НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ   БИБЛИОТЕКА     АРТЕК + 

Майкл Стенли Гейтс (Михаил Уржаков)
Из книги "Дом, который построил Майк"


Фидель Кастро Рус, герой Кубинской Революции, занесен в книгу Рекордов Гиннеса за самую долгую политическую речь на Пятом съезде Кубинской Коммунистической Рабочей и Крестьянской Партии. Его выступление длилось не много не мало, а шесть часов и сорок три минуты. Ничего сложного в этом, конечно, нет, просто надо попробовать произнести, например фразу «Будьте вы прокляты, Соединенные Штаты Америки!» всего лишь пять тысяч двести восемьдесят восемь раз.


Фидель Кастро Рус, герой Кубинской Революции приехал с очередным дружественным визитом в Страну Советов за очередной финансовой помощью и с грузом безвкусного сахара из тростника. Ему предстояли встречи с передовыми рабочими и колхозниками, научной и ненаучной интеллигенцией, а так же с веселыми и счастливыми детьми-мажорами в жемчужине Крыма - пионерском лагере Артек.

В пионерском лагере Артек были только дети правильных родителей. В пионерском лагере Артек вставали в семь часов утра, делали зарядку, ели вкусные дыни и арбузы на завтрак, потом спешили к морю на утренний заплыв, потом помогали колхозникам в сборе урожая винограда и шиповника. Потом пели песни и орали, как ошалелые, речёвки типа:

Кто шагает дружно в ряд?
Пионерский наш отряд!
Мы хотим учиться, не хотим жениться!
Будь готов!
Всегда готов!
Как Гагарин и Титов.

На пионерской линейке, посвященной прибытию высокого гостя, я звонко и картаво прочитал стихотворение почти своего собственного сочинения, которое заканчивалось словами - "Но Пасаран!!!", чем до слез умилил Кубинскую делегацию и Фиделя Кастро лично.

Вот это стихотворение:

Стоим с колхозным трактористом в поле.
Уже посеян хлеб в округе всей.
Стоим, молчим,
А в нас жестокой болью
Саднят события тревожных наших дней.

Его спрошу я у коровьего загона:
Что скажешь о вояках Пентагона
Стращающих нас бомбою нейтронной,
Несущих миру новую войну?

И он ответит тихо:
- Душегубы!
Для одного свою набить мошну бы,
Седлают в Пентагоне сатану!

И доверительно смотря из глаза в глаз
Он тихо деловой повел рассказ:

Я версией такой располагаю,
Что до сих пор иные господа
Как пауки плетут народам сети,
Злословят, лгут и угрожают плетью
Жестокой, людям мирного труда.

Охочи жадно до чужого берега
Торговцы смертью банковской Америки.
Для них любые козни хороши.
Они готовят бомбу для разбоя,
Чтоб землю умертвить и нас с тобою,
Дабы извлечь из крови барыши...

Он помолчал, на миг
Потупя очи,
Свернул цигарку, молча закурил.
- Гектар земли засеять бы до ночи.
Ну, я пойду.
Прощайте, Михаил!

НО ПАСАРАН!
НО ПАСАРАН!

Вечером я был отобран среди многочисленного числа претендентов, как один из лучших пионеров Лагеря "Прибрежный" в пионеркомплексе Артек на ночной костер с задушевными беседами лично с Фиделем Кастровичем.

Когда луна восходит над Аю-Дагом, небо становится ближе, а земля мрачнее. Даже цикады на время перестают петь свою нудную песню любви.

И вот тогда становится так страшно одинокому тибетскому путнику в Крымско-татарских горах. Так же страшно, как в Тибетских - крымско-татарскому.

Но никогда путнику, даже совсем юному подростку-школьнику, не будет страшно, если сидит он перед костром, укрывшись одним на двоих теплым клетчатым, мексиканским одеялом и чествует рядом теплое мужественное плечо революционера-коммуниста Фиделя Кастро.

Вот так и я сидел, прижавшись к большому туловищу, и слушал замысловатые истории о злодеях - американцах, посягнувших на свободу и независимость далекой теплой Кубы. О том, как много крови и слез было пролито на многострадальную землю, о том, как поклялся Фидель перед всем народом, что не сбреет он свою бороду, до тех пор, пока живет на белом свете хоть один буржуй-капиталист.

Фидель говорил долго, наверное, решил побить свой рекорд Гиннеса, однако его переводчик явно устал. Перевод становился все более и более фривольный, с пропусками целых важных абзацев из истории Компартии Кубы и революционного движения.

Видя это, Маргарита Михайловна, наша пионерская вожатая закричала тоненьким голосочком:

- Дети! А теперь споем нашему дорогому гостю, любимому и многоуважаемому Фиделю Кастро нашу любимую песенку об Абсолюте!

И мы затянули:

На горбатом Аю-Даге в вышине
В абсолютно абсолютной тишине
В старом дереве нашел себе приют
Бородатый и усатый Абсолют!

При слове "Абсолют" Фидель Кастро заметно оживился, и даже попытался нам подпевать:

Абсолют!
Абсолют!

Заметно оживился и переводчик, достал небольшую серебряную фляжечку и быстро передал ее Фиделю. Фидель сделал сладкий глоток, и я, сидя, прижавшись к нему, почувствовал, как обмякло его могучее туловище, увидел, как увлажнились его сильные, добрые глаза.

Абсолют!
Абсолют!

Потом мы все, пионеры, сидели и пели задумчивую песню о нашей Родине. А Фидель Кастро сидел, и по его могучим щекам текли могучие слезы...


PS.
"...шведская водка «Абсолют», по словам надежного источника, является излюбленным напитком Кубинского Президента Фиделя Кастро Рус..." (Журнал "National Geographic". №7,1989)


 АРТЕК +     НАЧАЛО КНИГИ   БИБЛИОТЕКА   НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ