на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





Александр Цой
Лето. Солнце. Море.



Летом 1990 года мне довелось побывать в тогда еще пионерском лагере Артек. Воспоминаниями об этом путешествии я бы хотел поделиться сегодня.


1. Здравствуй, Артек!

Вот я и здесь. Весело синеет над головой небо и ярко светит майское солнце. Ветер доносит тихий шелест черноморских волн. Слева выдвигается из моря мохнатая громада Аю-Дага. А в море прямо передо мной навеки застыли братья-острова Адалары. У нас впереди 130 ступенек до нашей "дачи", где будет наш дом, дружина "Кипарисная", новые друзья со всех концов Советского Союза и первая летняя смена 1990 года. Мне 12 лет.


2. Брат "попрыгунчика"

Каждый день наш отряд пополняется. Приезжают ребята из разных республик, но больше всего украинцев и белорусов. Ребята-украинцы придумали шутку, которой мы встречаем всех новоприбывших. Вот перед нами три москвича. Они сидят еще не отошедшие от дальней дороги на своих кроватях. Только они успевают разложить свои вещи, как мы окружаем их. - Ребята, отгадайте загадку!

Все трое поворачиваются к нам, остальные столпились вокруг, предвкушая веселую шутку. - Какая загадка?

- Маленькое, зелененькое, по траве прыгает.

- Кузнечик?

- Нет!

- Лягушка?

- Нет!

Зудумались. Озадаченно почесывают затылки. Потом перебирается практически весь зоопарк:

- Крокодильчик?

- Попугайчик?

- Нет!

Напряжение нарастает. А мы еле сдерживаем смех.

- Сдаемся, что это?

- Попрыгунчик! - выкрикивает кто-то и крик утопает в оглушительном хохоте. Мы довольны - шутка удалась. Но это еще не все. Решив окончательно "добить новеньких", мы не даем им расслабиться: - Отгадайте еще одну загадку! Поначалу они отказываются, подозревая подвох, но мы настаиваем:

- Маленькое, зелененькое, по траве прыгает, но не попрыгунчик?

На этот раз они думают долго, но варианты те же: кузнечик, лягушка и т.д. Не выдержав, машут руками:

- Сдаемся, сдаемся!

Мы уже не можем сдерживаться и кричим:

- Брат попрыгунчика!

На этот раз они смеются тоже. На следующий день они уже вместе с нами устраивали "проверку попрыгунчиком" для вновь прибывших.


3. Ламбада

- Ламбаду! Ламбаду!

- Вальс! Вальс!

Мы кричим, перебивая друг друга. Вожатые решили заняться нашим эстетическим воспитанием. Нас будут обучать танцам. Мы все без ума от ламбады, хотя танцевать не умеет никто. Итак, единогласно выбрана ламбада и в нагрузку очень полезный танец вальс. Приходит время выбирать себе партнеров. Мое сердце бешено колотится, колени у меня дрожат - я подхожу к очаровательной девочке по имени Наташа и срывающимся голосом приглашаю ее. О чудо! Она кивает и улыбается мне - я счастлив. Мы стоим совсем рядом. Русые волосы, локон, спадающий на лоб, бездонные голубые глаза, тонкий стан. Я тихонько обнимаю ее за талию, ее рука покоится на моем плече. Мы танцуем... Впрочем, что я говорю? С первого раза основное движение ламбады не получается ни у кого. Ай! Ай! Ай! Наш преподаватель качает головой. Нас ставят к станку, к зеркалам, заставляют повторять снова и снова. Движение такое, что можно вывихнуть зад. Мы похожи на трясущиеся мешки с картошкой. В конце концов, после долгих упорных тренировок ламбада получается у девочек. Мы смотрим на их грациозные движения, но уже не завидуем - нам бы хоть вальс научиться танцевать.


4. "Финики"

- Финики приезжают!

- Кто?

- Ну финики, финны то есть! Детская баскетбольная команда.

Нашему отряду повезло. Нам выпала честь принимать гостей. Мы будем чаще общаться, вместе ездить на экскурсии. Но начинается с того, что мы освобождены от абсолюта. В срочном порядке мы собраны на Костровой (это главная площадка для построений и торжественных случаев). Здесь нас в ускоренном темпе обучают финскому танцу Летка-Енка. Спустя некоторое время мы, выучив несложные движения, построились паровозиком и прыгаем по площадке: Трам-Там! Там-тарам-тарам! Получается вроде неплохо. Вот только зачем мы будем танцевать Летку-Енку с детской баскетбольной командой?

Финики оказываются маленькими белобрысыми мальчиками. Им 9-12 лет. Все в одинаковой форме. На первый взгляд, все на одно лицо. Да и на второй - тоже. Вечером общение приобретает неофициальный характер. Мы идем меняться. В ход идут значки, вымпелы, открытки - у кого что есть. Взамен мы получаем финские наклейки, значки и какие-то медали. Школьный "инглиш" вспоминается с трудом. У фиников тоже не все в порядке с английским языком, поэтому общение напоминает цирк шапито. Но все довольны - обмен состоялся успешно. Одна такая медаль все еще хранится у меня. Знать бы еще, что на ней написано.


5. Симферополь

Симферополь. Жарко. Пыльно. Нас только что покормили всей группой в несколько отрядов в ресторане Крым. Ничего особенного. Комплексный обед по-советски. Мы выходим оттуда на яркое солнце. Широкая площадь, дневная суета. Прохожие глазеют на нас - мы все в одинаковой форме. К нам подходит пара.

- Ребята, вы откуда? Из детского дома?

- Нет, из Артека.

- А-а-а!

Мы даже не успели обидеться.


6. Ялта

Сегодня у нас замечательный день. Придет катер и отвезет нас на прогулку в Ялту. Погода ненастная. Небо серое и не предвещает ничего хорошего. На фоне свинцовых туч море недружелюбно плещет волнами. На катере мы сидим сзади на открытой площадке и смотрим на море и проносящиеся берега, вдыхая соленый ветер. Временами нас окатывает брызгами морская волна. Вот и Ялта. Знаменитая набережная с фонарями. Но нам это не особо интересно. Мы увидели себе развлечение - небольшой парк аттракционов. Я в числе отставших - мы решили для начала подкрепиться мороженым. Съели по одному. Покатались немного.

Съели ещё по одному. Мороженое было вкусное, но второе я доедал уже с трудом. И последующее катание сопровождалось ворчанием живота, набитого мороженым.


7. Море

Ура! Сегодня мы идем купаться на море. Однако купание началось с таскания тяжеленных деревянных лежаков. Каждый весит не менее 8 кг. Ноги сбиты о гальку. В который раз задаешь себе вопрос: "Почему побережье Крыма - галечное, когда на другой стороны Черного моря - в Турции или Болгарии - мягкий песочек?" Светит солнце, но температура воды - 13 градусов, поэтому нас запускают только на 10 минут. Вода холодная, как из водопровода, но все равно приятно, когда тебя качает зеленоватая прибрежная волна. Дно покрыто очень скользкими зеленеющими камнями. В воде плавают похожие на желе медузы, а на берегу мы находим гладкие кусочки зеленого стекла: когда-то это были бутылочные осколки.


8. Ночной дозор.

Вечер. 12-й час. Вожатые обходят палаты, чтобы убедиться, что все легли. Но мы не дремлем. Мы уже приготовили тюбики с зубной пастой и ждем своего часа. Но в наши планы вмешиваются "футболисты". Сейчас лето 1990 года. В Италии - разгар Чемпионата Мира по футболу, и как только вожатые закрывают нас снаружи и звук их шагов стихает вдали, группа фанатов футбола разом сбрасывает одеяла и мчится в холл. Там стоит наше сокровище - новый телевизор "Электрон", в котором даже есть декодер PAL/SECAM и раз в неделю нам показывают какое-нибудь руко-ногое махательное видео с переводом людей, которые, кажется, постоянно простужены или им прищемили нос. Когда матч складывается не в пользу "наших", мы слышим крики досады, "посылы" судьи в дальние края, стук тяжелых стульев, падающих на пол. Наконец время "футболистов" проходит. Мы уверены, что девочки в соседней палате уже крепко спят. Наступает время "мазальщиков". Неслышными шагами небольшая группа с обмотанными полотенцами и майками головами уходит в темноту - к палатам девочек. Через некоторое время они возвращаются, довольные собой - операция прошла успешно. Но не тут-то было. Мы уже начинали засыпать, когда услышали шорохи и мелкий шепот. В темноте кто-то входит в нашу палату и бродит между кроватями. А-а-а! Это "Империя наносит ответный удар!!!" Мы просыпаемся с дикими криками и включаем свет. Группа нападавших девочек тоже кричит и готова защищаться полотенцами и тюбиками с зубной пастой. Мы хватаемся за подушки. Крики! Ругань! Ссора! Но назавтра о ночном инциденте напоминают только синяки под глазами участников, которые очень лениво делают зарядку. Никто даже не пожаловался вожатым.


9. А.Ч.

Сегодня нам предстоит испытание - нам необходимо совершить восхождение на гору Аю-Даг, символ Артека, где нас будут посвящать в настоящих артековцев. Но все не так просто. Для начала нам нужно совершить поход через весь лагерь, а потом взобраться на саму гору. А это как-никак без малого 600 метров вверх. Мы идем и распеваем песни. Нас подбадривает баянист, идущий с нами. Встречные отряды пионеров с любопытством оглядывают нас. И от этого мы поем громче и тверже делается наш шаг. Воодушевленно звучат пионерские песни. Но наконец наше восхождение подходит к концу... усталые мы садимся на камни. Вот он - торжественный момент. Вожатые достают баночку гуаши и кисточки и выводят на наших раскрасневшихся лицах две буквы - А и Ч, что означает Абсолют (Абсолют-это дух Артека, живущий на Аю-Даге) и Чайник. Теперь мы настоящие артековцы. Мы возвращаемся в лагерь усталые, гордо сверкая раскрашенными щеками. Надпись мы не смывали до вечера.


10. "Взвейтесь кострами..."

Нелегко гладить белую парадную сорочку. Особенно, если она - девчоночья. Нам сегодня выдали парадную форму - пилотки, сорочки, галстуки (у кого не было). Что же тут поделаешь? Мне и еще паре ребят достались девчоночьи парадные сорочки. Ладно, в застегнутом виде с галстуком, авось, никто не заметит. Сегодня день рождения Артека. Весь Лагерь бурлит - дружины ходят в гости друг к другу. А вечером торжественный сбор, концерт и фейерверк. Мы приходим на артековский стадион. Рядом возвышается памятник Ленину по прозвищу Кинг-Конг. Это самый большой памятник Ленину в Советском Союзе. Мы не знали тогда, что пионерской организации осталось существовать недолго.


11. Севастополь-Херсонес

Херсонес - это остатки древнего греческого города на берегу Карантинной бухты Севастополя. Здесь и сейчас сохранились кое-какие постройки. И сегодня еще стоят крепостные стены, видны остатки античного театра, места, где были улицы и жилые кварталы. Кажется, что вот-вот зазвучит в горячем воздухе греческая мелодия и из-за поворота, танцуя сиртаки, появится шеренга танцующих в белых туниках.


12. Бахчисарай

Перед нами знаменитый Бахчисарайский фонтан - фонтан слез. Правда, если бы не бессмертное творение Пушкина, он вряд ли был бы так широко известен. Капля за каплей, словно слезы, течет вода из цветка лотоса, вырезанного на мраморной плите. Символ любви на обелиске смерти. Мавзолей несчастной красавицы, история жизни и любви которой стала легендой.


13. Севастополь

Севастополь запоминается усиленным фотографированием. Мы фотографируемся у мест боевой славы. Заходим в Музей героической обороны Севастополя, где смотрим две экспозиции: панораму "Оборона Севастополя 1854-1855гг." и диораму: Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г. Но сегодня нам повезло. Мы побываем еще на настоящем боевом корабле. Это действительно боевой корабль. Небольшой мышино-серого цвета эсминец стоит у причала. Гулким стуком отдаются шаги по начисто выдраенной палубе. Все живое, настоящее. Даже стволы орудий, смотрящие в небо.


14. Белеет парус

На лагерь опустился тихий летний вечер. В апельсиново-оранжевых лучах закатного солнца темным зеркалом, лишь кое-где подернутым рябью, синеет море и розовеют скалы. А на море - парус, настоящий трехмачтовый корабль, словно выплывший из приключенческого романа про пиратов. Он тихо огибает острова и удаляется к горизонту. Вскоре он превращается лишь в белую точку в лазурной дали. А мы стоим завороженные и все смотрим ему вслед.


15. Время расставания

21 июня. Сегодня мы покидаем Артек. Мы в последний раз проходим по тенистым кипарисовым аллеям, в последний раз под ногами шуршит галька, а море сегодня тихое и о чем-то шепчет нам, накатывая на берег свои волны. Уже упакованы вещи, записаны адреса со строгим обещанием писать длинные письма. Обнимаемся на прощание. В душе мы всегда будем хранить частичку Артека, как и он будет помнить всех нас. И я пишу на прощание несколько строчек в последний выпуск стенгазеты. Сейчас я не помню тех строк, что оставил на память Артеку, но и теперь, через много лет, иногда мне снится по ночам шелест черноморской волны, набегающей на берег, шорох ветра в ветвях кипарисов, громада Аю-Дага на горизонте и девочка с голубыми глазами, которая улыбается мне.

2005


• НАВЕРХ