряка», которое они носили и которое на каждом удостоверении значилось, как символ «ЮМ». Неоднократно мне приходилось слышать от старшего вожатого, что он встречал моих «моряков» с увольнительными, которые спешили, чтобы не опоздать к назначенному сроку.

На первый взгляд может показаться, что эти удостоверения слишком сковывали ребят. Наоборот. Они давали пионерам большую самостоятельность. Ребята знали, что они, получив увольнительное удостоверение, могут одни, без отряда пойти туда. Куда им нужно, что им доверяют. И они это доверие очень ценили. И, как я уже выше сказала, ни одного случая нарушения дисциплины не было.

От совета дружины мы получили разрешение рапортовать на лагерных линейках с сохранением воинских званий и терминов, принятых в отряде. Поэтому каждый рапорт звучал особенно торжественно: «Товарищ дежурный член Совета дружины, команда корабля «Артек» в количестве 20 человек выстроена на утреннюю поверку Двое в медсанбате. Вахтенный офицер Полгородник.»

Во время дежурств по лагерю на флаг вызывались нередко командиры БЧ. Они шли перед всем лагерем с белоголубыми нарукавными повязками, и ребята из других отрядов подчас с завистью смотрели на юных моряков, подчеркивающее называя их «командир БЧ», или «вахтенный офицер».

В отрядной комнате мы оборудовали штаб. Там было установлено военно-морское знамя, развешаны сигнальные флаги расцвечивания, сделанные ребятами. Здесь же мы повесили карту Крыма, где отметили маршрут предстоящего путешествия. В штабе находились вахтенный журнал, литература для подготовки к сбору, морские приборы, которые мы смогли достать, хранилось «хозяйство» сигнальщиков и метеорологов – флажки, фонари и пр.

В штаб разрешалось входить только в морской форме или с разрешения вахтенного офицера.

Вахтенный офицер пользовался большими правами. Любое его распоряжение должно было выполняться беспрекословно, по-флотски «Есть!» Однако это не давало вахтенному офицеру права злоупотреблять этим. Члены штаба зорко следили за тем, чтобы не было перегибов со стороны вахтенного офицера. Если он в чём-либо оказывался неправ, об этом говорилось на вечерней поверке.

Вахтенные метеорологи три раза в день наблюдали за погодой, сообщали сводку погоды на утренней и вечерней лагерной линейке и средние данные заносили в метеорологическую таблицу.

В кубрике, как теперь называли палату, ежедневно назначались вахтенные от каждой БЧ. Вахту нужно было сдавать и принимать. Это значило сдать кубрик в полном порядке, сдать имевшиеся в отряде игры, подшить газеты, полученные отрядом, заполнить вахтенный журнал.

Вместе со всем хозяйством вахтенный был обязан передать и повязку. Вахтенные офицеры принимали и сдавали литературу, пособия и приборы, находящиеся в штабе и ключи от стола, где хранилась наша военно-морская библиотечка.

Вся эта обстановка в период подготовке к сбору, это большое общее дело оказали большое влияние на отряд. У меня в дневнике есть ряд записей, относящихся к началу смены, которые свидетельствуют о том, что отряд был недружным, несобранным, было много упрямых, капризных ребят. В конце смены этого об отряде сказать было уже нельзя. Это был дружный, спаянный коллектив, уважающих друг друга ребят. Все поручения выполнялись ими быстро, точно, аккуратно.

Наконец, подошло время подводить итоги большой и трудоёмкой работы. На заседании Штаба, была утверждена комиссия по проверке готовности к выходу в море. На отрядной доске появился, изданный Штабом: «Приказ о назначении комиссии по проверке готовности к выходу в море» (от 13.12.53):

1) Назначить проверку готовности к выходу в море на 18.12.53
2) Время и место проверки: военно-морской кружок СЮТ, 20ю00 час.
3) Утвердить комиссию по проверке готовности к выходу в море в следующем составе:
1. Немыкин Юра – «представитель командования ВМС» (пред.сов.дружины)
2. Квон Дима – командир корабля
3. Полгородник Ваня – старпом
4. Сердобов Гена – замполит
5. Редько Валерий – боцман.

Дальше обращение к командирам БЧ:.
Командиры БЧ и служб! Готовьте свои БЧ и службы к проверке, которая будет 18.12.53 в 20.00 часов
Выход в море назначен на 19 декабря 1953 года.
Будьте готовы!
Маршрут похода: Артек – Никитский сад – Ялта – Алупка – Симеиз – Балаклава – Севастополь.

* * *

18 декабря в 20.00 отрядный горнист Витя Кузнецов даёт горн на построение. Быстро, чётко строится отряд, одетый в морскую форму, полностью подготовленную ребятами задолго до проверки. Впереди развевается военно-морской флаг и маленький отрядный флажок. Идут барабанщики и горнисты отряда. За ними чётким шагом под звуки горнов и дробь барабанов подходит отряд к зданию СЮТ. На веранде заранее подготовлено место для линейки. Уверенно звучат голоса командиров БЧ: «Товарищ командир корабля, БЧ-1, - 2, - 3 к проверке готовы». Наконец получено разрешение от представителя командования ВМС начать проверку. Вперёд выходит боцманская команда. Их задача навести порядок у вешалки и рассадить ребят и гостей, которых пришло немало. В помещении ребят встречает Вольт Григорьевич весёлой матросской песней «Эх, солёная вода».

Проверку ведёт старпом – вахтенный офицер на сегодняшний день – Ваня Полгородник. Впрочем, у него немного работы. Он только говорит о цели и задачах проверки. Командиры БЧ, служб, сигнальщики, метеорологи, водолаз, минёр, штурман, матросы – сами просят слово. Каждому хочется рассказать и показать как они подготовились к выходу в море.

Штурман Слава Черанов рассказывает о прокладке курса корабля. Рулевой Вася Выборнов рассказывает о различных штурманских приборах. У него много плакатов, а кроме того у него есть компас, хотя и не морской, но деления его не в градусах, как мы привыкли видеть, а в румбах. Он рассказывает о том, как пользоваться таким компасом и затем даёт этот компас посмотреть всем.

Сигнальщики рассказывают о назначении и задачах сигнальной службы во флоте, а затем предлагает ребятам прочитать несколько фраз флажковым семафором и светосигналами по азбуке Морзе. БЧ-3 рассказывают об устройстве корабля. Перед ними макеты различных типов кораблей, парусных судов, схемы, и ребята умело ими пользуются. Чувствуется, что на практических занятиях они серьёзно подготовились к этим рассказам. Они знают названия мачт, рей и других частей корабля. Ну, прямо хоть сейчас выходи в море.

Боцманская команда ловко вяжет морские узлы, задорно и бойко отвечает на вопросы комиссии: «Почему тельняшка у моряков полосатая? Почему бескозырка с длинными лентами? Почему такой воротник и что означают три полоски на нём?»

Много морских песен спето ребятами, но особенно им полюбилась «Песня юных моряков» из к/ф «Неразлучные друзья».

Проверка закончена. Боцманская команда раздала пальто, отряд те же чётким шагом с весёлой морской песней вернулся в лагерь. В тихом вечернем воздухе чётко звучали слова:

«Бушуют штормы сильные
Вдали от берегов,
Мы любим море синее
Любовью моряков.
Пусть пенится, пусть катится
Сердитая волна,
Мы ленинцы, мы сталинцы
Нам буря не страшна!»

С весёлым настроением укладывались спать ребята. Вахтенные делали записи в журнале, метеорологи торопились записать сводку погоды, и каждый из них с радостью думал: «Завтра - выход в море!» Завтра начнутся испытания их силы и умений, их знаний на практике. Готовы ли они к ним? Конечно, готовы!..

Утро 19 декабря. Утренняя лагерная линейка. «Представитель командования ВМС», он же – председатель Совета Дружины, перед всем лагерем разрешает выход в море, и на лагерной мачте рядом с красным флагом взвивается второй – жёлтый – флаг, означающий флотское «Добро!» - разрешение на выход в море.

И невольно на ум приходят слова из стихотворения, прочитанного накануне Игорем Укоповым:

«Добро, добро!» - приказ и знак согласья,
Как часто над солёною водой
Тебя слыхал и в горести и в счастье
И адмирал, и юнга молодой!»


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ МОРСКИХ ОТРЯДОВ  •


 АРТЕК +     НАЧАЛО КНИГИ   БИБЛИОТЕКА   НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ