на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





В.Свистов
"Есть местечко в Крыму"

(1961 год)


Содержание:
Основание лагеря
Здесь артековская слава начинала свой поход
Незабываемые годы
Идёт война народная
Наши пришли!
Они были артековцами
М.И.Калинин и артековцы
Дела артековцев
В горах и лесах
Почётные артековцы
Научился сам - научи товарищей
Космос наш!
Путешествие в завтра



Основание лагеря

  Есть местечко в Крыму,
Отовсюду к нему
Пионеры стремятся гурьбой.
Слева — горы и лес,
Сверху — купол небес,
А внизу — неумолчный прибой.
(Из пионерской песни.)


Это было почти сорок лет назад.

...Из небольшой рыбацкой лодки на пустынный берег урочища Артек вышел высокий человек в военной гимнастерке с четырьмя ромбами в петлицах.

Море лениво плескалось у его ног, шурша мелкой галькой, слепя глаза солнечными бликами.

Оглядевшись, человек медленно поднялся по крутому береговому склону и остановился на заросшей сорняками аллейке. Шеренги высоких кипарисов вели к старому, приземистому дому.

Всюду царили тишина и запустение.

Заросший парк, обветшавшие скамейки, разрушающийся дом словно говорили: беззаботная, роскошная жизнь владельцев чарующего уголка навсегда прошла...

Революционный вихрь октября 1917 года смел их с липа земли. Декретом Совета Народных Комиссаров, подписанным В.И. Лениным 21 декабря 1920 года, все крымские дачи, особняки и поместья крупных помещиков и капиталистов, дворцы бывших царей и великих князей отдавались под санатории и здравницы рабочих и крестьян.

А здесь, в Артеке, должен был возникнуть пионерский городок, ребячья республика, лагерь-здравница для пролетарских детей.

О них и думал сейчас человек в военной гимнастерке с четырьмя ромбами в петлицах — стойкий большевик-ленинец Зиновий Петрович Соловьев. Коммунистическая партия поручила ему почетное и очень ответственное дело — открыть в Артеке первый в стране лагерь-санаторий для юных пионеров Советского Союза.

И вот ранней весной 1925 года по путевкам ЦК комсомола и ЦК Российского Общества Красного Креста (РОКК) в Крым выехала группа молодых строителей лагеря.

Тишине и покою, царившим в Артеке, пришел конец Кирками, лопатами комсомольцы расчищали площадку у самого моря. Вскоре среди зелени парка были установлены четыре брезентовые палатки для жилья и пятая поменьше — лагерный изолятор. Прямо перед палатками выросла свежеоструганная мачта для флага. На деревянные столбики водрузили керосиновые лампы уличного освещения.

В старом доме расположились пионерский клуб, медицинские кабинеты. По соседству была устроена кухня. Возле дома вкопали столбики и натянули брезентовый тент. Так была построена первая артековская столовая. Столы в ней были сколочены из гладко оструганных досок, а к ним приставлены такие же, пахнущие сосновой смолой, длинные скамейки.

Палатки для жилья получились высокие, светлые, с деревянными полами. Местные мастера сколотили нехитрые кровати-раскладушки, столики, деревянные табуретки и умывальники «нажималки».

К середине мая лагерь был почти готов. Всюду наводились чистота и порядок, расчищались аллейки, высаживались цветы.

Лагерь ожидал пионеров...



Здесь артековская слава начинала свой поход

  На заре Советской власти
Над Артеком взвился флаг.
С этих пор приютом счастья
Стал горбатый Аю-Даг.
С.Маршак


Жаркое лето 1925 года...

У входа в лагерь столпились сотрудники, негромко разговаривали, нетерпеливо поглядывали на дорогу.

— Едут! — закричал кто-то из глубины маслиновой рощи.

Все заговорили, засуетились.

В глубине аллеи показалась телега, за ней еще и еще...

На телегах сидели малыши, тут же были сложены чемоданы. Ребята постарше шли рядом, оживленно разговаривая с возницей.

Это были первые артековцы.

Ребятишек окружили взрослые, помогли разгрузить телеги, несли баульчики и корзинки в лагерь.

Главный врач лагеря Фёдор Фёдорович Шишмарев расспрашивал ребят, как они доехали, беседовал с пионерскими вожатыми, которые привезли детей.

Все артековцы прибыли из Московской губернии. Поездом до Симферополя, а потом на скрипучих телегах добирались они крымскими горными дорогами к лагерю.

И вот в полдень 16 июня семьдесят самых первых артековцев выстроились для торжественной линейки. Сигнал горна, барабанная дробь — и вверх по мачте стремительно взвился красный флаг, возвестивший о славном событии в жизни пионерской организации страны — открытии Всесоюзного лагеря-санатория в Артеке.

С гордостью и восхищением смотрели пионеры на алое полотнище, реявшее в голубом крымском небе.

Звонкие детские голоса, серебристые звуки пионерских горнов зазвучали на морском берегу.

Артек начал свой неудержимый марш в счастливое будущее. В первое лето в лагере отдохнули пионеры Московской, Самарской, Иваново-Вознесенской и Ленинградской губерний.




Лето 1925 года. В Нижний лагерь Артека приехала первые пионеры.

Очарованные прелестью южной природы, ребятишки резвились в прозрачной морской воде, терзали мячи на волейбольной площадке, взбирались на самый загривок огромного Аю-Дага, жгли вечерами костры и пели веселые песни.

В гости к ребятам из Гурзуфского военного санатория приходили прославленные командиры Красной Армии. Притихшие, посерьезневшие дети слушали, затаив дыхание, рассказы о боевых делах красных воинов на фронтах гражданской войны.

Однажды собрались ребята под старым, разлапистым дубом. Дружно спели «Смело, товарищи, в ногу», «Вихри враждебные», а потом начали наперебой слагать куплеты про Артек.

Так родилась весёлая песенка:

Лагерь наш устроил РОКК,
Комсомол ему помог.
Наш Артек! Наш Артек!
Не забудем тебя ввек!
Пионеры не дремали,
Комсомолу помогали.
Наш Артек! Наш Артек!
Не забудем тебя ввек!

Распевали куплеты на мотив «Жура, жура, журавель, журавушка молодой».

Эта первая артековская песенка живет уже тридцать шесть лет.

А в одном из походов на вершину Аю-Дага кому-то пришла в голову мысль: большой, дуплистый дуб на вершине горы сделать артековским почтальоном. Написали письма, вложили их в дупло. И с тех пор из смены в смену три десятилетия дуб-почтальон исправно несет свою почетную службу.

Однажды темной июльской ночью налетел с гор свирепый ураган «бора». Невиданной силы ветер валил деревья, сорвал палатки, разметал одеяла, подушки. Ливень хлестал ошеломленных, перепуганных детей.

Суета в непроглядной мгле, озаряемой лишь вспышками молний, крики детей — все смешалось с раскатами грома и ревом волн.

Но среди этого грохота раздался твердый, уверенный голос Зиновия Петровича Соловьева:

— Всех детей наверх, в квартиры сотрудников!

Подхватив на руки двух трясущихся малышей, скользя по грязи, Зиновий Петрович пошел вверх через парк к маленькому селению под горой. Навстречу ему бежали сотрудники лагеря. Кто-то подскочил к Соловьеву и хотел взять у него детей.

— Ступайте вниз за остальными, — строго сказал Зиновий Петрович.

Все дети были переведены в поселок и остаток бурной ночи провели в квартирах сотрудников лагеря.

Наступило тихое, солнечное утро. Глазам ребят предстало печальное зрелище. Палатки исчезли. По всей территории лагеря валялись опрокинутые раскладушки, тумбочки, мокрые истоптанные подушки и одеяла, уныло торчали палаточные колья.

Но на помощь артековцам уже спешили шефы из соседнего санатория Суук-Су, из военного Гурзуфского санатория.

Закипела работа, палатки были водружены на прежнее место, и к вечеру лагерь принял свой обычный вид. О буре скоро забыли.

А в Москве помнили о ней. Там готовили проект, подбирали необходимые материалы для строительства деревянных домиков. Палатки палатками, романтика романтикой, а жилье для ребят нужно было строить надежное, крепкое.

Летом 1926 года артековцев часто навещала немецкая революционерка Клара Цеткин. Много больших, задушевных разговоров было у нее с детьми. Артек и его обитатели произвели на замечательную революционерку неизгладимое впечатление.

«Хотите ли вы видеть свободных, счастливых детей? — писала она впоследствии. — Посетите летний лагерь, устроенный в Артеке, недалеко от Суук-Су на Южном берегу Крыма. Я там была три раза, и если бы мне не надо было уезжать, я посетила бы его не знаю сколько раз...

Свободные, счастливые красные пионеры из лагеря Красного Креста в Артеке — это богатство Советского Союза, всего человечества. Этот лагерь — рассадник физической и моральной силы, пункт огромного культурного значения».

Летом 1927 года в Крыму произошло сильное землетрясение, и лагерь закрылся досрочно С октября в нем развернулись строительные работы. Осень и зиму стучали топоры, визжали пилы.

К весне 1928 года на площадке у моря, где еще совсем недавно ветерок шевелил брезентовые кровли палаток, возвышались свежеокрашенные, голубенькие домики с серебристыми цинковыми крышами.

Вокруг зашумели на ветру кусты роз, лавра, магнолии.

Лагерь осветили электролампочки, по водопроводным трубам из горных источников пришла свежая, холодная вода.




1926 год. Клара Цеткин в гостях у артековцев. Слева — 3.П.Соловьёв.

В начале мая в обновленный Артек приехали пионеры. Тем летом их часто навещал Анри Барбюс — известный французский писатель-революционер. Он целые дни проводил в «королевстве без короля и без подданных, где было очень много маленьких братцев вокруг нескольких больших братьев».

На лагерной линейке в торжественной обстановке Анри Барбюс был принят в почетные пионеры Артека, и ему повязали красный галстук.

Несколько вечеров замечательный писатель рассказывал ребятам о Франции, о борьбе ее народа против капиталистов, о французских детях. Через шесть лет в своем письме артековцам от 20 июня 1934 года Анри Барбюс писал: «Артек — настоящий рай, но рай земной, реальный, где жизнь детей трудящихся проходит в оздоровлении своих физических сил, приобретении знаний и в спорте...»




Нижний лагерь в 1928 году.




* * *

Шли годы, росли и ширились пионерские ряды страны. Уже не отдельные группы ребят с красными галстуками на груди, а тысячные красногалстучные отряды пришли на помощь старшим строить новую жизнь. В посильном труде на фронте индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, в яростной и ожесточенной борьбе с классовым врагом мужала советская пионерия. Лучшим из них вручались путевки в Артек.

Однако в лагере за лето могло отдохнуть немногим более тысячи ребят. Слишком мал он был и много было пионеров, своими делами заслужившими почетное право побывать в Артеке.

Советское правительство приняло решение построить еще один лагерь, но такой, чтобы дети могли жить в нем круглый год.

В майский полдень 1929 года вокруг глубокого котлована, вырытого на лужайке, собрались пионеры из Нижнего лагеря.

На строительной площадке, среди досок, извести и песка состоялся митинг, посвященный закладке первого камня в фундамент здания Верхнего артековского лагеря.




1930 год. В Артек приехали пионеры из марийских колхозов.

Директор и главный врач Артека Ф.Ф. Шишмарев объявил о решении Совета лагеря и вожатых предоставить право заложить первый камень в фундамент двум лучшим пионерам-артековцам.

История, к сожалению, не сохранила нам их имена и фамилии.

Радостные и смущенные такой честью, они подошли к краю котлована, поднатужились и столкнули вниз большущий камень. Вслед за ним в котлован было сброшено еще несколько камней. Ребята вместе с мастерами спустились вниз и начали прилаживать камни друг к другу, скрепляя их раствором.

А спустя год, в мае 1930 года, Верхний артековский лагерь уже принял первую группу лучших пионеров страны. В большом одноэтажном здании были устроены светлые просторные спальни, библиотека, столовая, душевые и ванные комнаты, террасы, увитые душистой глицинией.

В 1932 году в двухэтажном доме, бывшей даче замечательного крымского врача В.Н. Дмитриева, открылась детская техническая станция. В ней начали работать различные технические кружки, фотолаборатория и радиоузел.

Старый потёмкинский дом стал краеведческим музеем. Экспонаты для него собирали пионеры.

Летом 1934 года Центральный Комитет Комсомола премировал путевками в Артек двести лучших пионеров страны. Среди них была пионерка Оля Балыкина из Татарии, разоблачившая своего отца и вместе с ним группу расхитителей колхозного урожая.

Митя Борцов, Петя Иваньковский и Маруся Николаева из Ленинградской области заслужили право поехать в Артек за отличное выращивание колхозного молодняка.

Саша Катаев, приехавший с Урала, Федя Жиговский с Украины и Коля Клементьев из Чувашии предотвратили крушение поездов. Они подали сигналы о том, что пути неисправны, и остановили составы.

Пионерка Тоня Дударенко с Кавказа завязала переписку с зарубежными детьми. Девочка помогла голландским ребятам организовать пионерский отряд.

К концу лета артековцы встречали новых товарищей — детей австрийских шуцбундовцев, героев революционных боев на баррикадах Вены.

В играх, увлекательных экскурсиях и походах, спортивных состязаниях незаметно прошло лето, наступила чудесная крымская осень.

Тихо, пустынно стало в Нижнем лагере, разъехались его неугомонные жители.

Но Верхний лагерь продолжал жить кипучей, деятельной жизнью. С волейбольных площадок доносились пронзительные звуки судейских свистков, из раскрытых настежь окон Детской технической станции слышался дробный перестук молотков, гул токарных станков, ребячьи голоса.

По крымским дорогам мчались автобусы. Прохожие прислушивались к пионерской песне: Везут, везут ребят.
Машины встречные гудят:
— Куда везёте столько человек?
Прохожий смотрит вслед,
И слышит он в ответ:
— В Артек! В Артек!..
Приближался новый, 1935 год, десятилетний юбилей лагеря.



Незабываемые годы

  Артек растёт и ширится, Артеку десять лет! Мы, юные артековцы, Шлем партии привет!..


Ночью шёл тёплый дождь, но к утру перестал. Из-за сутулой громады Медведь-горы вырвались яркие солнечные лучи и .заиграли, переливаясь, в дождевых капельках.

На веранде показался заспанный, взъерошенный горнист. Он осмотрелся, улыбнулся утру и, приложив к губам мундштук, спугнул тишину звонкими звуками горна. Подъем!..

Послышался смех, веселые возгласы ребят. С костровой площадки донеслись звуки баяна. Ребята наперегонки бежали на зарядку.

После утренней гимнастики, застилая постели, дети вдруг стали находить под подушками красивые коробки с конфетами. С радостным изумлением вертели они в руках неожиданные подарки.

Вожатые «изумлялись» не меньше ребят.

В каждой коробке было небольшое письмо:

«С добрым утром, с большим праздником, десятилетием твоего лагеря Артек!

Помни, что Артек вырос благодаря повседневной заботе Коммунистической партии и правительства Советской страны.

Помни, что сюда съезжаются лучшие пионеры Союза для закалки своего здоровья, для обмена пионерским опытом, для того, чтобы повезти потом этот опыт, здоровье и силы во все уголки нашей необъятной социалистической Родины.

Да здравствует Всесоюзная Коммунистическая партия большевиков!

К борьбе за дело Ленина будь готов!»

Радостные, возбужденные пионеры надевали белые матросские костюмчики, повязывали красные галстуки.

По сигналу горна отряды вышли на торжественную линейку, где уже собрались гости — представители ЦК ВЛКСМ, Исполкома Союза общества Красного Креста, командиры Красной Армии и Черноморского Флота. У трибуны стояли пятьдесят лучших пионеров, делегатов от пионерских лагерей страны, приехавших в Артек на праздник.

Затаив дыхание, ребята слушали приветственные телеграммы от Н.К. Крупской, М.И. Калинина, С М. Буденного, от Центрального Комитета комсомола.

Дежурная вожатая лагеря Валя Тросникова сдала рапорт директору Артека и попросила разрешения поднять флаг.

А вечером состоялся юбилейный пионерский костер.

Солнце склонялось к западу. Темнело. С окрестных гор сползали вечерние тени. По дороге от Гурзуфа к Артеку, пешком и на автомашинах, группами и в одиночку направлялись на костровую площадь многочисленные гости.

Со стороны лагеря донеслись звуки марша, и на площадку, чеканя шаг, вышли гости-моряки. Вслед за ними показались отряды артековцев. Пройдя торжественным маршем, они заняли места на трибунах.

В вышине вспыхнули гирлянды разноцветных лампочек, ослепительные лучи прожекторов пронзили темное ночное небо. Даже издалека стало видно огненную цифру «X», повисшую над Артеком.

На площадке — стройные ряды юных физкультурников в голубых и красных майках. Легко, непринужденно исполняют они вольные гимнастические упражнения. Вот ребята рассыпались по площадке... Мгновение — и на земле образовалась большая красная звезда с голубым серпом и молотом в центре. По сторонам звезды слова «Артеку X лет». В центре взметнулись вверх красные ленты, заколыхались, затрепетали, словно язычки пламени. И в этот миг из кучи хвороста, сложенного неподалеку, взвились вверх огни фейерверка. Все от неожиданности вздрогнули. А веселые огоньки, перебегая с ветки на ветку, охватывали ворох хвороста. Золотые искры заплясали над костром. На площадь вынесли Красное знамя. Представитель Центрального Комитета комсомола вручил его Артеку за успешную работу по оздоровлению и воспитанию пролетарских детей.

Юбиляров приветствовал замечательный летчик М. Слепнев, одним из первых заслуживший высокое звание Героя Советского Союза.

— Будьте такими же крепкими и сплоченными, как коллектив челюскинцев на льдине Чукотского моря! — такими словами закончил он свою речь. Артековцы ответили знаменитому летчику пением авиационного марша, над площадью пронеслись модели планеров и самолетов.

На освещенную пламенем костра площадь вышли участники художественной самодеятельности Песни сменялись плясками, вслед за танцорами выступил шумовой оркестр, потом чтецы. И снова пляски, веселые пионерские песни...

Внезапно погасли прожекторы и гирлянды разноцветных лампочек.

Ночь с треском прорезали ослепительные ракеты. Море выступило из темноты, переливаясь, играя разноцветными огнями. Недогоревшие ракеты с шипеньем гаснут в воде.

Последний огненный каскад — и наступила тишина. Включены прожекторы, за ними гирлянды.

Костер окончен. Все встают, и над Артеком в ночной тиши разносятся слова традиционной вечерней речевки:

Над морем ночь спускается,
Артеку спать пора.
Всем, всем спокойной ночи,
А нам приятного сна!


Гости прощаются с ребятами...

В августе 1936 года в лагерь прибыла очередная смена. Это были отличники учебы, юные конструкторы, поэты, музыканты, композиторы, лучшие пионерские активисты страны.




Дети не только отдыхали в лагере, они помогали колхозникам.

Среди них пионеры-орденоносцы Мамлакат Нахангова, Этери Гванцеладзе, Миша Кулешов, Ваня Чулков, Роза Шамжанова, Леша Фадеев, Барасби Хамгоков и другие, прославившиеся замечательными трудовыми успехами на колхозных полях. Пионерская организация страны выдвигала из своих рядов наиболее активных пионеров, и путевка в Артек стала для них лучшей наградой.

Но все еще очень мал был Артек, мала была его пропускная способность. И вот осенью 1936 года Артеку был передан санаторий для взрослых Суук-Су, расположенный неподалеку от пионерского лагеря.

Расширение Артека явилось еще одним ярким свидетельством неустанной заботы партии и правительства о детях.

Необыкновенно красивый парк, уютные двухэтажные дачи, чудесный пляж появились у маленьких хозяев волшебного уголка.

Роскошный дворец Суук-Су стал дворцом пионеров.

В конце марта 1937 года в Ялтинский порт приплыл пароход, с которого на крымскую землю сошли маленькие испанские мальчики и девочки. Они проделали большой и трудный путь из охваченной пламенем войны республиканской Испании. Ребят разместили в лагере Суук-Су. Они очень тосковали по далекой родине, рассказывали о гибели родных и близких, о зверствах фашистов.

Работники лагеря, советские пионеры окружили любовью и вниманием измученных детей. Мирная, радостная обстановка лагеря, счастливая жизнь вокруг действовали благотворно. Маленькие испанцы выбирали себе занятие по душе, много купались в море, отдыхали. Постепенно к измученным ужасами воины ребятишкам возвращалось детство — радостное, счастливое. По окончании отдыха в Артеке испанские дети уехали в Москву учиться в школе-интернате.

В июне 1940 года Артек отметил свое пятнадцатилетие. Около сорока двух тысяч пионеров и школьников отдохнуло здесь за эти годы.

Из маленького, необорудованного палаточного лагеря Артек вырос в большую пионерскую республику, имя и славные дела которой разнеслись по всему миру.

Путёвка в Артек стала высшей наградой пионеру за его славные дела.



Идёт война народная

Задолго до подъема проснулись артековцы и настороженно прислушивались, приглядывались к непонятному, тревожному движению в коридорах и во дворе. Взволнованные голоса взрослых, заплаканные глаза старушки-нянечки, заглянувшей в спальню, суровые лица пионерских вожатых — все говорило о том, что случилось что-то значительное и очень серьёзное. Многие работники лагеря рано утром получили повестки райвоенкомата.

А в полдень взрослые и дети в суровом молчании слушали по радио сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз.

Война, страшная, беспощадная, одним махом перечеркнула все, чем жили, к чему стремились и взрослые и дети.

В тяжелых кровопролитных сражениях Красная Армия сдерживала лавину вооруженных до зубов фашистов и медленно, с боями отступала на восток.

В эти тяжелые дни было решено немедленно эвакуировать пионеров из Артека.

Ребята уезжали группами, в сопровождении пионерских вожатых и других работников лагеря.

Одна такая группа состояла из ребят, приехавших в Артек из Прибалтики, где уже шла ожесточенная битва. Родные и близкие этих детей остались за линией фронта. Пути возврата домой были отрезаны.

Наркомздрав и ЦК ВЛКСМ приняли решение о создании лагеря-интерната для этих ребят. Группа была распределена на отряды, во главе которых стали пионерские вожатые: Володя Дорохин, Анатолий Пампу, Нина Храброва и старшая пионерская вожатая Тося Сидорова. Ребята временно поселились в подмосковном дачном местечке Мцыри, а в июле на пароходе «Правда» отправились в далекий путь на Дон.

25 июля 1941 года артековцы прибыли на место и заняли усадьбу бывшего дома отдыха в 18 километрах от станицы Нижне-Чирской.

Началась лагерная жизнь. Распорядок дня был принят такой же, как в Артеке. Однако новые условия внесли существенные поправки в этот распорядок.

Шла суровая война, все силы страны были направлены на помощь фронту, и артековцы тоже решили помогать воинам. Они разбились по бригадам и вместе с колхозниками убирали обильный урожай.

Но ребята не забывали о своих пионерских делах: они проводили сборы, костры, выступали с концертами художественной самодеятельности перед колхозниками.

Наступила осень, похолодало. По ночам на западе полыхали далекие зарницы, йотом стал доноситься гул артиллерийской канонады. Линия фронта приближалась.

Из Москвы было получено указание переехать в город Сталинград. Дождливым, холодным вечером ребята сели на пароход и направились в город Калач, откуда поездом прибыли в Сталинград, где уже было все готово к приему артековцев.

У Дар-горы в здании школы весь четвертый этаж был отведен пионерам. По указанию Сталинградского обкома партии работники швейной мастерской, снабжавшие одеждой армию, пошили артековцам теплые ватные костюмы.

Ребята начали учиться в школе, а в свободное время готовили концерты художественной самодеятельности и выступали перед ранеными воинами в сталинградских госпиталях, помогали семьям фронтовиков.

В труде и учебе прошли зима и весна, а в июле 1942 года артековцы распрощались со Сталинградом и выехали в глубь страны в деревню Белокуриху Алтайского края, где по решению партии и правительства был создан «Алтайский Артек» — лагерь для пионеров и школьников Советского Союза.


* * *

А в крымском Артеке, когда пришли гитлеровцы, случилось вот что.

...Пьяные, орущие фашисты расползлись по артековским паркам.

Через цветочную клумбу протащили тяжелое орудие, развернули на ковровом газоне жерлом в сторону моря. Два стройных красавца-кипариса мешали обзору. Тогда завизжали пилы, и деревья рухнули на костровую площадь.

Из музея доносился звон разбиваемого стекла. В окна летели коробочки, ящички с коллекциями минералов, любовно собранные многими поколениями артековцев. Ветер вздымал вороха перьев от растерзанных чучел птиц. В распахнутые настежь двери музея гитлеровцы вводили лошадей.

Сильные взрывы многократным тяжким эхом отзывались в горах.

Оккупанты взрывали артековские пристани. Вдоль балюстрады Нижнего лагеря их саперы копали траншеи и строили блиндажи.

В парке Верхнего лагеря рубили секвойи, тисы и кедры для топки печей. Лагерный клуб тоже был превращен в конюшню.

Из лагеря Суук-Су доносились выстрелы. Это пьяные гитлеровские офицеры срывали свою злобу, расстреливая из пистолетов и автоматов фарфоровые скульптуры Аллеи национальностей.

Черные дни наступили в Артеке. Все пришло в запустение, все разрушалось.

Медицинскую аппаратуру, кинооборудование, телефонную станцию оккупанты вывезли в Германию. Электросеть, канализационная и водопроводная магистрали были разрушены.

Осенней ночью 1942 года запылал подожженный оккупантами замечательный пионерский дворец в лагере Суук-Су.

В феврале 1943 года в море против берегов Артека завязался неравный бой советского корабля со сворой вражеских бомбардировщиков. Уклоняясь от прямых попаданий, корабль вел неустанный огонь по самолетам. Один за другим, описав черную дымную дугу, в море врезались два бомбардировщика. А корабль все стрелял и стрелял, пока вечерние сумерки не укрыли его от фашистских стервятников.

Спустя два дня после поединка волны вынесли на артековский берег тело погибшего в ожесточенном бою советского матроса.

Оккупанты тайно закопали его под скалой на берегу моря, старательно сравняв с землей намогильный холмик. Но напрасно пытались оккупанты скрыть место погребения советского моряка. Ребятишки следили за фашистами и запомнили это священное место, запомнили до лучших светлых дней. А они были уже не за горами.



Наши пришли!

Артиллерийская канонада, доносившаяся с утра со стороны Алушты, приблизилась к Партенитскому перевалу.

На шоссе у Гурзуфского развилка образовалась пробка. Гитлеровцы сталкивали с моста застрявшие машины, бросали гранаты в табуны кавалерийских лошадей, очищая себе путь на Ялту и Севастополь.

Фашисты очень спешили — от Алушты двигались части Советской Армии, сметая на своем пути все укрепления врага.

Громыхая, шли танки с автоматчиками на броне, важно проходили тягачи с огромными пушками на прицепе. Жители освобожденных крымских городов и поселков преподносили воинам-освободителям букеты миндаля — символа весны, радости, счастья.

Это было 16 апреля 1944 года.

На подступах к Севастополю еще шли упорные бои, оттуда доносились звуки ожесточенной артиллерийской перестрелки, а в артековских парках уже работали советские саперы с миноискателями, прощупывая каждый сантиметр земли 102 мины были обнаружены в дачах и парках лагерей.

Военный Совет 4-го Украинского фронта направил в Артек 800 солдат инженерных войск во главе с опытным командиром — подполковником Рыбаковым От зари до зари не покладая рук трудились воины, восстанавливая детскую здравницу.

22 апреля из Москвы прибыла в Артек первая группа пионерских вожатых и хозяйственных работников. Из действующей армии был направлен в Артек А.Ф. Кабанов, который до войны работал начальником лагеря. Ему было поручено возглавить работы по восстановлению Артека, подготовить лагерь к приему пионеров.

В конце июня сотрудники лагеря провожали воинов, закончивших основные восстановительные работы в Артеке.

Были отремонтированы лагерные корпуса и дачи, водопровод и канализация, вновь отстроена пристань в Нижнем лагере. Воины заново соорудили мосты, взорванные отступающими оккупантами. Не забыли они и лагерные пионерские линейки с высокими мачтами для флагов.

Командование 26-й артиллерийской Сивашской ордена Красною Знамени дивизии РГК прислало в Артек для помощи по восстановлению лагеря автомашины к рабочих лошадей.

Уже 6 августа 1944 года обновленный Артек принял первую группу детей — пятьсот пионеров Симферополя, Севастополя, Феодосии, Керчи, Ялты и других городов и районов Крыма.

Снова, как и прежде, взвились на лагерных мачтах красные флаги, эхо подхватило и многократно умножило звуки горнов, в парках среди зелени замелькали фигурки с красными галстуками на груди. В небо поднялись струи горьковатого душистого дыма костров, зазвенели задорные пионерские песни.

Лагерь был возвращен к жизни.

9 мая 1945 года артековцы вместе со всем советским народом праздновали день нашей Победы над фашистской Германией.

А спустя несколько месяцев в лагерь стали прибывать демобилизованные из действующей армии сотрудники Артека. Истосковавшиеся по мирному труду, они с большим энтузиазмом включились в работу.

Победное окончание Великой Отечественной войны в мае и двадцатилетие Артека в июне сливались в один радостный, счастливый праздник советской детворы.

К началу юбилейной смены нужно было заново отстроить, благоустроить Нижний лагерь и юбилей Артека отметить так, как отмечали прежде: по-артековски.

Оставшиеся фундаменты очищали от мусора, устанавливали деревянные столбики и натягивали огромные брезентовые палатки, которые по своим размерам почти совпадали с размерами фундаментов.

Налетавший с гор шквал не раз сводил на нет все усилия, и тяжелый брезент вновь и вновь приходилось тянуть заново. Пол внутри палаток был усыпан мелким гравием, стройными рядами установлены простые железные кровати с тумбочками.

Покосившиеся, готовые ежеминутно рухнуть кровли павильонов столовой были закреплены на новых столбах. Окрашенные, они приняли праздничный, нарядный вид.

Чудом уцелевшие два домика медпункта и административного здания были очищены от мусора, отремонтированы. Вдоль берега моря засыпались траншеи, снималась колючая проволока, ремонтировалась балюстрада. Наводили порядок на знаменитой Костровой площади. Обновили трибуны. Нашли разбитые скульптуры пионеров — горнистов и барабанщиков и по частям склеили их.




Пионерский костёр! Сколько радостных ребячьих воспоминаний связано с этим волнующим событием!

Из Симферополя прибыла группа студентов художественного училища имени Самокиша, возглавляемая художником Михаилом Михайловичем Щегловым. Они готовили к юбилейному костру красочное оформление Нижнего лагеря и Костровой площади. Им помогали художники-артековцы.

В конце июня лагерь был готов и принял новых ребят. Снова, как и в довоенные годы, по побережью разнеслись звуки горнов Нижнего лагеря. Как прежде, им ответили горнисты Верхнего лагеря и лагеря Суук-Су.

17 июля 1945 года состоялся первый послевоенный юбилейный праздник.

Тысяча сто мальчиков и девочек в матросских костюмчиках вышли на торжественный парад. Костровая площадь расцветилась красными знаменами и флажками. У знаменосцев лагерей и у многих мальчиков старших отрядов на груди сверкали ордена и медали. Это были воспитанники воинских частей, воевавшие против фашистов.

На середину Костровой площади вынесли огромную корзину с яркими цветами. Площадь погрузилась в темноту. И вдруг — яркая вспышка! Из корзины с цветами вырвался каскад огней, и костер запылал. А в море на фоне темного неба вырисовался огненный силуэт иллюминированного корабля.

До позднего вечера веселились пионеры.

А 13 сентября 1945 года советский народ от души поздравил Всесоюзную пионерскую здравницу с высокой правительственной наградой — орденом Трудового Красного Знамени, которым Артек был отмечен за выдающиеся заслуги в деле воспитания и оздоровления пионеров и школьников.

Орденами и медалями Советского Союза была награждена также большая группа пионерских вожатых, педагогов, медицинских и хозяйственных работников. Они стали с ещё большей энергией работать, отдавая все силы и знания воспитанию замечательной советской детворы.



Они были артековцами

  И небо московское память хранит
О летчике Фрунзе Тимуре.
В священной земле Сталинграда лежит
Испанец Рубен Ибаррури.


Высоко над морем на скалистом утесе есть небольшая площадка. Вокруг нее—молодые платаны, плакучие ивы и кипарисы.

В центре площадки цветочная клумба. Алые соцветия канн окружают серовато-зеленую глыбу диорита с Медведь-горы.

На глыбе — плита из белого мрамора с надписью:

«Они были артековцами:
Тимур Фрунзе
Иван Туркенич
Гуля Королева
Володя Дубинин
Рубен Ибаррури
Витя Коробков».

Люди, проходя мимо этого камня, невольно замедляют шаг, еще раз перечитывают дорогие имена героев.

Артековцы отдают пионерский салют... Этот камень напоминает о тех, чья короткая, но героическая жизнь служит примером мужества, героизма, беззаветной преданности Родине.


* * *

5 апреля 1923 года в семье легендарного полководца гражданской воины Михаила Васильевича Фрунзе родился сын Тимур.

Очень рано вместе со старшей сестренкой Таней остался он без родителей. Всю заботу о детях своего боевого друга взял на себя Климент Ефремович Ворошилов.

Тимур рос живым, любознательным мальчиком, в школе учился только на «отлично».

Большим праздником для Тимура был день, когда его приняли в пионеры и повязали красный галстук.

Летом 1935 года Тимур и Таня Фрунзе приехали в Артек в Верхний лагерь. Жили они в разных отрядах.

Много хлопот доставлял мне братишка, — рассказывает Татьяна Михайловна. — То его с дерева садовник снимет, то с «абсолюта» тихонько удерет в парк на «гигантские качели», то еще что-нибудь. Каково было мне о его проделках слушать на линейке! Я его крепко отчитывала на правах старшей сестры.

Когда Тимур успешно закончил седьмой класс, Климент Ефремович подарил ему книгу по истории авиации. Книга увлекла Тимура. Часами просиживал он, читая увлекательные рассказы о покорении воздушного пространства человеком.

Героические полеты Чкалова, Громова, Коккинаки, Осипенко пробудили в Тимуре страстную любовь к авиации. Он вскакивав и высовывался в окно при звуке авиационного мотора в небе.

В феврале 1938 года Тимур бережно принял из рук секретаря райкома комсомольский билет. Через два года он уже закончил военную школу и подал заявление в Качинскую Краснознаменную авиационную школу под Севастополем.

И здесь Тимур оставался верен себе — учился только на «отлично». Иначе он не умел.

Экзамен на авиационную зрелость Тимуру пришлось сдавать в багрово-дымном небе войны. Восемнадцатилетний летчик-истребитель Тимур Михайлович Фрунзе начал свой боевой счет сбитых вражеских самолетов.

19 января 1942 года в паре со старшим лейтенантом Шутовым он барражировал над линией фронта в районе Старой Руссы, прикрывая наши наземные войска от ударов фашистской авиации.

Вдруг вдалеке показались вражеские бомбардировщики.

Фрунзе и Шутов пошли на сближение, пошли против тридцати бомбардировщиков «Ю-87» и восьмерых «мессершмиттов-109».

Советские летчики первыми бросились в стремительную атаку. Боевой порядок фашистских самолетов был нарушен.

Бомбардировщики стали уходить в разные стороны, беспорядочно сбрасывая бомбы в расположение своих войск.

«Мессершмитты», опомнясь, ринулись в атаку на наши самолеты. Завязался неравный бой. Вот «ястребок» Шутова вздрогнул и, кренясь на крыло, устремился к земле, подбитый пулеметной очередью.

Лейтенант Тимур Михайлович Фрунзе продолжал сражаться против восьми вражеских истребителей. Короткая атака, и один из «мессершмиттов», объятый пламенем, устремился к земле.

Но в этот миг вражеские истребители нанесли удар из пушек и пулеметов по истребителю Тимура, напав на него сзади...

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 марта 1942 года лейтенанту Фрунзе Тимуру Михайловичу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Имя его навечно занесено в списки истребительного авиационного полка.

Давно отгремели залпы войны, но каждый день на вечерней позерке командир называет имя лейтенанта Фрунзе.

И каждый вечер правофланговый торжественно произносит:

— Герой Советского Союза лейтенант Фрунзе Тимур Михайлович пал смертью храбрых в боях за честь, свободу и независимость нашей Родины.

...23 августа 1942 года совершил свой героический подвиг другой артековец, гвардии старший лейтенант Рубен-Руис Ибаррури.

Это было под Сталинградом. Жестокие бои завязались у железнодорожного разъезда № 564, ведущего к станции Котлубань.

Путь фашистам преградила пулеметная рота, которой командовал гвардии старший лейтенант Рубен-Руис Ибаррури.

Настала ночь. Горстка отважных воинов сдерживала яростные атаки гитлеровцев. На помощь роте подошел стрелковый батальон. Была отбита пятая атака. Бойцы изо всех сил старались продержаться до подхода дивизии.




За нашу прекрасную Родину, за идеи бессмертного Ленина боролись в Великую Отечественную войну бывшие артековцы.

Снова яростная атака. Вражеская пуля сразила командира батальона.

В самый критический момент на бруствере окопа появилась высокая фигура старшего лейтенанта Ибаррури.

— Фашисты не пройдут! — крикнул Рубен. — Вперед, в атаку!

В ночной темноте сошлись две силы и сокрушали друг друга огнем и железом.

Фашисты дрогнули. Гвардейцы, преследуя отступающего противника, с ходу захватили деревню Власовку и закрепились в ней. В этом жестоком бою Рубен был смертельно ранен.

...На площади Павших борцов в Сталинграде у скромного памятника на могиле героев, склонив красные знамена, стоят пионеры.

В торжественной тишине раздается звонкий голос:

Вот красный уральский нетленный гранит —
Под ним в Сталинграде испанец лежит.
К могиле героев подходят по скверу
С живыми цветами в руках пионеры...

И может быть, в эту же минуту на скалистом утесе в Артеке перед скромным памятником стоят в торжественном молчании артековцы — представители многомиллионной семьи советских пионеров, салютуя тем, кто отдал свои жизни за честь, свободу и независимость родной страны.



М.И. Калинин и артековцы

Майским полднем 1945 года во дворе Верхнего лагеря остановилась легковая машина, из которой неторопливо вышел небольшого роста седой человек. Это в гости к артековцам приехал Михаил Иванович Калинин, Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Все ждали его, готовили теплую встречу.

Лучше всего в Артек добираться через Гурзуф, поэтому все пошли встречать Михаила Ивановича ко второму лагерю.

А в это время Калинин уже осматривал безлюдный Верхний лагерь. Единственная живая душа, которую он обнаружил, был завхоз Иван Иванович Пантелеев. Он сказал Михаилу Ивановичу, что пионеры и взрослые ушли встречать его во второй лагерь.

— Ну, делать нечего, — улыбнулся Калинин. — Я не знал, что дорога через Партенитский перевал непроезжая, вот и поехал по ней. Трясло ужасно!

Михаил Иванович обошел лагерный корпус, осмотрел спальни, столовую, побеседовал с поварами и дежурной нянечкой. Потом он выехал во второй лагерь.

Здесь состоялась незабываемая встреча артековцев с Калининым. От веселых песен ребят, задушевных разговоров, от букетов весенних цветов он словно помолодел.

А спустя неделю группа артековцев посетила Михаила Ивановича у него на даче. Пионеры прочитали решение Совета лагерей о присвоении Михаилу Ивановичу звания почетного пионера Артека, повязали ему красный пионерский галстук.




Артековцы в гостях у Михаила Ивановича Калинина.

Спустя год, 8 мая 1946 года, артековцы вновь побывали у Калинина во время его отдыха в Крыму. У Михаила Ивановича в это время был С.М. Буденный.

Ребята преподнесли Михаилу Ивановичу и Семену Михайловичу букеты цветов.

Потом все вошли в дом. Длинный стол был накрыт и ожидал гостей. За чаем завязалась оживленная беседа об Артеке, о пионерских делах, школе и учителях, о Крыме.

Михаилу Ивановичу и Семену Михайловичу ребята вручили подарки. Модель самолета Михаил Иванович поставил на пианино и с улыбкой сказал:

— Спасибо, будет на чем домой в Москву отправиться!

Ребята весело смеялись. Потом они плясали, декламировали стихи и пели. Михаил Иванович и Семен Михайлович старательно подпевали.

Всем очень понравился танец Иры Волковой.

— Ты откуда, Ирочка? — спросил Михаил Иванович.

— Я из города Иваново.

— Вот как, ткачиха, значит. Замечательные мастерицы там у вас живут, — улыбнулся Калинин.

— Я тоже буду ткачихой, — заявила Ира, и все зааплодировали.

Михаил Иванович Калинин сказал ребятам на прощанье:

— Дорогие дети, смотрю я на вас и завидую. Молодые вы, крепкие, здоровые... Больше будьте на воздухе, занимайтесь физкультурой, набирайтесь сил. Все это вам очень пригодится в жизни, учебе, работе. Передайте от Семена Михайловича и от меня всем артековцам горячий привет!

Радостные, счастливые возвращались артековцы в лагерь, где их с нетерпением ожидали друзья.



Дела артековцев

Каждое утро, когда ночной туман тает на залитых солнечными лучами склонах гор, звонкие сигналы горнов вторгаются в «сонное царство» пионерской республики.

Со спортплощадок доносятся звуки баянов и мерные голоса физруков:

— Раз-два, вдох-выдох...

Когда заканчивается зарядка, по артековской бухте эхом разносится многоголосое:

— Всем, всем доброе утро!..

...Доброе утро!..

Так каждое утро артековцы приветствуют новый светлый день.

С зарядки все направляются к морю. Водная гладь вскипает от сотен ребячьих тел.

После утреннего туалета, уборки спален и дач отряды идут на линейку.

Раздается команда:

— Лагерный день начать, флаг поднять!

— Равнение на флаг!

И под дробную россыпь барабанов на высокие мачты четырех лагерных линеек стремительно взлетают красные полотнища флагов.

День начался! Сколько интересных впечатлений оставит он у многих сотен ребятишек, живущих в четырех артековских лагерях!

После завтрака до одиннадцати часов — отрядная работа. Дети расходятся по кружкам и два часа занимаются любимыми делами.

Авиа- и судомоделисты строят действующие модели, любители автомобилей учатся водить машину «Малютка», мотоцикл и мотороллер.




Торжественные минуты пионерской линейки.

Девочки-мастерицы в тени веранд вышивают замысловатые узоры, шьют фартуки и халаты для дежурных по столовой.

На живописном приморском склоне разместились с мольбертами художники. Лучшие рисунки будут экспонироваться на выставке.

Юные фотографы разошлись на занятия различных кружков и ведут репортажную съемку по заданию преподавателей. Это своеобразная «дипломная работа» выпускников фотокружков.

В музее суета. Юные краеведы или, как их в шутку величают «крабоеды», возвратились с берега моря. Они разбирают и систематизируют богатые трофеи. Здесь крабы, морские коньки, медузы, рыбы, раковины, различные водоросли. Каждый артековец готовит для своей школы коллекцию минералов или гербарий вечнозеленых растений, препарирует медуз, рыб, крабов.

На спортплощадке группа мальчиков и девочек в тренировочных костюмах. Это секция спортивных судей знакомится с правилами игры в баскетбол.

А в тени летней эстрады идет веселая пляска. Члены хореографического кружка разучивают румынский танец, который они покажут на артековском фестивале.

Более двадцати кружков занимается в каждой артековской дружине. Руководят ими опытные преподаватели, пионерские вожатые, учителя артековских школ.

С одиннадцати часов утра пляжи лагеря напоминают муравейники. Все дела оставляются, артековцы устремляются к морю. Здесь их встречают врачи, медицинские сестры, преподаватели физвоспитания. Над пляжем плывет чудесная музыка П.И. Чайковского.

Когда она стихает, из динамиков раздается авторитетный голос пляжного радиооператора — пионерки Марины Марголиной:

— Всем повернуться на правый бок!..

Ребятишки послушно поворачиваются.

И снова музыка — мелодии Глинки, Чайковского, Мусоргского, Шопена, Сметаны, пионерские песни Кабалевского. А потом отдых в тени под тентами и начинается самое желанное — купание.




Они вырастут и запустят в небо не легкокрылые модели, а мощные межпланетные ракеты!

Ребята группами направляются в воду, где их безопасность настороженно оберегают ловкие спасатели в шлюпках. Море кипит бриллиантовыми брызгами. Над водой летает мяч.

А в сторонке преподаватели физвоспитания учат плавать большую группу ребятишек. Воспитатели Артека поставили перед собой задачу всех неплавающих и боящихся воды обязательно научить плавать. И это в лагере стало законом.

На артековских пляжах никогда не услышишь крикливых нотаций, увещеваний и выговоров. Сигналы подаются дежурными. Ребята знают, раз дежурный поднял руку, значит двадцать минут купании прошло, пора выходить из воды.

Отличная организация морских купаний, дисциплина, требовательность воспитателей и пионерского актива обеспечивают вот уже более тридцати пяти лет безопасность ребят в море.

Купание заканчивается перед самым обедом, и пляжи пустеют. После обеда — сон, или как его называют в Артеке — «абсолют». Еще в двадцатые годы кто-то из ребят назвал так послеобеденный отдых — абсолютная тишина бывает в это время в лагере.

Затем опять морские купания Полдник и снова пионерские дела. Спортивные соревнования, экскурсии в соседние санатории, катание на катерах и шлюпках, поездки в Ялту и Никитский сад.

Артек — лагерь пионерского актива страны, методическая база Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина.

По приезде в лагерь пионеры включаются в работу, которая дает им практические навыки, необходимые активисту.




Все это сделали сами артековцы.

Все дела звеньев, отрядов и дружин организуются так, чтобы пионер, принявший в них участие, смог потом организовать такую же работу в родной школе, детском доме.

Этой же цели служат занятия пионерского актива и работа кружков пионерских специалистов, в которых учатся ребята, не имеющие у себя в отряде определенных поручений.

Отдельными группами занимаются председатели и члены Совета дружин, председатели и члены Совета отрядов и звеньевые. При этом учитываются их пионерские ступени.

Ребята учатся организовывать и проводить различные пионерские дела, соревнования в звеньях, отрядах и дружинах.

К проведению таких занятий привлекаются вожатые, преподаватели физвоспитания, учителя. В конце каждой смены проводятся слеты пионерского актива, на которых подводятся итоги учебы.

Энергия, юный задор, инициатива ребят воплощаются в таких интересных делах, как спортивный клуб «Олимпия», горные туристские базы «Спутник», клуб юных друзей искусства.

Клуб «Олимпия» родился в 1956 году, когда советская олимпийская команда вела упорные спортивные бои в Мельбурне. Первым председателем его был липецкий пионер Юра Самохвалов. Он зажег олимпийский огонь на «трибуне болельщика». В адрес советской команды спортсменов-олимпийцев полетела приветственная телеграмма. Олимпийцы Артека желали успехов старшим друзьям.

Через три дня пришла ответная телеграмма:

«Все, что вы провели у себя в лагере, в своем спортивном клубе «Олимпия», доставило большую радость всей нашей делегации, оказало поддержку и вдохновило на новые успехи».

Так завязалась и стала традиционной крепкая дружба артековцев-олимпийцев с мастерами советского спорта.

В 1957 году юные спортсмены лагеря начали строить свой олимпийский стадион в Нижнем — международном лагере. В эту работу включились пионеры ГДР, Чехословакии, Болгарии, школьники Италии и Швеции.

Рука об руку, советские и зарубежные ребята сооружали олимпийский стадион «Дружба». На вырученные деньги был закуплен и подарен бельгийским пионерам спортинвентарь, так как они не имели средств купить мячи, сетки, ракетки.

Каждое лето, когда приезжают ребята из-за границы, клуб «Олимпия» проводит детские олимпийские спортивные игры. И каждый раз перед началом состязаний на стадионе зажигается олимпийский огонь дружбы, и все участники произносят клятву юного спортсмена:




Пионеры каждой смены посещают сказочный Никитский ботанический сад.

— Обещаю вести упорную и честную спортивную борьбу, добиваться высоких спортивных результатов. Обещаю оказывать помощь товарищу и крепить дружбу юных спортсменов всех стран!

И нужно сказать, что соревнования всегда проходят в обстановке дружбы и сердечности всех участников.

Председатели олимпийского клуба разных смен Миша Сульман из Швеции, Эккарт Меллер из ГДР, Ярослав Фенцль из Чехословакии, Вася Паладийчук с Украины, Эдик Щавинский из Казахстана, Володя Малинин из Москвы и другие оставили о себе хорошую память в Артеке.

Летом 1960 года в Артек съехались команды-победительницы заочных легкоатлетических соревнований на «Кубок Дружбы». Юные спортсмены Болгарии, ГДР, Венгрии, Чехословакии и Польши приехали в Артек для того, чтобы здесь принять участие в финальных состязаниях.

От Советского Союза выступала команда Одесской средней школы № 57.

К состязаниям готовили стадион Верхнего лагеря. Рабочие-строители переделывали площадки, беговые дорожки. Соревнования приближались, а стадион еще не был готов.

Тогда Совет клуба «Олимпия» решил: юные спортсмены должны помочь рабочим!

И стадион был готов к сроку.

8 июля был поднят флаг соревнований. От факела, который был принесен в Артек эстафетой с вершины Медведь-горы, зажжен Огонь Дружбы. Победили спортсмены Болгарии.

XVII Олимпийские игры в Риме явились большим событием и для олимпийцев Артека. Итальянские пионеры, уезжая на родину, получили от артековцев ответственное задание: вручить трем лучшим советским спортсменам-олимпийцам в Риме спортивные медали 1-й степени и дипломы клуба «Олимпия».

Когда закончились олимпийские игры, в Народном доме Рима «Джаниколекс» общественность итальянской столицы, рабочие, спортсмены и итальянские пионеры чествовали победителей — советских спортсменов.

Под бурные аплодисменты юные итальянцы вручили Петру Болотникову, Вере Крепкиной и Олегу Григорьеву медали и дипломы артековского клуба «Олимпия». А на следующий день итальянские ребята получили телеграмму из Советского Союза: «Спасибо! Молодцы!»

Вскоре олимпийцам Артека пришло письмо от Веры Крепкиной. Чемпионка писала:

«Я буду всегда помнить ваше внимание, заботу всех родных советских людей, наших друзей в Италии и в других странах. Вы действительно всегда были с нами на старте, прибавляли нам мужества, спокойствия и уверенности в победе. Ваш девиз «Спорт, труд, дружба» выражают суть и моей жизни. Будем же всегда вместе следовать этому девизу!»

Пионерам очень нравится клуб юных друзей искусства. Здесь они встречаются с писателями, художниками, артистами, кинорежиссерами, которые помогают им разобраться в искусстве, полюбить его.

Один из вечеров был посвящен творчеству знаменитого художника-мариниста И.К. Айвазовского.

В открытом море шел расцвеченный огнями огромный красавец-пароход «Адмирал Нахимов».




Фестиваль Артека. Идут юные датчане, за ними — норвежцы.

Одна из палуб была превращена в галерею репродукций с картин И.К. Айвазовского. Члены клуба рассказывали о полюбившихся им произведениях художника, о жизни великого мариниста, читали стихотворения и пели песни о море. В необычном вечере участвовали экипаж парохода и пассажиры.

Уже три года артековцы поддерживают дружеские связи с исполнителем роли В.И. Ленина, народным артистом СССР Штраухом, народным артистом СССР Боголюбовым и многими другими.

Члены клуба частые гости на Ялтинской кинофабрике, они смотрят съемки фильмов, а в некоторых — и участвуют. Артековцы снимались в фильмах «Военная тайна» и «Потерянная фотография».

Сейчас в лагере работает киностудия «Артек-фильм», где ребята снимают фильмы по своим сценариям.

Композитор Д.Б. Кабалевский высоко оценил работу артековского Клуба юных друзей искусства и предложил к трем знаменам олимпийского клуба присоединить четвертое знамя любителей искусства.

Проходят смена за сменой, новые пионеры прибывают в лагерь, но дружба, рожденная в совместном труде, не забывается.

Бывшие олимпийцы и члены Клуба юных друзей искусства переписываются с артековцами, а главное налаживают работу в своих пионерских отрядах и дружинах.

Спутник! Нет на земле человека, который бы не знал этого короткого русского слова.

Докеры Франции, крестьяне Аргентины, рыбаки Полинезийских островов, запрокинув головы, с восхищением провожают глазами яркую звездочку, стремительно пересекающую ночной небосвод. Советские искусственные спутники земли и космические корабли открыли путь к завоеванию Вселенной.

И артековцы назвали свои туристские базы в горах «Спутниками».

Еще недавно в многодневные походы могло попасть немного юных туристов. А в путешествие по Крымским горам и лесам рвались все. И выход был найден.

Теперь каждая дружина создает в горах свою туристскую базу. Возглавляет ее опытный вожатый-турист.




Композитор Д.Б. Кабалевский — частый гость ребят. Название книги, которую вы читаете, — это первые строчки из замечательной артековской песни композитора.

Из пионеров подбирается группа обеспечения. Находясь на базе несколько дней, они изучают отдельные участки маршрута и позднее ведут по ним отряды своей дружины.

Маршрут составляется таким образом, чтобы остановки на ночлег были на соседних базах.

До похода пионеры учатся ставить палатки, разводить костры, готовить еду, вести наблюдения за погодой, животным миром, собирать гербарии. Готовность отряда, прибывшего из лагеря на базу «Спутник», проверяется пионерами из группы обеспечения. Только после этого отряд может идти по маршруту.

Осенью, зимой и весной неподалеку от лагерей организуются малые «Спутники».

Туризм прочно вошел в жизнь пионерских дружин, стал массовым, увлекательным занятием всех без исключения пионеров.


* * *

Вечер. Из-за Медведь-горы медленно выплывает серебряная луна. Отряды замерли на линейке. Подводятся итоги дня.

В торжественной тишине раздается команда:

— Лагерный день окончен, флаг спустить! Равнение на флаг!

Ребята дружно скандируют:

Над морем ночь спускается,
Артеку спать пора.
Спокойной ночи. Родина,
До светлого утра!

Спокойно-торжественные звуки горна зовут ко сну...

В Артеке воцаряется тишина.



В горах и лесах

По узкой каменистой тропинке, круто ведущей в гору, движется цепочкой большая группа пионеров с рюкзаками за плечами.

Щедрое южное солнце заливает голое, каменистое плато Чатыр-Дага. Тишину изредка нарушает писк юркой птички чекан-каменки да шуршание камешков под ногами. В знойном небе парит черный гриф — хозяин горных вершин.

Унылый ландшафт несколько изменился, появились буковые рощицы и заросли мелкорослых кустарников. Внимание ребят привлекает растеньице, стебель и листочки которого покрыты белым пушистым ворсом. Крымский эдельвейс бережно укладывается в гербарные папки.

Пионеры замечают большие впадины с узкими щелями в известняковой толще, идущими глубоко в недра горы. Это карстовые воронки — результат разрушительной работы воды. Целые гряды известняков сероватого цвета изъедены, искрошены и размыты.

Короткий привал. Краевед-эскурсовод Артека Василий Иванович рассказывает о происхождении карста. В ребячьей памяти всплывают уроки географии, на которых они слышали обо всем, что сейчас наблюдают сами.

Экскурсовод рассказывает о замечательных сталактитовых пещерах Чатыр-Дага. Они появились тоже в результате разрушительного действия подземных вод.

До пещер «Холодной» и «Тысячеголовой» остается около трех километров. Отдохнув, артековцы направляются дальше.

— Пирамидка! Пирамидка! — кричит кто-то из идущих во главе колонны.

— Это «тур», его складывают из камней для обозначения туристских троп, — объясняет Василий Иванович и по цепочке передается:

— «Тур»... для туристов... на случай тумана.

Тропка по крутому склону ведет в обширную впадину, поросшую жесткой травой. Неожиданно в скале открывается полукруглый вход в длинный коридор. Пещера!

Но это пока лишь так называемый «Охотничий грот». Заглянули в него и пошли дальше.

Наконец остановка, привал. Пионеры снимают рюкзаки, готовят свечи и спички.

Но где же сама пещера? Ребятам и невдомек, что узкая щель в красноватой скалистой стене и есть вход в пещеру «Тысячеголовую».

Цепочкой они направляются к входу. Зажигают свечи и гуськом, один за другим исчезают в расщелине. Тут-то и начинается самое интересное. Свод резко понижается и идти согнувшись уже нельзя. Можно лишь ползти на четвереньках в сыром темном проходе. Страшновато...

И вдруг взору ребят открывается волшебная картина. Неуютный лаз неожиданно кончился, и туристы оказались в обширном зале. При неверном мерцании свечей заискрились, засверкали тысячами искорок известковые натеки, причудливые драпировки по стенам пещеры. Своды подземных залов подпирают красивые массивные колонны С потолков свисают многочисленные сосульки сталактитов, а к ним навстречу, с пола тянутся сталагмиты. В темной глубине прохода вырисовывается неподвижная фигура человека в белом. Направились к нему. Это тоже сталагмит, напоминающий издали человека.

Со сводов пещеры срываются капельки воды, пещера наполнена их звоном Эти скромные капельки — творцы подземной красоты.

Среди камней попадаются темно-коричневые кости.

До наших дней дошли предания о том, что много сотен лет назад в пещере погибли воины одного из крымских племен. Теснимые врагами, они укрылись в этой пещере и погибли, заживо замурованные в ней.

«Холодная» пещера — совсем рядом. В отличие от «Тысячеголовой» вход в нее удобный, ведет он сразу в огромный зал. Метеоролог походного отряда Галя Коноваленко измеряет температуру воздуха.

— Восемь с половиной градусов, — объявляет она. и всем вдруг становится холодно. Ведь на поверхности сейчас жара — двадцать восемь градусов!

У самого выхода под высокими сводами в неверных отблесках свечей беспокойно заметались летучие мыши.

Подземные путешественники, щурясь от нестерпимо яркого солнечного света, выходят из пещеры.

У Эдика Киреева куртка и брюки сзади закапаны стеарином.

— Это Галя со своими термометрами да барометрами шла за мной ч не смотрела, куда капала, — говорит Эдик, ожесточенно сдирая с себя застывшие капли стеарина.

Ребята разбирают рюкзаки и выстраиваются в походную цепочку.

Впереди еще много километров пути по дремучим лесам и ущельям заповедника, ночевки у костров на берегах шумных рек, горные перевалы, восхождения на вершины, о которых мечтает каждый участник похода.




Как вкусна пахнущая дымком настоящая походная каша! Маленькие индонезийцы никогда не кушали такой!

А потом возвращение в родной лагерь и продолжение работы, начатой в туристском походе. Нужно разобрать содержимое рюкзаков и гербарных папок. Долго и кропотливо сортируются и классифицируются образцы растений, коллекции минералов и насекомых. Лагерный краеведческий музей пополняется новыми экспонатами. И, кроме того, каждый участник похода повезет домой, в родную школу ящичек с минералами Крыма, папку с гербариями, стеклянные банки с заспиртованными крабами, медузами, рыбками и морскими коньками.

А когда метеоролог Галя обработает материалы своих наблюдений, еще одна таблица добавится в метеоальбоме музея.

Интересный дневник похода, иллюстрированный фотографиями, расскажет будущим артековцам о делах юных туристов.

Долго будут вспоминать участники этого интересного путешествия и пещеры, и сталактиты, и длительные переходы по необыкновенно красивому горному Крыму.



Почётные артековцы

Большое, залитое лучами солнца белокаменное здание нового артековского Дворца пионеров в обрамлении яркой зелени магнолий, лавра, кедров и кипарисов выглядит легким и необыкновенно красивым.

На центральной площади у главного входа во Дворец — портреты замечательных людей. Это галерея почетных артековцев.

...Под вечер 6 октября 1956 года к причалу Нижнего лагеря, на котором стояла группа пионеров с букетами цветов, подошел быстроходный катер. С катера сошли Никита Сергеевич Хрущев и Климент Ефремович Ворошилов. Они сразу же попали в окружение ребят. Пионеры повязали дорогим гостям красные галстуки, вручили огромные букеты роз и пригласили в лагерь.

На Костровой площади ребята, многочисленные гости из санаториев и окрестных сел, сотрудники лагеря радостно приветствуют Никиту Сергеевича и Климента Ефремовича, которые занимают места на трибуне среди детей.

Начался праздничный фестивальный концерт. С большим интересом смотрели его Никита Сергеевич и Климент Ефремович, от души аплодировали лучшим исполнителям. С красными галстуками на груди, в окружении голосистого народа, они словно помолодели на много лет...

В галерее почетных артековцев портреты Михаила Ивановича Калинина и Семена Михайловича Буденного. О встрече с ними мы уже рассказывали раньше.

В 1957 году Артек посетил первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Анастас Иванович Микоян. Он принял участие в артековском фестивале. Через год большая группа артековцев вторично встретилась с Анастасом Ивановичем в санатории «Ливадия» при встрече премьер-министра Индонезийской республики доктора Сукарно.




Никита Сергеевич Хрущев и Климент Ефремович Ворошилов в гостях у артековцев.

На праздничном костре летом 1946 года красный галстук почетного артековца был повязан Маршалу Советского Союза Федору Ивановичу Толбухину. Вот он смотрит с портрета — прославленный полководец Великой Отечественной войны, воины которого освободили артековскую землю от фашистской нечисти.

А вот портреты Клары Цеткин и Анри Барбюса. Красные галстуки заалели у них на груди, когда слава замечательного лагеря только начинала свой поход.

В ряду почётных артековцев — руководители коммунистических и рабочих партий, главы правительств социалистических стран, которые в разное время посетили Артек. Побывали в лагере товарищи Морис Торез, Вальтер Ульбрихт, Ю. Цеденбал.




Прославленный летчик И.Н. Кожедуб рад новой встрече с пионерами.

С портрета смотрит почетный пионер Герой Советского Союза адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский, заботами которого создан артековский флот, кружки морского дела.

Добрую память о себе оставил у артековцев дважды Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Тимофей Тимофеевич Хрюкин. После окончания Великой Отечественной войны при его непосредственной помощи были оборудованы авиамодельные мастерские. Юные авиамоделисты получили в качестве учебного пособия самолет «ЯК-9».

Артековцы летних смен 1947, 1950 и 1958 годов никогда не забудут встреч и увлекательных бесед с прославленными летчиками, трижды героями Советского Союза Александром Ивановичем Покрышкиным и Иваном Никитовичем Кожедубом.

Любимец детей поэт Самуил Яковлевич Маршак несколько раз бывал в Артеке и посвятил этому сказочному уголку много замечательных стихотворений.

Почётному артековцу Аркадию Гайдару дружная семья артековских «Мальчишей-Кибальчишей» навеяла сюжет его занимательной «Военной тайны».

Частыми гостями и активными участниками многих пионерских дел были писатели Петр Андреевич Павленко и руководитель крымского подполья в годы Великой Отечественной войны Иван Андреевич Козлов.

А вот портрет худощавого, седого человека в очках. Это композитор Дмитрий Борисович Кабалевский. Его звонкие песни поют пионеры на сборах, у костров, на туристских тропах. Дмитрий Борисович в Артеке частый гость. Очередной приезд композитора в лагерь — значит новая артековская песня. Кто не знает его знаменитых «Есть местечко в Крыму» или «Лагеря дружбы»? Артековские песни Кабалевского поют и далеко за рубежами страны.

— У меня заветная мечта, — говорит Дмитрий Борисович, — написать симфоническую поэму об Артеке и его маленьких жителях.

Поль Робсон... Кому не известен этот мужественный человек, замечательный артист, который неустанно борется за мир и дружбу между народами!

Это было 28 августа 1958 года. Большую группу пионеров Артека пригласили в гости отдыхающие санатория «Нижняя Ореанда».

Вереница автобусов въезжает на территорию санатория и останавливается у главного корпуса. И вот неожиданный и радостный сюрприз — навстречу ребятам идет Никита Сергеевич Хрущев! А с ним Поль Робсон и его супруга Эсланда Робсон.

— Здравствуйте, дорогие артековцы! — сказал Никита Сергеевич, и лес ребячьих рук потянулся к нему. Робсон, широко улыбаясь, пожимает своими могучими ручищами детские ладошки. Подходит товарищ Вальтер Ульбрихт с супругой.

— Никита Сергеевич, мы приехали с концертом, — говорят ребята. — Приглашаем вас и всех, всех на наш концерт!

— А где он состоится? — спрашивает Никита Сергеевич и, получив ответ, обещает обязательно быть на нем.

— Вот только схожу, приглашу Нину Петровну!

Концерт состоялся в зале главного корпуса санатория. Юные актеры очень волновались. Ведь выступали они не у костра в лагере, а в зале, где во втором ряду сидели Никита Сергеевич Хрущев и Поль Робсон. Ласково улыбаясь, они аплодировали каждому исполнителю.




Поль Робсон с артековцами.

Все обошлось как нельзя лучше. Концерт всем очень понравился. А потом на площадке у корпуса под звездным августовским небом началась веселая массовка. Пионерский вальс дружбы танцевали и взрослые и дети. Никита Сергеевич кружился с маленькой артековкой Валей из Новосибирска, рядом с ними — Робсон и другие.

Когда танцы кончились, все собрались в тесный круг и Робсон запел своим густым бархатистым басом песню о нашей Родине, где так вольно дышит человек Дети подхватили песню. На фоне мощного баса знаменитого певца их голоса звучали слаженно и задушевно. Потом Робсон, подперев щеку рукой, проникновенно поет «Ноченьку», «Полюшко-поле» и другие песни.

Время позднее. Никита Сергеевич смотрит на часы и говорит:

— Поздно уже, товарищи, детям нужно спать! Артековцы окружили взрослых, им не хотелось уходить. Наконец, с большим трудом, удалось всех усадить в автобусы. Ребята жалобно смотрели из окошек. Тогда Никита Сергеевич что-то сказал Робсону, и тот, сверкнув белозубой улыбкой, большими шагами направился к автобусам, просунул голову в окно к ребятам и тихо запел негритянскую колыбельную песню.

Машины медленно тронулись с места и ушли в ночную темень.

А спустя неделю артековцы принимали Поля Робсона у себя в лагере.

В его честь на Костровой площади был разыгран «Кубок почетного гостя» и состоялся пионерский концерт.

Во втором отделении выступил сам Поль Робсон.

За замечательное исполнение песен артековцы наградили Робсона медалью лауреата фестиваля Артека первой степени, присвоили звание почетного артековца.

...Проходишь галереей почетных артековцев и думаешь: как счастливы советские ребята! Как велика и неустанна забота Коммунистической партии и Советского правительства о наших детях!



Научился сам — научи товарищей

Леше Новикову из 6 б класса завидует вся школа. Ребята сознают, что зависть — штука нехорошая, но ничего с собой поделать не могут.

Большинство ребят завидуют втихомолку, про себя, но есть такие, которые откровенно хлопают Лешку но плечу и говорят:

— Вот, Леха, повезло тебе, так повезло! Путевку в Артек получить — дело нешуточное!

Член совета дружины Леша Новиков вот уже второй год отвечает за организацию спортивной работы. И нужно сразу сказать, спортсмены школы пользуются в районе большим авторитетом.

Еще в прошлом году Алексею пришла мысль о строительстве во дворе школы спортивной площадки. Пока это был захламленный пустырь, на котором руководители соседней Ремстройконторы устроили склад бревен, яму для гашения извести и навалили кучу ржавых деталей от бетономешалок.

Начальник конторы равнодушно выслушивал сбивчивую речь депутации от спортивного актива школы, потом хватал трубку некстати зазвонившего телефона и начинал надсадно кричать в нее, ругаясь с невидимым собеседником. Потом бросал трубку и со словами: «Ладно, хлопцы, завтра уберем», срывался с места и торопливо исчезал.

Но проходило «завтра», «послезавтра», а все оставалось по-прежнему. И только вмешательство секретаря райкома партии Федора Ефимовича, которому при случае высказали свои горести ребята, заставило работников конторы отступить с занятых позиций.

Во всех этих «баталиях» Леша Новиков был как бы за командира, все неудачи переживал остро и само собой получилось, что все стали обращаться к нему, как к главному.

Стройку объявили ударной. Все ребята из старших и младших классов ежедневно, хоть на часок, выходили «на объект», как именовали стройку в школьной стенгазете.

Потом был праздник открытия стадиона. Правда, не обошлось без «ЧП». Генка Клоков из 9-а, непререкаемый авторитет в области спорта, взялся провести парад физкультурников.

И провел!.. На глазах удивленной публики на спортплощадку вышла разношерстная толпа ребят, одетых как попало, и кучей сбилась у трибуны. Во главе этой группы вразвалку, ухмыляясь, шел в динамовской футболке сам Генка. Лешка чуть не сгорел от стыда.

После парада и приветственных речей начались соревнования.

Ребята состязались в беге, прыжках, метании диска. Потом играли волейболисты и баскетболисты.

Праздник закончился вечером. Итоги пообещали объявить завтра. Но тот же Генка потерял бумажки с записями результатов, и все пошло прахом.

Леша тяжело переживал этот первый блин. Ведь ему, физоргу дружины, нужно было в первую голову все хорошенько продумать, предусмотреть.

Зато спартакиада в честь окончания учебного года прошла на славу. Правда, и здесь было много споров о правилах судейства.

И вот теперь обком комсомола выделил школе путевку в Артек. Совет дружины и педсовет школы, не сговариваясь, решили направить в Артек Новикова. Он заслужил ее своими делами в дружине и успешной учебой в школе.

И началось:

— Леша, ты вникай там во все и записывай. Нам потом пригодится. Смотри же! — напутствовала Лешу старшая вожатая Серафима Александровна.

— Алексей, подумай о гербарии субтропических растений для кабинета, — басил Пал Палыч, учитель биологии, остановив Новикова в коридоре.

— Лешка, а Леш, привези бутылку морской воды. Она говорят горькая, — приставала Нюша, младшая сестренка.

— Лешенька, ты же будь осторожен в поезде, на остановках не выходи, а то отстанешь, — наставляла мама. — В море не балуй, далеко не заплывай, это тебе не наш лягушатник. Кушай все, поправляйся и слушайся старших. Пиши почаще, не забывай нас!

Первые дни в отряде, сбор у костра среди развалин древней Генуэзской крепости, панорама вечернего моря с мерцающей лунной дорожкой, рассказы товарищей о себе, о своих городах, школах, пионерских отрядах запомнились Новикову навсегда.

Затем вожатая коротенько познакомила всех с предстоящей жизнью в лагере. Сообщение о том, что ребята будут учиться, вызвало недоумение:

— Как учиться? Учебный год ведь кончился!

— Да, учиться, — улыбаясь, сказала вожатая. — Артек — лагерь пионерского актива. Об этом поговорим поподробнее завтра, а на сегодня довольно. Пора спать!

На следующий день вожатая рассказала об учебе пионерского актива, которую в лагере именуют — день председателя и звеньевого.

Вожатая распределила ребят по группам. Леше, как члену совета дружины у себя в школе, предстояло учиться в группе председателей и членов советов дружин.

Были еще группы председателей и членов советов отрядов, отдельно второй и третьей ступеней, и звеньевых, тоже второй и третьей ступеней.

Игорь Шеховцев из Тюмени, Света Скалкина из Ярославля и еще некоторые ребята у себя в школах были рядовыми пионерами. Они записались в кружки пионерских специалистов. Кто в кружок барабанщиков, кто массовиков-затейников, а Света — в группу вожатых октябрятских звездочек.

Наступил четверг — день председателя и звеньевого. Ребята ожидали его с нетерпением.

Ровно в десять утра с Шаляпинской скалы в небо взвились три красных ракеты.

И сразу же от Медведь-горы до Гурзуфа ударили барабаны, зазвучали горны. Группы пионерского актива вышли на линейки, а потом отправились заниматься. Одна группа — на стадион, другая — в зал интернациональной дружбы, третья — на летнюю эстраду.




Горнисты Артека. Их звонкие трубы возвещают о новых славных делах лагеря.

Группа председателей и членов советов дружин собралась на дружинном стадионе, где были расставлены спортивные знамена, кубки, вымпелы, дипломы, разные спортивные снаряды.

— Вот это да!.. — шепнул Леша соседу. — Ведь это то, что нам в школе дозарезу нужно!

Занятия по организации в дружине спортивного клуба типа артековской «Олимпии» проводит преподаватель физкультуры.

Слушая его, Леша не раз вспоминал открытие школьного стадиона, парад и подведение итогов соревнований под руководством Генки Клокова.

— Вот его бы сюда, мечтал Леша, увидел бы, как все делается!




Будущие капитаны.

Слушатели задавали преподавателю много вопросов и все записывали, записывали, записывали. После короткого перерыва начались практические занятия. Александр Сергеевич познакомил ребят с таблицей, по которой подводятся итоги легкоатлетических соревнований, и начал обучать их работать с секундомером, стартовым пистолетом, флажком.

К концу занятий на спортплощадку пришел баянист, ребята разучили артековскую олимпийскую песенку «О трех знаменах».

Так закончился этот учебный день. Два с половиной часа пролетели совершенно незаметно. Пионеры даже удивились, услышав сигнал на обед.

В следующие четверги ребята занимались с краеведом по организации туристских баз типа артековских «Спутников», разучивали игры, танцы и песни своих зарубежных друзей.

У Алексея накопилось много записей, схем. Вечерами он аккуратно переписывал и перерисовывал их.

Приближалась дружинная спартакиада, и совет дружины решил: главным судьей спартакиады быть самому дотошному спортивному организатору Алексею Новикову.

Когда Алексею объявили решение, то первым, кого он вспомнил, был все тот же Генка Клоков с его «малой кучей» на параде.

Алексею стало страшновато, но, поразмыслив, он немного успокоился и стал деятельно готовиться к ответственным обязанностям главного судьи.

В день спартакиады, когда на поле стадиона вышли колонны спортсменов, когда затрепетали над головами знамена, когда капитаны команд рапортовали ему, Леше, он невольно, еще раз вспомнил злополучного Генку и школьный парад.

Спартакиада прошла успешно, и совет дружины рекомендовал Алексея совету председателей Артека в качестве главного судьи артековской спартакиады, в которой должны были принять участие лучшие спортсмены всех четырех дружин лагеря.

Три дня спартакиады прошли, словно один. Выход бригады спортивных судей вызвал аплодисменты болельщиков. Ведь в числе судей были ребята, которые не любили физкультуру и никогда ею не занимались. Были и такие ребята, которым врачи по состоянию здоровья не разрешали заниматься спортом. Они обычно во время занятий отсиживались где-нибудь в уголке, в тени. В Артеке же они приобщились к спортивному судейству и вышли на парад в белых костюмах с красными нарукавными повязками с секундомерами и флажками. Леша стоял у микрофона и принимал рапорты капитанов команд. Потом приказал поднять флаг, объявил порядок соревнований.

Физруки дружин сидели на трибунах, спорили о чем-то между собой, но на поле стадиона не выходили.

Алексей бросал умоляющие взгляды на Александра Сергеевича, но тот словно не замечал его. Все вопросы приходилось решать самому. И нужно отметить, что справлялся он с обязанностями главного судьи успешно.

Подведение итогов спартакиады, награждение победителей прошло гладко, и, когда под звуки гимна с мачты медленно спустился флаг спартакиады, Алексей шумно выдохнул и произнес ни к кому не обращаясь:

— Вот и все! Здорово!..

Теперь Алексей мечтал о том, как он организует у себя в дружине спортивный клуб «Олимпия». Нужно будет сделать трибуну почета, собрать металлолом и на вырученные деньги купить материал для трех знамен, а в помещении, где сейчас хранятся разные ненужные вещи, оборудовать спортивную комнату.

Школьные спартакиады будут проводиться, как в Артеке, по-настоящему.

— Мы победим в соревнованиях команды школ нашего района, города, а там... — Алексей мечтательно улыбается.

Действительно, как знать? Пройдут годы, и в числе олимпийских чемпионов мы, возможно, услышим знакомые нам имена Леши Новикова, Гены Клокова и многих других мальчиков и девочек, которые уже сейчас пробивают себе дорогу в большой спорт. Пожелаем же им успехов!



Космос наш!

Возбужденная, раскрасневшаяся Лариса вихрем взлетела по каменным ступеням лестницы на спортплощадку и закричала:

— Ой, девочки!.. ребята!.. Спутник запустили, а на нем человек!.. Наш человек!.. Скорей радио слушать! — и кубарем скатилась по лестнице к дачам.

Спортплощадка мгновенно опустела. Схватив одежду, ребята лавиной двинулись вниз, к корпусам, где у репродукторов быстро собрались пионеры и сотрудники лагеря.

Из репродукторов доносился мерный шум и потрескивание. Но вот в динамике что-то щелкнуло и в напряженной тишине раздался торжественно-взволнованный голос диктора:

— Говорит Москва! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза! Московское время десять часов две минуты. Передаем сообщение ТАСС!

— 12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту...

Лица ребят озаряются радостными улыбками.

— Пилотом-космонавтом космического корабля спутника «Восток» является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор Гагарин Юрий Алексеевич...

Лариса заключает в объятия подругу и крепко ее целует.

Заключительные слова диктора о том, что летчик-космонавт чувствует себя хорошо, аппаратура работает нормально и полет продолжается, были встречены овацией. И дети, и взрослые поздравляли друг друга с необыкновенным событием, из уст в уста передавалось имя Юрия Алексеевича Гагарина.

В лагерях на все лады заиграли горнисты. Общий сбор!

Со стороны Медведь-горы и от Гурзуфа к новому Дворцу пионеров под дробь барабанов, с пионерскими песнями направились отряды.

Ласковый весенний ветерок развевал алые полотнища знамен. Пионерские дружины Артека направлялись на торжественный митинг. Первая дружина пришла на митинг с плакатами, написанными на больших листах картона:

«Ура! Космос наш!», «Слава майору Гагарину!», «Мы тоже хотим в космос!»

Эти плакаты были сделаны буквально на ходу. Пока отряды подходили к строящемуся Нижнему лагерю, пионеры Толя Соколов, Никита Закорин и Алла Антонова забежали к прорабу и попросили у него несколько листов технического картона. Здесь же, у завхоза лагеря раздобыли банку красной гуаши и кисточку. Ребята приколотили листы картона к рейкам и, расположившись на берегу, макали кисточку прямо в море, разводили краску и писали плакаты.

Пока колонна пионеров вытягивалась из-за поворота дороги, плакаты были написаны и розданы на ходу по отрядам.

Все собирались у Дворца пионеров. Над входом закрепляли лозунг: «Артековский привет первому в мире летчику-космонавту Юрию Алексеевичу Гагарину!» Из репродукторов лились торжественные мелодии марша.

И снова голос диктора:

— В десять часов двадцать пять минут, после облета земного шара, космический корабль-спутник с пилотом-космонавтом майором Гагариным начал снижаться с орбиты...

На площади у Дворца стало тихо-тихо. Начал снижаться... Наступил самый ответственный и самый сложный этап космического полета — спуск на родную советскую землю. Первый в истории человечества спуск из космического пространства!

Сигнал горна...

В торжественной тишине звучат слова рапорта:

— Товарищ председатель совета председателей! Пионерская дружина построена на торжественной линейке, посвященной полету первого в мире советского летчика-космонавта майора Гагарина в космос!

На линейку вносятся дружинные знамена.

Сверху, на дороге остановились автомашины, со строительства подходят рабочие, дети из детского садика. Площадь у Дворца и зеленые склоны вокруг запружены народом.

И снова из репродукторов:

— В десять часов пятьдесят пять минут космический корабль «Восток» приземлился в заданном районе СССР. Майор Гагарин сообщил: «Прошу доложить партии, правительству и лично Никите Сергеевичу Хрущеву, что приземление прошло нормально, чувствую себя хорошо, травм и ушибов не имею...»

Буря аплодисментов прокатилась по площади. Восторг ребят вылился в песне, которую сразу же подхватили все присутствующие:

— Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор...

Пионеры направляются во Дворец. Под сводами зала звучит величественная песня о Ленине. Ребята возбуждены, бурно обсуждают детали сообщений московского радио, имя Гагарина повторяется еще и еще.

На трибуну поднимается пионерка Люся Тищенко:

— Дорогие друзья! Радостная весть о полете Юрия Алексеевича Гагарина на космическом корабле застала нас в ту минуту, когда мы кормили кроликов. Мы с девочками от радости сначала просто не знали, что нам делать. Мы все оставили и побежали в лагерь. Я не знаю, как сказать, но ведь это просто замечательно! Ведь это же наш советский человек первым полетел в космос! Давайте все вместе крикнем Юрию Алексеевичу наше дружное артековское «ура!»

— Я предлагаю, — продолжает Люся, — избрать Юрия Алексеевича Гагарина почетным пионером нашего Артека и послать ему телеграмму об этом.

На трибуну один за другим поднимаются пионеры. В их детских, не совсем складных речах звучат слова безграничной любви и преданности любимой Родине. Ребята в восторге от того, что совершил простой советский человек Юрий Алексеевич Гагарин. Они мечтают о тех днях, когда сами поведут в звездные выси мощные космические корабли.

Здесь же, на сцене, Толя Соколов с группой ребят составляет тексты приветственных телеграмм Никите Сергеевичу Хрущеву, ученым, рабочим, инженерам и техникам, создавшим замечательный корабль-спутник «Восток», Центральному Комитету ВЛКСМ.

Летчику-космонавту Ю.А. Гагарину были адресованы сразу две телеграммы:

«Дорогой наш Человек,
Нынче с Вами весь Артек,
Все советские ребята
Открывают новый век!

Артековцы».



И другая:

«Поздравляем, принимаем в почетные артековцы, ждём в Артеке.

Артековцы».



Группа пионеров держит путь на почту, откуда эти телеграммы были отправлены в Москву.

Митинг окончен, но уходить еще никому не хочется.

После полдника все пионеры второй дружины, вооруженные лопатами, пришли снова ко Дворцу. Закипела работа. Ребята садили розы. Так возник новый розарий имени героя-космонавта Юрия Гагарина.

В это же время пионеры третьей дружины расчищали землю для «Космической рощи» на территории своего лагеря. Пионеры первой дружины посадили кипарисовую аллею имени Гагарина.

Вечером, когда совсем стемнело, берег моря от Медведь-горы до генуэзской крепости у Гурзуфа озарился пламенем пионерских костров. В гости к артековцам пришли офицеры-летчики из Гурзуфского санатория Министерства Обороны СССР.

А 14 апреля все пионеры, затаив дыхание, жадно ловили каждое слово радиодикторов об исторической встрече героя-космонавта в родной Москве. И снова бурные аплодисменты, восторженные возгласы привета славному советскому человеку Юрию Алексеевичу Гагарину, прославившему на века нашу великую Родину.



Путешествие в завтра

Серебристый вертолет Аэрофлота, медленно набирая высоту, уходит все дальше на юг, к горам и Черному морю.

Внизу медленно проплыли окраины Симферополя, серебристая нитка шоссейной дороги со снующими по ней жучками — автомашинами.

Вокруг, куда ни кинь взор, необозримые зеленя колхозных полей, игрушечные россыпи деревень и поселков. Горы все ближе. Словно гигантские волны, по мановению волшебной палочки застыли они, закудрявились зеленой пеной заповедных лесов. Округлые вершины остаются позади, а взору открывается волшебная панорама Южного берега с ослепительной синевой моря.

Внизу по побережью раскинулись города и поселки: справа красавица-Ялта, прямо под нами — древний Гурзуф, а левее его, до самой Медведь-горы...

Вертолет разворачивается влево и начинает снижаться.

Под нами город-сад с величественными корпусами из стекла и бетона, морскими причалами, замечательными пляжами, шоссейными дорогами и огромной чашей стадиона. Всюду сверкают водной гладью многочисленные бассейны и пруды. Вертолет повис над посадочной площадкой и мягко приземлился. Последние обороты ротора, лопасти замерли и бессильно обвисли.

Покидаем удобные кресла и выходим на площадку. Рядом — стеклянный павильон аэровокзала с надписью по фасаду: «Артек имени Ленина». У ограды группа пионеров с большими букетами цветов. Они кого-то встречают...

Мы выходим на большую привокзальную площадь. В центре ковровой клумбы бронзовые мальчик и девочка замерли с голубями в руках.

- Остановка автобуса «Артектранса», — читаем табличку на столбе.

Из-за поворота появляется открытый, яркооранжевый автобус. На бортах его нарисован забавный человечек и написано: «Мурзилка». Подходим к машине. Дверцу открывает пионерка в белом беретике. Садимся, шарим в карманах мелочь на билет. Девочка смеется:

- У нас проезд бесплатный!

Машина трогает и, набирая скорость, устремляется по гладкому шоссе.

Следующая остановка — лагерь «Солнечный», — объявляет девочка.

Разминулись с голубеньким автобусом, в котором группа пионеров распевала звонкую песенку.

- «Зайка» поехал, Совет председателей в «Кипарисный» лагерь повёз. Там сегодня проверяют, как выполняются обязательства по соцсоревнованию. Ух, и жарко будет сегодня «кипарисникам»! — одним духом выпалила веселая кондукторша в белом беретике.

Справа и слева от шоссе видны красивые стеклянные здания, разноцветные пластмассовые грибки и навесы, фонтаны, красные, зеленые, голубые, сиреневые, парковые скамейки, ажурные, увитые зеленью читальни, качалки, качели, карусели...

— «Солнечный»!.. Следующая остановка — лагерь «Прибрежный» и артековские Лужники! — объявляет Люся (мы уже познакомились с маленькой кондукторшей).

В машине прибавились новые пассажиры. Два Володи направляются с подарками в артековский больничный городок навестить своего друга, тоже Володю, которому сделали операцию аппендицита. Мальчики горды оказанным им доверием. Солидно помалкивая, они смотрят прямо перед собой в спину шофёра.

Время от времени проносятся встречные, разноцветные автобусы «Буратино», «Вишенка», «Чиж», «Мишка» и другие.

Проехали новый артековский лагерь «Воздушный», за ним «Прибрежный» с большим морским причалом.

«Мурзилка» стал взбираться вверх, ближе к Медведь-горе. Дорога идет по чудесному парку с роскошной вечнозеленой растительностью.

— Поехали! — вдруг кричит один из Вовок, задрав голову вверх. Оказывается прямо над нами, медленно покачиваясь на стальных тросах, плывет белоснежный вагончик подвесной дороги.

— Ребята из «Горного» на пляж поехали, — снова разъясняет кондуктор.

В зелени парка показались жилые корпуса лагеря «Горный». Здесь краеведческий музей Артека.

Прощаемся с Люсей, с Вовками и покидаем «Мурзилку». Первый же встреченный нами артековец охотно ведет нас к зданию музея.

В тишине и прохладе за стеклянными витринами лежат экспонаты, собранные многими поколениями артековцев.

Нас встретила девочка-экскурсовод. Мы сказали ей, что интересуемся всем, что связано с историей Артека. Экскурсовод, согласно кивнув головой, повела нас на второй этаж.

Всего пять-шесть лет назад Артек представлял собой пионерский лагерь, в котором было четыре дружины, а в них тысяча пятьсот пионеров в смену летом и шестьсот пятьдесят зимой.




Морские пионерские гонки в день славного юбилея — 35-летия Артека.

Осенью тысяча девятьсот шестидесятого года начались работы по строительству Большого Артека...

На стендах фотографии и документы недалекого прошлого. На одной из них артековский Нижний лагерь с брезентовыми палатками, а теперь там — «хрустальные павильоны», как говорят ребята.

— Пять лет назад в Нижнем лагере был вот такой пляж, — рассказывает экскурсовод, и мы видим на фото груды валунов.

— А теперь по всему побережью Артека мелкогалечные и песчаные пляжи. Сейчас в смену у нас отдыхают сразу шесть тысяч пионеров!

Мы восхищенно смотрим на девочку.

— В бывшем Винеровском парке теперь заповедник, в котором на свободе живут олени, косули, белки, зайцы и много других животных. А на нашем новом стадионе может поместиться сразу больше семи тысяч артековцев, не то, что раньше на Костровой площади в Нижнем лагере!

Мы благодарим нашего гостеприимного экскурсовода и покидаем музей. С холма, на котором он расположен, виден весь Артек. Только район «Кипарисного» лагеря скрывается за территорией «Солнечного».

На вершине малого Адалара — высокая мачта с флагом, а возле мачты круглый голубой домик. Там морской пионерский пост и метеостанция, а внизу рыболовецкая база артековцев. На рейде стоят два маленьких, но совсем настоящих, пионерских рыболовецких сейнера «Краб» и «Ёрш». Направляемся к автобусной остановке. Здесь встречаем группу ребят в матросских костюмчиках. У одного из них, крепыша с облупленным носом, на груди серебристая боцманская дудка на цепочке.

— Куда, ребята, направляетесь? — заинтересовались мы.

— А вон туда, в «Кронштадт», — солидно проговорил боцман, указав рукой в сторону Адалар.

Кронштадт!.. Сколько славных событий связано с этой цитаделью революционных моряков России!

Минули годы... И сейчас в Артеке, в замечательной пионерской республике, юные «кронштадтцы» овладевают основами морского дела, чтобы придти на смену старшему поколению, крепить славу и могущество советского флота.




«Дружба! Труд! Мир!» — вот замечательные девизы Артека.

По строгому расписанию юные моряки несут вахту, ведут метеорологические наблюдения. Сюда можно приехать и удачно половить рыбу, а можно в составе бригады выйти на сейнерах в море и под началом опытных черноморских рыбаков закинуть настоящие сети.

К остановке подходит автобус. Свободных мест мало. Юные моряки предлагают нам садиться, но мы отказываемся: ведь они спешат на вахту в «Кронштадт».

Попрощались, и машина, фыркнув, отъезжает. Ожидаем следующую.

Перед нами панорама обновленного Артека, залитого крымским солнцем.

А на высоком зеленом холме, видный со всех уголков пионерской республики, возвышается памятник замечательному человеку, чье имя носит Артек, — Владимиру Ильичу Ленину.


• НАВЕРХ