НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ   БИБЛИОТЕКА     АРТЕК + 

•  ДРУГИЕ СБОРНИКИ АРТЕКОВСКИХ СТИХОВ

Обложка книги Анатолий Милявский

"Здравствуй, Артек".








Крымиздат • Симферополь
1960

Рисунки художников В.Капитоновой и А.Смелякова.         Обложка художника Э.Грабовецкого


УТРО

Просветлели горные вершины
Уползает медленно туман.
Вышел в море вереницей длинной
Сейнеров рыбачьих караван.

Первую рыбёшку карауля,
Чайка осторожная летит.
Из лесу пятнистая косуля
На палатки белые глядит.

А в палатках, у лесной опушки,
Солнца луч скользит по простыне.
Стриженые головы к подушам
Сладко прижимаются во сне.

Никого не видно у причала,
Тишина стоит во всех углах.
У подножья мачты ждёт сигнала,
Чтобы взвиться в небо, красный флаг.







Барабан на стуле дремлет чутко,
Не снимая жёлтого ремня...
Пять минут осталось до побудки,
До начала лагерного дня.





ГОРНИСТ

Каждое утро
Протяжно и чисто
День возвещает
Побудка горниста
Ветром подхваченный,
Взмыв, словно птица,
Мчится сигнал
За моря и границы.

В Турции нищей,
Где в грязных кварталах
Солнце годами
Не глянет в подвал,

Мальчик-газетчик,
Бредущий устало,
Вздрогнет,
Услышав далёкий сигнал.

И в негритянских
Забытых трущобах,
Где разучились
Смеяться и петь,

В тесных задворках
Страны небоскрёбов
Вдруг зазвучит
Пионерская медь.
В хижинах жалких,
В селениях горных,
В сырости мрачных
И тёмных лачуг

Дети услышат
Советского горна
Звонкий,
Призывный
И радостный звук.

И семилетний
Чехоточный ткач
Плечи расправит
В далёком Иране...

Громче труби,
Пионерский трубач,
Гордый сигнал
Наступающей рани!





ЗДРАВСТВУЙ, АРТЕК!

Вот автобус, рыча мотором,
У ворот задержал разбег...
И открылся ребячьим взорам
У подножья горы Артек.

Выбегает на тёплый гравий
В красном галстуке пассажир.
В тёмно-синей морской оправе
Перед ним незнакомый мир.

Он, быть может, ещё не знает,
Как в голодный и трудный год
Создавала страна родная
Этот лагерь у синих вод.

Как сюда с заводских окраин,
Из бедняцких крестьянских хат
Прибыл к морю юный хозяин -
Пионерский первый отряд.

И впервые на мачте гладкой
Взвился флаг и зажглись огни...
В четырёх фронтовых палатках
Помещался Артек в те дни.

Посмотри-ка теперь на склоны,
На сегодняшний наш Артек -
В четырёх лагерях зелёных
Больше тысачи человек.

Подарила ему Отчизна
Замечательные дворцы.
За него, не жалея жизни,
Шли сквозь пули и смерть отцы.

Под Москвой и под Одессой,
На горящей передовой
Пионеры бывшие с песней
За Артек поднимались в бой.

Шли в атаку стальные роты,
Отстояли весну и мир...
Так входи же смелей в ворота,
В красном галстуке пассажир!

Море солнечное искрится.
Горн трубит и цветут цветы.
Открывается здесь страница
Сокровенной твоей мечты.


ЗНАКОМСТВО

Мы друг друга не знаем ещё хорошенько
Это первая лагерной дружбы ступенька

О родных городах, о далёком просторе,
Как умеет, пусть каждый
расскажет на сборе.

Говори, Абдула, о своём Казахстане,
О реке Сыр-Дарье, о степном океане,

Чтобы нам захотелось,
расправивши плечи,
На лихом скакуне
мчаться ветру навстречу.

Расскажи нам, Борис, о казачьей станице,
Где шумят тополя у прозрачной криницы,

О цветущих садах
над кубанским разливом,
Чтоб запахло черешней
и белым неаливом.

Ты откуда, Сайгун? Из Якутии снежной?
Расскажи нам сегодня
о тундре безбрежной,

Чтоб услышать,
как скрипнут полозьями сани,



Чтобы ночь осетилась полярным сияньем.

И звучит возле берега снова и снова
И абхазская речь и полтавская мова.

И как будто бы ночь раздвигается шире:
Словно видим мы вольные реки Сибири,

Берегов океанских крутые утёсы
И салы Украины, и волжские плёсы.

Словно слышим
с Тянь-Шаня орлиные крики
И журчанье потока в прохладном аруке,

И гуденье норд-оста на дальней зимовке,
И гудков перекличку у Новой Каховки.

Мы не просто
знакомимся нынче друг с другом -
Это север далёкий встречается с югом.

Это руки сейчас протянули по-братски
Белорусский колхоз и посёлок бурятский.

Как из разных концов к морю катятся реки,
Так мы встретились нынче
в зелёном Артеке.


НИЖНИЙ ЛАГЕРЬ

У подножья Аю-Дага,
От горы наискосок,
Развернулся Нижний лагерь -
Пионерский городок.

Как ребята на зарядке,
В ряд построились, легки,
Полотняные палатки,
Аккуратные грибки.

На горе шумит дубрава,
Ясен синий небосвод.
Здесь артековская слава
Начинала свой поход.






Ветерок полощет флаги,
Горизонт морской далёк...
Нижний лагерь,
Нижний лагерь -
Полотняный городок!

Здесь не молкнет говор громкий
Загорелой детворы,
В темноте на пляжной кромке
Зажигаются костры.

Поутру взмывают чайки,
От росы прохладен лист.
Первым выбежит без майки
Смуглый маленький горнист.

Звонкий горн к губам приладит,
Чуть откинет, - руку в бок:


Нижний лагерь,
Нижний лагерь -
Полотняный городок!

Где ещё такой на свете?
Пролетят, промчатся дни,
Увезут с собою дети
Навсегда твои огни.

Дробь весёлых барабанов,
Песен жаркие слова.
И не зря по дальним странам
О тебе идёт молва.

Под Москвой,
                 в Пекине,
                         в Праге,
Знают славный уголок -
Нижний лагерь,
Нижний лагерь -
Пионерский городок!







Ей ночью снятся голубые
Просторы моря вдалеке,
"Прощай, свободная стихия..."
Она запишет на листке.

Там, где заря полоской алой,
Лежат снега её земли.
Где по угрюмым перевалам
Вчера бойцы Чжу-Дэ прошли,

Из дальних и глухих селений
К большому дымному костру
Её послушать выступленье
Сойдутся люди поутру.

Среди пустынных горных кряжей,
Где на вершинах вечный лёд,
Она о Пушкине расскажет
И песню о Москве споёт.

И землякам своим впервые
В тысячевёрстном далеке
"Прощай, свободная стихия..."
Прочтёт на русском языке.


ДЕВОЧКА ИЗ ТИБЕТА

Ещё недавно не мечтала
Она попасть в СССР.
Багряный галстук не видала,
Не знала слова "пионер".

Дочь бедной прачки из Тибета -
Теперь свободный человек.
Она с отрядом в это лето
К друзьям приехала в Артек.

Шагает девочка дорожкой,
На горы дальние глядит,
В ушах зелёные серёжки
И красный галстук на груди.

Вдоль белых дач тропой широкой
Она опять спешит туда,
Где Пушкин со скалы высокой
Прощался с морем навсегда.

Где волны бьются, как живые,
В глубоком гроте в полумгле
"Прощай, свободная стихия..."
Сияют буквы на скале.

...Когда весь лагерь утихает,
Темнеет неба синева,
Она учебник открывает
И учит русские слова.





ДРУЗЬЯ

Все в лагере знают,
Как преданно дружат
Володя из Тулы
И Петру из Клужа.

Модель мастерят
На широкой веранде,
Играют в одной
Волейбольной команде.

Друзья возле берега
Бродят часами.
Уже обменялись
Они адресами.

К площадке костровой
Ещё раз сходили,
Друг другу на память
Значки подарили.

Весёлые тени
Скользят по лужайке
- Так ты приезжай к нам.
- И ты приезжай к нам.

- У нас возле Тулы
Колхоз "Урожайный".
Работает брат мой
На новом комбайне.

В конюшне живёт
Жеребёнок "Бунтарь",
У деда на пасеке
Мёд, как янтарь.

- Ты к нам собирайся
В Румынию, с братом.
Наш город стоит
Там, где горы Карпаты.

Пойдём к водопаду,
Побродим в лесу.
Я зайца в подарок
Тебе принесу.

Прохладно и тихо
В ореховой чаще.
- Пиши мне почаще.
- И ты мне почаще.

Сидят пионеры,
Ведут разговоры...

Когда они встретятся?
Может, не скоро.

Быть может, студентами
В актовом зале,
Быть может, в Москве
На большом фестивале.

Быть может, на Волге,
На синем Дунае...
И, может, не сразу
Друг друга узнают.

Походят,
Посмотрят
И сбоку, и прямо -
Не в галстуках красных,
Не в белых панамах.

Но будет паролем
Для встречи навек
Заветное,
Гордое слово - Артек!







ЖИВОЙ УГОЛОК

Под скалой, в тени каштана,
Меж густого дубняка
Приготовлена поляна
Для живого уголка.

Ёж колючею щетиной
Ворошит свою постель
По дорожке ходит чинно
Жура-жура-журавель.

Продуктовый строит склад,
А над всеми командиром
Геня Бобрышев - юннат.

Он приехал из Тюмени,
У него охотник дед,
И среди юннатов Геня
Здесь большой авторитет.

Это он нашёл утёнка
Для живого уголка,
Это он поймал нырка,
Это он принёс лисёнка
Из соседнего леска
(попросил у лесника).

Все уснут - ему не спится,
Беспокойный человек:
Может, хитрая лисица
Подготовила побег?


Прогрызёт дыру в ограде,
Юркнет в щель, вильнёт хвостом...
Как же будет он в отряде
Всем в глаза смотреть потом?

Залегли густые тени
На дорожке, на песке.
В парк тайком выходит Геня,
Держит тапочки в руке.

Он крадётся по аллее,
Чтоб за камень не задеть.
Перед ним гора темнеет
По прозванию Медведь.

Вот и клеток вереница.
Отдыхают два ежа,
Сладко спит в углу лисица
И не думает бежать.

Лишь цикады за горою
Без конца выводят трель.
На дорожке дремлет стоя
Жура-жура-журавель.

И седой Медведь у моря
Не подымет сонных век.
Сосны замерли в дозоре,
Спит Артек.


"Взберусь я на вершину
Вечернею порой,
А утром все увидят
И скажут: "Вот герой!"

Всю ночь, руками шаря,
По камням ползал он,
А утром видит - пропасть
Открылась с трёх сторон.

Стоит он на площадке -
Не взад и не вперёд:
Внизу рокочет море,
А сверху солнце жжётм.
И Абдулла подумал:
"Плохи мои дела..."
И побледнел от страха
Упрямый Абделла.

Спиной прижался к камню.
Стал громко звать ребят.
Спасибо, что услышал
Его внизу отряд.

Мы быстро по тропинке
Взобрались между скал.
Один подставил плечи,
Другой верёвку взял.

Друг другу помогали,
И вот - взята скала.
От радости заплакал
Спасённый Абдулла.

А мы ему сказали:
"Какой же ты чудак,
Зачем ты в одиночку
Полез на Аю-Даг!

Запомни, если вместе
Идти к плечу плечём,
То никакие горы
И беды нипочём".



ГЕОРГИ ГИТА




Мы утром встретились у моря,
На редкость день июньский тих.
Сегодня ветры на запоре
Среди далёких гор крутых.

Он улыбается открыто,
Сияя бусинами глаз, -
Его зовут Георги Гита,
И он в Артеке первый раз.

С бедовым пензенским мальчишкой
Меж сосен бродит он с утра,
В кустах отыскивая шишки
Для пионерского костра.

Ещё он робок в разговоре,
Но вот полмесяца всего
Пройдёт,и, встретивши у моря,
Вы не узнаете его.


Он снимок свой отправит маме.
И маме будет невдомёк,
Что смуглый пионер в панаме -
Её болезненный сынок.

Он игры русские разучит,
В отряде заведёт дружка.
Влезать научится на кручи
И плавать брассом до флажка.

Мне уходить давно пора бы,
А я гляжу из-под руки,
Как он, разувшись, ловит крабов,
Совсем как наши пареньки.

И с неожиданною силой,
Среди знакомых мирных мест
Я вспомнил братские могилы,
Освобождённый Бухарест.

Нет, это время не забыто,
Нам сотнивёрст пришлось пройти,
Чтоб пионер Георги Гита
Шагал по новому пути.




МОРЯК

Это было в дни войны, ребята.
Принесла волна издалека
В чёрном окровавленном бушлате
Раненного пулей моряка.

Он за камнем занял оборону,
Бил из пистолета по врагу,
А когда закончились патроны,
Умер на скалистом берегу.

Только волны глухо рокотали
У крутого дальнего мыска...
Даже партизаны не узнали,
Как зовут героя-моряка.

Над Артеком вновь алеют флаги,
Мирный огонёк зажёг маяк,
И стоит у входа в Нижний лагерь
С автоматом каменным моряк.

Каждый день кладут на камень серый
Свежие пахучие венки,
Проходя, склоняют пионеры
Перед ним отрядные флажки.




А моряк глядит в родное море,
Где идут, качаясь, катера,
Где с утра на солнечном просторе
Шумно веселится детвора.

Сотни ног на пристани топочут,
Резво соревнуются пловцы,
Кажется, он улыбнуться хочет
И сказать негромко: "Молодцы!"

А когда погаснет свет на дачах,
Погрузится лагерь в темноту,
Охраняя сладктй сон ребячий,
Он стоит бессменно на посту.

Сонное дыханье раздаётся,
Видят замечательные сны
Будущие наши флотоводцы,
Маленькие граждане страны.

Снится им родимая сторонка,
К подвигам дорога широка...
И забьётся радостно и звонко
Каменное сердце моряка.




ПЕСНЯ О ГЕРОЯХ

В Керчи, где над берегом волны шумят,
Где море далёкое сине,
Погиб у подножья горы Митридат
Разведчик Володя Дубинин!

И небо московское память хранит
О лётчике Фрунце Тимуре.
В священной земле Сталинграда лежит
Испанец Рубен Ибаррури.

Их подвиги знает родная страна,
В сердцах они живы навеки.
И вслух повторяем мы их имена
На нашей линейке в Артеке.

Они отдыхали здесь в памятный год,
На этих скамейках сибели,
Костры разжигали, Ходили в поход
И песни отрядные пели.




Но в битву с фашистскою чёрной чумой
Пошли сквозь свинцовые бури
Отважный Дубинин, Тимур боевой
И храбрый Рубен Ибаррури.

И мимо площадки, где розы цветут,
Проходим мы сомкнутым строем,
И мы отдаём пионерский салют
Артековским славным героям.

И с нами проходят у белой доски,
Отрядные флаги склоняя,
Ребята с Великой китайской реки,
Ребята с седого Дуная.

За то, чьтобы не было атомных бурь,
За небо прозрачной лазури
Жизнь отдал Дубинин и Фрунзе Тимур,
И славный Рубен Ибаррури.




В ПОХОДЕ

Хорошо на вершине горы.
На поляне зажглись костры,
Смотрят спелые звёзды с небес,
Спит таинственный крымский лес.

Часовыми застыли кедры,
Чуть листвою дубы шелестят,
И венгерские пионеры
У костра в тишине сибят.

По крутым тропинкам в лесу
Был от лагеря путь далёк.
Где-то там остался внизу
Их палаточный городок.

Сосны слушают, присмирев,
Чуть гортанный чужой напев
Про далёкий нездешний край,
Будапешт, голубой Дунай
И про озеро Балатон,
Что синее, чем небосклон.




... От ущелий несёт холодком,
Пахнет пшённыя каша дымком,
Чай в начищенном котелке
Закипает на ветерке.

Может, здесь много лет назад
Партизанский прошёл отряд.
Может, в тёмные вечера
Здесь сидели бойцы у костра?
И над картой склонялся молча
Командир седоусый наш,
Как когда-то испанской ночью
Их герой - генерал Лукаш.

Лес задумался, лес молчит,
Только тихо ручей журчит.
Хочет атйны открыть свои
Про привалы и про бои.
Про моилы на склонах горных
И про тех, кто в тревожный час
От фашистской неволи чёрной
Вас, ребята, навеки спас.




ВОЛОДЯ МАЙСТРИЧЕК

На влажном песке
Оставляя следы,
Гуляют нырки
Возле самой воды.

Качаясь, медузы
Плывут в глубину,
Бочком пробирвются
Крабы по дну.

Вдали,
Где прибойные волны кипят,
Лобастые скалы
Построились в ряд.

Там устланы выступы
Белым пером.
Там чайки устроили
Аэродром.

Но кто же
В укромном сидит уголке
С раскрытым альбомом
И с кистью в руке?

Здесь море рисует,
Укрывшись от всех,
Володя Майстричек,
Старательный чех.





Сюда он приехал
Издалека.
Там, дома, - леса
Да малютка-река.

Ну, как же без моря
Вернуться домой!
Что скажут ребята
Из школы родной?

Рисует он море
Не раз и не два,
Чтоб яркой и свежей
Была синева,

Чтоб волны катились,
Шумя, чередой,
И чайки взлетали
Над самой водой.

И чтоб на бумаге
В туманной дали,
Как настоящи,
Шли корабли.

Чтоб всем захотелось,
Кто глянет в тетрадь,
У Чёрного моря
Хоть раз побывать.






ЮНЫЕ ТЕХНИКИ



Здесь пахнет стружками и клеем,
Сухим смолистым сосняком.
Модели, крыльями белея,
Висят над самым потолком.

Надуты ветром занавески,
Как паруса на корабле...
Попробуй лезкие стамески,
Расправь фанеру на столе.

И если хочешь стать пилотом,
Радистом, или моряком, -
Ты научись сперва работать
Пилой, отвёрткой, молотком.



Пускай с напильником сначала
Твоя подружится рука.
Ты вспомни: и Валерий Чкалов
Когда-то начал с верстака.

И вот со склона Аю-Дага
В погожий, ветреный денёк,
Шурша прозрачною бумагой,
Взлетит твой первый ястребок.

Пусть он подымется немного,
Чуть оторвётся от земли,
Но бесконечная дорога
Тебе откроется вдали.

Уже бывалым человеком,
Готовясь в тысячный полёт,
Ты вспомнишь комнату в Артеке,
Где сделал первый самолёт.





ВЕСНА В АРТЕКЕ



Открыты окна вечерком -
Ребятам не до сна...
С попутным южным ветерком
В Артек пришла весна.

В горах подснежники она
Рассыпала вокруг,
И в море хмурая волна
Прозрачной стала вдруг.

Помчался по скале ручей,
Вызванивая трель,
В потоке солнечных лучей
В сады спешит апрель.

Миндаль раскинул лепестки,
Белым-бела айва.
Пустила острые ростки
Зелёная трава.



И, услыхав гуденье пчёл,
Вдруг преподнёс сюрприз:
На месяц раньше взял расцвёл
Болотный кипарис.

Раскрыли почки тополя
У солнца на виду...
Как пахнет влажня земля,
Как хорошо в саду!

Проснулись в поле чубуки,
Глядят по сторонам,
И виноградные глазки
Подмигивают нам.

Они как будто говорят:
"Скорее на плантаж!"
Зовёт нас парк и школьный сад
И виноградник наш.

Слетелись пчёлы за медком,
И неба даль ясна...
С попутным южным ветерком
В Артек пришла весна.





ПОДАРОК



В небесах не молкнет гомон птичий,
Под ногами хрупают сучки,
И слетают с перестых гледичей
Жёлтые медовые стручки.

Шелестят осинки неустанно,
Тень лежит на соснах голубых,
Смотрят гланцевитые каштаны
Из колючих панцерей своих.

Где-то запоёт труба горниста,
Барабан ответит вдалеке,
И разносит ветер голосистый
Песенки на польском языке.




Никогда ребята не бывали
В той степи, где выроют канал.
О днепровском голубом канале
Им вожатый Зданек рассказал.

Но сегодня кажется, что в чащу
Долетел, прохладою дыша,
Из-за перевала настоящий
Просолённый ветер Сиваша.

И уже далёкие маршруты
И огни над шлюзами видны
Пионерам Кракова и Гуты,
Будущим строителям страны.

...Запевает песню запевала
В золотистом утреннем лесу.
Семена для крымского канала
Пионеры польские несут.






ВОЖАТАЯ



Красный галстук. Взгляд немного строгий.
Молодые зоркие глаза.
Про свою короткую дорогу
Много ты могла бы рассказать.

Ты теперь, наверное, порою
Вспоминаешь первый свой отряд...
Очень это дело непростое -
Заслужить доверие ребят.

Вот они глядят в глаза пытливо...
Вспомни, как терялась ты сперва,
Как ночами долго, терпеливо
Ты искала нужные слова.

Много дней хороших и горячих
Незаметно с той поры прошло.
Сколько тропок от сердец ребячьих
К твоему надолго пролегло!



Говорят в отряде: "Наша Тоня",
И в тебя недаром влюблны
Самые завзятые тихони,
Самые лихие шалуны.

Ты поход придумаешь на славу,
Будешь с ними плавать и нырять.
Каждому по сердцу и по нраву
Дело ты сумеешь подобрать.

И не зря в аулах и станицах,
И в суровых северных краях
Бережно ребятами хранится
Маленькая карточка твоя.

Из Якутска, из Орла, из Гори
Письма торопливые летят:
"Здравствуй, Тоня!
Как сегодня море?
Как там поживает наш отряд?"

Ты теперь повсюду с ними рядом,
С той весёлой лагерной поры,
Скромная вожатая отряда -
Друг и воспитатель детворы!





РОБСОН В АРТЕКЕ


Вышел он, большой, широкоплечий,
С крепкими руками кузнеца,
И могучей песней человечьей
Покорил ребячьи сердца.

Вечер звезды по небу рассыпал,
Тихо шелестели тополя.
Пел он о далекой Миссисипи,
Что струится в хлопковых полях.

Пел он, и слова его будили,
Зажигали мужество в сердцах.
Пел он о бесстрашном Джоне Хиле,
О своих товарищах-борцах.

Пел он, расправляя плечи вольно,
Пел, улыбкой ободряя нас,
И звучал набатом колокольным
Величавый робсоновский бас.

И когда он кончил - на трибунах
Не было овациям конца,
Даже море било в берег бурно,
Вызывая славного певца.






Мы к нему с цветами подбежали,
Дотянувшись до могучих плеч,
И костёр почетный фестиваля
Попросили Робсона зажечь.

И своими сильными руками
Взял он факел и шагнул во тьму,
Словно нёс освобожденья пламя
Гордому народу своему.

И притихли разом все ребята,
Только глухо рокотал прибой.
Робсон шёл, и плыл огонь косматый
Над его курчавой головой.

Шёл, счастливых слез не вытирая,
И на чистом русском языке
«Широка страна моя родная...»
Вдруг запел он с факелом в руке.

И родную песню, словно знамя,
Подхватил и поднял весь Артек:
«Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек».





В ШЛЮПКЕ


В линию шлюпки
Стоят у причала,
Сегодня артековских гонок
Начало.

- Вниманье! На старт! –
Раздаётся сигнал.
Выстрел – и сзади
Остался причал.

Вёслами крепко
Ладони нагреты.
Эх, хорошо
Черноморское лето!

Дальние горы,
Волны бирюза,
Брызги и ветер,
И солнце в глаза.

Вот вырывается Шлюпка вперёд,
В ней просоленный,
Отважный народ.

Четыре блестят
На груди якорька,
Четыре артековских
Моряка:

Ласло из Сегеда,
Ян из Остравы,
Гриша из Курска,
Юрко из Варшавы.

Неважно, что в эти
Июльские дни
Море впервые
Узнали они.

Недаром их в шлюпке
Волна покружила,
Недаром их Чёрное море
Сдружило.

Вёсла на воду, -
Снова взвились…
- Ну-ка, ходу!
- Навались!






- Ласло, нажми!
- Янек, давай!
- Гриша, дружнее,
Не выдавай!

Шлюпки несутся
Одна за другой,
Вёсла над волнами
Гнутся дугой.

Лица вспотели,
Рубахи промокли.
С берега смотрят
На шлюпку в бинокли.

Ещё немного,
Ещё удар…
- Эльен!
- Виват!
- Ура!
- На здар!

Первыми сходят,
Качаясь слегка,
На берег
Четыре лихих паренька.

Их окружают
Весёлые лица,
Тут же фотограф
В толе суетится.

Гордо обнявшись,
Глядят в аппарат
Четверо смуглых
Весёлых ребят:

Ласло из Сегеда,
Ян из Остравы,
Гриша из Курска,
Юрко из Варшавы.

Четыре
Из стран четырёх
Паренька,
Четыре артековских
Моряка.


Продолжение следует...
•  ДРУГИЕ СБОРНИКИ АРТЕКОВСКИХ СТИХОВ

 АРТЕК +     НАЧАЛО КНИГИ   БИБЛИОТЕКА   НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ