на Главную страницу   Артековский КАЛЕНДАРЬ   Артековский КИНОЗАЛ   КАРТА Артека   ИГРОТЕКА Suuk.su   Интернет-поиск «АРТЕфакт»       Артековская БИБЛИОТЕКА Артековская БИБЛИОТЕКАБиблиотека
Поделись!    Поделись!    Поделись!
  АРТЕК +  
   


 





•  ДРУГИЕ СБОРНИКИ АРТЕКОВСКИХ СТИХОВ

Леонард Кондрашенко
Стихи.
Случай на границе

Всем отрядом мы решили
Пограничниками стать
И заставу попросили
Над отрядом шефство взять.
В следопыты всем отрядом
Записались как один:
- Мы живём с границей рядом –
Выделяйте карабин!

По крутым тропинкам за день
Всю границу обошли,
Подозрительного дядю
На заставу привели.
Этот дядя оказался
Композитором потом.
Даже пёс наш извинялся
И помахивал хвостом…

И артековцы решили
Искупить свою вину,
И на праздник пригласили
Всех солдат и старшину.
Пели песни, танцевали,
Постарался баянист:
Нас три раза вызывали
Пограничники на «бис»!

Случай нам помог сдружиться:
Не узнать теперь ребят –
Ночью вместе на границу
Отправляемся в наряд.
Никого мы не пропустим,
Зорко смотрим мы вперёд.
На границе каждый кустик
Может крикнуть: «Кто идёт?»



Пионерская застава

У этой заставы,
Построившись в ряд,
В зелёном строю
Кипарисы стоят.
И столб полосатый
С советским гербом
Встречает прохожих
У входа в тот дом.
Спросите любого – вам скажут, что тут
Друзья пограничников
Дружно живут.

Сверкает на солнце
Серебряный герб,
Скрестились навеки
В нём молот и серп.
Внизу, под гербом,
Три пятёрки горят,
Три этих пятёрки –
Девиз у ребят:
«Учиться на пять
И трудиться на пять,
Родную границу
На пять охранять!»

Пытливы и зорки
Глаза у ребят –
Недаром пятёрки
На солнце горят!
И если случится,
То враг будет знать,
Что это такое –
Трудиться на пять!
Родную границу
На пять охранять!



Сказка о Нептуне

Жил царь морской на дне морском,
Без дела не скучал:
Корону чистил он песком
Да корабли качал.
Он потому и уцелел,
Что жил на дне морском…
Но этот царь, как парус бел,
Был добрым стариком.
Был не похож на всех царей –
Не лгун и не хвастун,
Царь всех морей и кораблей,
Седой старик Нептун.

Во всех морях наперечёт
Знал тысячи дорог,
Какой корабль
Куда плывёт,
Какая лодка
Где течёт,
Какая рыба
Где живёт –
Знать лучше всех он мог.

Но… продолжаем наш рассказ:
Царь всех морей и рек
На водный праздник как-то раз
Был приглашён в Артек.
Он на дельфиновой спине,
Как на коне, сидит
И по серебряной волне
К артековцам спешит.
Нептуна солнечный причал
Улыбками встречал.
- Добро пожаловать! – кричал,
Панамами махал.
Нептун в отряде моряков
Желанным гостем был
И осторожных новичков
Водою окатил.
Нептун с друзьями песни пел
И выходил плясать,
В весёлом лагере успел
Везде он побывать.
Лишь поздно вечером домой
Приехал во дворец.
К своей царице сам не свой
Вернулся наконец.

И во дворце своём, как встарь,
Седой Нептун живёт,
Но все заметили, что царь –
Совсем уже не тот.
Царица им удивлена,
В Артек приехала она:
- Стряслась беда с моим царём,
Мы старика не узнаём!
Он в семь утра уже встаёт
И спать, конечно, не даёт.
Он делает вприсядку
Какую-то зарядку!
Но это – только полбеды:
Он начал петь на все лады.
Старик такой упрямый,
Он сшил себе панаму!
Дворец свой царский под водой
Украсил он морской звездой.
Собрал со старых кораблей
Он сотни ржавых якорей.
- Куда ты тащишь рухлядь в дом?
- Не рухлядь, а металлолом! –
Стал царь морской совсем другим.
Скажите мне, что делать с ним?



Берег солнечных улыбок.

Берег Солнечных Улыбок –
Наш Артек неповторим.
Нашей Партии спасибо
За него мы говорим.

Всё весёлое, что было,
Всё, что есть и будет в нём, -
Ты ребятам подарила
Самым светлым летним днём.

На пустынном побережье,
У седой Медведь-горы,
Где спала легенда прежде,
Ярко вспыхнули костры.

Сделал радостною былью
Эту сказку новый век.
И ребята не забыли,
Кто построил их Артек.

Чтоб в Артеке спозаранку
Зазвенели голоса –
Мчалась по полю тачанка,
Все четыре колеса.

Горны весело играют,
Брызжут смехом берега.
За Артек начдив Чапаев
Шёл в атаку на врага.

Чтоб мечтала, песни пела
Детвора здесь каждый год –
На фашистов вёл Гастелло
Свой горящий самолёт.

Лагерь был со дня рожденья
Солнцем Родины согрет,
И в Кремле об этом Ленин
Сам подписывал декрет.



Союз разноцветных галстуков.

Встало солнце на ноги, на ноги.
Нал землёю – радуги, радуги.
По земле шагают
Пионеры в ряд.
Словно ленты радуги,
Галстуки горят.
Это символ радостной
Дружбы всех ребят!

-Что для жизни нужно?
- Солнце!
- Что для братства нужно?
- Дружба!
-Что для дружбы нужно?
- Сердце!
- Что для счастья нужно?
- Мир!!!

Цель у нас прекрасная, красная.
К ней дорога ясная, ясная.
Мы шагаем в ногу –
Чех и белорус,
Швед и аргентинец,
Русский и француз –
Разноцветных галстуков
Солнечный Союз!

Радостные, смелые, смелые,
Всё для мира сделаем, сделаем.
Всю планету нашу
Будем украшать,
Мирными делами
Счастье добывать.
И дружить клянёмся мы,
А не воевать!

•  ДРУГИЕ СБОРНИКИ АРТЕКОВСКИХ СТИХОВ






Бухта Барахта

Не спрашивай, друг:
Я отвечу едва ли,
За что эту бухту
Барахтой прозвали.
Я знаю одно:
Не во многих морях ты
Найдёшь веселее,
Чем бухта Барахта!
Конечно, не просто
Попасть в это место.
Спроси у норд-оста,
Спроси у зюйд-веста.
Они скажут: «У-ух ты!» -
И звонко засвищут,
И вмиг эту бухту
Смешную отыщут.
Ведь бухта такая – одна вцелом свете,
Там море сверкает,
Там солнышко светит.
Повсюду медузы –
Прозрачные блюдца,
И волны с тем грузом
Вприпрыжку несутся.
Над нами летают
Крикливые чайки,
На гальке скучают
Рубашки и майки.
Мы будем плескаться
В той бухте Барахте,
Купаться, кататься
На парусной яхте.
Мы ласты и маски
Наденем с тобою,
Нырнём прямо к сказке
На дно голубое!



Бананы

У пирса стоит
Теплоход на разгрузке,
Волна говорит
С теплоходом по-русски.
- Откуда бананы?
- Бананы из Ганы.
Беритесь за дело,
Портовые краны!

Расправили плечи
Могучие краны.
Они поднимают
Из трюма бананы.
Бананы, бананы,
Бананы, бананы,
Налитые солнцем
Тропической Ганы.

Как струны,
Натянуты крепкие тросы.
Торопят, торопят
Рабочих матросы:
- Скорей выгружайте
Из трюмов бананы.
Нам надо доставить
Машины для Ганы.

У пирса стоит
Теплоход на погрузке.
Волна говорит
С теплоходом по-русски.
Он басом густым
Деловито ей вторит
И снова уходит
В открытое море…



Новый дом.

Строим мы свой дом для мира,
А совсем не для войны.
«Майна – вира! Майна – вира!» -
Голоса вдоль стен слышны.
От команды этой бойкой
Ходит кругом голова.
Кто, когда принёс на стройку
Эти флотские слова?
Раз пришли они со флота,
Пусть гуляют по земле:
С ними весело работать,
Как служить на корабле!
Кран подхватывает блоки:
«Вира» - вверх, а «майна» - вниз.
Вырастает дом высокий,
Село солнце на карниз.
«Майна – вира! Майна – вира!» -
Спину гнёт могучий кран.
Вот и новая квартира.
С новосельем, мальчуган!



Корабль уходит в океан.

С якоря
Падали капли, звеня.
Корабль
Уходил в океан.
На пирсе,
В закате июльского дня,
Стоял и грустил
Мальчуган…

И в даль голубую
Смотрел он,
Пока
Корабль не исчез
Вдалеке.
Три маленьких,
Высохших, серых бычка
Болтались на нитке в руке.

К ногам его
Ветер морской прилетел,
Свернулся
Послушным клубком.
Мальчишке мешать
Он сейчас не хотел,
Хоть был с ним,
Как с другом, знаком.

Похлопало солнце
Его по плечу
Последним,
Закатным лучом.
Мальчишка
Был рад золотому лучу,
Но думал
О чём-то своём.

Он руку засунул
В дырявый карман,
Ушёл,
Не сказал ничего.
А что говорить –
Ведь корабль
В океан
Опять уходил
Без него!



Куда спешат часы.

Я тороплюсь,
И мой рассказ
Минуты не займёт.
Мои часы
На целый час
Ушли сейчас
Вперёд.
Их не вернуть
Теперь назад:
Звенят
На всём скаку.
Куда же так
Они спешат?
Спешат
К часовщику!



Избушка на курьих ножках.

Стоит избушка
На курьих ножках
И смотрит в море
Слепым окошком.

Со старых брёвен
Сползла покраска,
Живёт в избушке
Седая сказка.

Днём сказка дремлет,
Но каждый вечер
Она к ребятам
Спешит навстречу.

Туда, где говор
И смех на круче,
Где бойко пляшет
Костёр трескучий.

Присядет сказка
К огню поближе –
И море тише,
И звёзды ниже…

Начнётся сказка,
Костром согрета,
И будет длиться
Хоть до рассвета.
Потом умолкнет
И по дорожке
Уйдёт в избушку
На курьих ножках.



Осень.

С клёнов листья опадают
И летают взад-вперёд,
Ветер город подметает
И никак не подметёт…
И не скоро на дорогах
Он закончит кутерьму,
Если только не помогут
Утром дворники ему!
Баллада о семнадцати сапожниках.

На улицы Вильно спускается мгла,
Мерцают во мгле фонари,
И сгорбленный шпик от угла до угла
Шагает всю ночь до зари.
За ставнями светится где-то окно,
В предместье ничем неприметно оно,
И сонному шпику совсем невдомёк,
Зачем там горит огонёк.

За длинным, изрезанным, старым столом –
Семнадцать сапожников в ряд.
Они говорят и о том, и о сём,
Сидят и махоркой дымят.
Ни дратвы не тянут, не бьют молотком,
Не режут ножами лоснящиёся хром:
Заказчиком нет, и без дела они –
Настали тяжёлые дни…

А если заказчик обходит порог,
Сапожник, - будь он знаменит, -
Сидит без работы, сидит без сапог,
А значит, без хлеба сидит…
А завтра, видать, в довершение бед,
Их общий заступник уедет чуть свет –
Уедет Дзержинский, земляк и сосед.
Сапожники держат совет.

- Уедет Дзержинский! Ведь он без сапог!
А те, что на нём, не подшить…
Кто может загадывать, сколько дорог
Придётся ему исходить?
Давайте, друзья, снарядим его в путь,
Сошьём сапоги, соберём как-нибудь. –
Они на тропинке замерили след,
Который оставил сосед.

И каждый из них положил всё, что мог,
На старый, изрезанный стол:
Один раздобыл где-то кожи кусок,
Другой с каблуками пришёл,
А третий комочек вспотевшей смолы
В тяжёлом принёс кулаке.
У всех у семнадцати лица светлы:
У каждого что-то в руке!

У каждого – точный, намётанный глаз
И руки, что всё смастерят.
Зачем вымеряют семнадцатый раз
Сверкающей кожи квадрат?
За тёмным окошком не видно ни зги,
В коптилке горит огонёк.
Привычное дело – тачать сапоги,
Да кожи – всего на сапог…

И снятая мерка застыла в руках:
Размеры её велики.
- Что делать?
- Пусть ходит земляк в башмаках!
- Ну да, мы сошьём башмаки!!!
Из кожи, что ночи июльской темней,
Они вырезали куски.
Семнадцать сапожников, добрых парней,
Тачали ему башмаки.
Семнадцать сапожников – все земляки,
Семнадцать сапожников – все бедняки,
Семнадцать чумазых, один к одному,
Тачали подарок ему.

Семнадцать ударов, семнадцать гвоздей –
Семнадцать серебряных звёзд.
Пускай башмаки не боятся дождей
И греют в суровый мороз!
Семнадцать сапожников рядом сидят,
Всю нось молотками стучат и стучат.
И тридцать четыре проворных руки
Тачают… одни башмаки!

В них столько вложили уменья и сил,
Что вышли на славу – изволь!
Таких башмаков никогда не носил
Сам ясновельможный король.
И утром стучатся в Дзержинскому в дверь:
- Открой поскорей да обновку примерь!
Возьми эту пару простых башмаков –
Подарок твоих земляков.

- Носи на здоровье, но только гляди,
Чтоб твёрдыми были шаги.
А станем богаче, тогда заходи –
Сошьём мы тебе сапоги!

Он в тех башмаках всю Сибирь исшагал.
Он в них из семнадцати тюрем бежал,
И в них, всё шагая вперёд и вперёд,
Он встретил Семнадцатый год!



Маяк.

Старый, добрый зелёный маяк
Знает каждый рыбак и моряк.
Он в туман выручал их не раз
И от сильного ветра не гас.

Старый, добрый зелёный маяк
Знает каждый рыбак и моряк.
Он мигает всю ночь напролёт,
В темноту свои весточки шлёт.

Старый, добрый зелёный маяк
Знает каждый рыбак и моряк.
Он всю ночь приглашает суда:
- Вот сюда!
Вот сюда!
Вот сюда!



Где зимуют раки.

Где зимуют раки?
В озере? В лимане?
Подо льдом во мраке?
В море? В океане?

Где ж, на самом деле,
Где они зимуют?

Ведь кругом метели,
Злые ветры дуют.

Могут застудиться
Раковые шейки.
Им бы рукавицы,
Им бы – телогрейки!

По земле гуляет
Много шуток всяких,
Но никто не знает,
Где зимуют раки…

Мы узнать могли бы
И давно б узнали,
Если б только рыбы,
Рыбы не молчали…

Если забияка
Цапнет тебя летом,
Вот тогда у рака
Сам спроси об этом!



Топор.

Раз к бобру пришёл бобёр:
- Дай, сосед, мне свой топор.
У плотины, над прудом,
Я решил построить дом.
Стал бобёр рубить бревно,
Утопил топор на дно.
Не видать его нигде,
Только щепки на воде…
Говорит бобёр: «Беда!
Вязкий ил на дне пруда.
Умудрился потерять,
Нужно всем теперь нырять».

И ныряют до сих пор,
Видно, ищут свой топор.



Наша тень.

По дороге каждый день
Ходит с нами наша тень.

Незаметно каждый год
Вместе с нами тень растёт.

Всё она, как обезьяна,
Повторяет беспрестанно.

Мы бежим, и тень бежит,
Мы сидим, и тень сидит.

Мы идём, и тень шагает,
Мы играем – тень играет.

Если мы пошли в поход,
Наша тень рюкзак несёт.

В жаркий полдень к ней само
Лезет в руки эскимо!

Но в ненастный, хмурый день
Остаётся дома тень.

И грустит, грустит она
У закрытого окна…



Слон.

Все ребята смотрят в оба,
Нет, ты только посмотри:
Набирая пену в хобот,
Слон пускает пузыри!
Улетают прямо в небо
Эти мыльные шары.
Слон берёт кусочки хлеба
Из ладоней детворы.
На глазах у публики
Слон глотает бублики.
Ест он пряники и пышки,
Тянет хобот в вышину,
А когда уйдут мальчишки,
Снится Африка слону…
И ему так сладко спится,
Головой качает слон,
Потому что снится, снится,
Будто в лес вернулся он.
И с утра до поздней ночи
Делал то, что он хотел:
То трубил, что было мочи,
То сквозь заросли летел,
То растаптывал орехи,
То под пальмою мечтал,
То для собственной потехи
Солнце хоботом достал.
А потом опять повесил,
Чтоб его не потерять,
И под ним, как прежде весел,
Лёг у речки загорать!

•  ДРУГИЕ СБОРНИКИ АРТЕКОВСКИХ СТИХОВ


• НАВЕРХ