НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ   БИБЛИОТЕКА     АРТЕК + 

из книги "Песня серебряных горнов"
ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДЕТИ!

А. ЧЕРНЫШЕВ,
заместитель начальника
Главного управления Всесоюзного
пионерского лагеря «Артек»
Е. ВАСИЛЬЕВ,
начальник дружины «Лесная»

Подходят к симферопольскому перрону пропыленные ветрами расстояний поезда.

Опускаются на бетон крымского аэропорта самолеты, несущие на крыльях капли кучевых облаков.

Белоснежные корабли бросают якоря в теплой гавани, у причалов по-южному яркой и шумной Ялты.

Завершаются сухопутные, воздушные, морские дороги, начавшиеся у сопок Приморья и в дубравах Белоруссии, у кромки северных льдов и в горах Памира, у небосклонов Нью-Йорка и в деревушках африканской саванны, на берегах Ганга и Нила, Дуная и Амазонки, в разных уголках нашей большой, разноликой планеты.

Дороги, ведущие в Артек - страну юных граждан разных стран.



ПРАЗДНИК МИРА И ДРУЖБЫ

В час встречи Артек слышит польское «дзень добры», финское «тере!», немецкое «гутен морген!», французское «бонжур!», английское «ол райт!», слышит слова привета на десятках языков и наречий. И говорит своим разноязыким, разноплеменным новоселам:

- Здравствуйте, дети!

Вы приехали, и отныне мои хозяева - это вы.

Вы вступили на мою землю, и отныне Артек - это вы. Здравствуйте, дети!

И они растекаются по его корпусам и дорожкам, заполняют побережье. Солнечные летние дни и звездные крымские вечера сливаются в десятки встреч, узнаваний, открытий.

Зажигают костры и слушают говор черноморских волн.

Уходят в походы и возвращаются, переполненные впечатлениями.

Спрашивают и отвечают, обмениваются значками, сувенирами.

Спорят, рассказывают о себе и слушают о том, как живут другие.

Переживают часы общей радости. И минуты общей скорби, общего гнева.

Поют и водят веселые хороводы.

Живут «единым человечьим общежитием», зримо понимая, как это прекрасно - дружить со сверстниками, дарить улыбки.

Задумываются над сложными взрослыми проблемами - отношений стран и народов, войны и мира, социальной справедливости. И может быть, впервые чувствуют, как все в этом мире взаимосвязано, какой он огромный и вместе с тем маленький. Артек помогает рассеять заблуждения, предрассудки, представления, порожденные буржуазной пропагандой, потому что сам по себе Артек – эта открытая детским глазам и душам правда о стране Ленина, воплотившей в жизнь идеи братства и равенства народов.

Здесь ребята нравственно, духовно взрослеют. И остаются детьми - непосредственными, искренними. Общаются с помощью переводчиков, но, оказавшись наедине, быстро находят общий язык. Мимика, жесты подчас красноречивее всяких слов.

Паренёк из Бангладеш просит продиктовать слова русских песен. Он записывает их на бенгали и целый день ходит по лагерю, что-то чуть слышно бормоча себе под нос. А поздно вечером, когда уже все улеглись спать и настало время тишины, вскакивает с постели и напевает радостно и громко: «Пусть всегда будет небо, пусть всегда будет солнце!»

Худенькая, быстроногая девчурка из Лаоса, носящая высокий титул принцессы, разучила три русских слова и на все, даже на вопрос, как тебя зовут, отвечала: «Привет, мир, дружба!» И получила новое имя, на которое откликалась с улыбкой, хорошее имя - Дружба.

Только что окончился трудный, непростой диспут - о многом переговорили, поспорили. Расходятся по палатам - посерьёзневшие, молчаливые. А через полчаса после отбоя вожатый бежит, чтобы погасить всплеск неудержимого хохота и остановить веселый «бой» подушками. Сердится и радуется: что еще не была на земле лагеря, где бы, ко всеобщему ребячьему восторгу, не возникал этот чисто детский диалог - подушками.

Вспоминаются бельгийские мальчишки. Они знали, что рано утром уедут советские девчонки из их отряда. И беспокоились, как 6ы не проспать, не прозевать. Руководитель делегации хватился их среди ночи и поднял тревогу. Мы быстро нашли беглецов: подложив под голову курточки, они мирно спали на асфальте у входа в корпус девочек.

Артек собирает на своей земле юных представителей стран и народов не для дипломатического раута. Воспитывая в детях чувства дружбы и солидарности, социалистического интернационализма, вожатые Артека ничего не овзросляют, никогда не забывают, что их воспитанники - прежде всего дети. Уроки Артека памятны, глубоки, потому что пронизаны непосредственностью, живостью детства, потому что за ними жизнь коллектива сверстников, говорящих на разных языках, но во многом одинаково думающих, чувствующих, воспринимающих мир.



ПЕСНИ ЮНОСТИ, ПЕСНИ БОРЬБЫ

Он узнал эту землю - теплую, припавшую к морской синеве. Узнал горы, деревья. И на миг ощутил радостное, удивительное чувство - время стремительно покатилось назад. Годы рассеялись, и всё, что было вокруг, было давним, было юностью. Он никогда не думал, что вспомнит её так пронзительно, так остро, словно и не было многолетней разлуки...

Он вышел из машины и решительно махнул рукой на предостережение, что еще слишком далеко, а солнце печет так жарко. Нет, нет, сказал он, по этой дороге он пройдет пешком, пройдет сам, и пусть не беспокоятся - он не заблудится, и с ним ничего не случится. Он знает, он помнит эту горную, бегущую то вверх, то вниз тропу, на ней должны сохраниться следы его подошв, капельки его пота. Черт возьми, это было так недавно, всего несколько десятилетий назад.

Через несколько шагов он с грустью подумал, что годы - это не седина и не морщины, они не мешают смотреть, удивляться, радоваться. Годы - это тяжесть в ногах, когда-то скорых и легких. Но не подал вида и продолжал шагать сквозь густой зной летнего дня.

Он шёл и приветствовал своих старых знакомых - древнюю крепость на вершине горы, скалы-«близнецы» в море. И с улыбкой разглядывал все новое - здания, которых тогда не было; нарядных, подтянутых, стройных детей: те, которых помнил он, были скромнее одеты, казались угловатыми. На старой, пожелтевшей фотографии, чудом сохранившейся у него, они выглядят не по-детски озабоченными, даже хмурыми. Такими они запечатлелись, видимо, потому, что на них смотрел объектив громоздкого, на увесистой треноге аппарата. Он казался им чудом, и даже пугал - перед ним надо было выглядеть серьезнее. А вообще-то были дети как дети - подвижные, озорные, наивные.

Площадка, где, как помнилось ему, стояли брезентовые палатки, была залита асфальтом. Вокруг нее высились трибуны, обращенные к морю. Он стоял как 6ы на сцене, и за спиной колыхался синий и золотой занавес - солнечный горизонт.

Дети на трибунах ждали его слов, а он долго, пристально смотрел в их лица, и слова застревали в горле...

Он должен был сказать им о многом. Про то, как жили тогда, в далеком двадцать шестом году, пионеры Советской страны и их гости - дети немецких рабочих. О чем говорили, о чем мечтали.

Он должен был сказать им о страшном, тяжелом, что никогда не изгладится в человеческой памяти. Им, детям утренней, мирной Земли, рассказать про ночь - свинцовую и гнетущую. В жестоком, беспощадном Заксенхаузене, где огни крематориев, кажется, выжгли все человеческое, вытравили сердце и память, ему иногда короткими ночами на скрипучих нарах виделся этот берег. И тогда сквозь мрак брезжила полоска света, и становилось чуть-чуть легче. Он должен был сказать им о борьбе, о людях, презиравших смерть, - среди них были и дети Артека. О6 окрыляющем воздухе весны 1945 года, о новой Германии, в которой стали явью мечты артековцев первого поколения. О мире и дружбе, о братстве и солидарности...

И ему захотелось объясниться с детьми без переводчиков, на языке, понятном каждому. И тогда он вспомнил, что он не только шеф-редактор большой газеты, солидный, заслуженный человек. Он увидел себя таким, каким был когда-то здесь, - вожатым, заводилой ребят, любившим бегать наперегонки с ними. И он попросил принести ему аккордеон и, вскинув его на плечи, нажал упругие клавиши.

То, что он должен был сказать, сказали песни.

Песня «Взвейтесь кострами, синие ночи» - её помнили, знали и дружно подхватили.

Но звонкая мелодия резко оборвалась, и дети на трибунах, притихнув, посерьезнев, услышали суровые песни антифашистской борьбы.

Вожатый юных спартаковцев, коммунист, подпольщик, боец антифашистского фронта пел песни своего друга и боевого соратника Эрнста Буша. И его понимали, его слушали с напряженным вниманием, принимая и разделяя звучавшую в этих мужественных песнях боль и гордость.

Он почувствовал это и, завершая свой рассказ, заиграл мелодию, которая подняла всех с мест в едином порыве и слыла тысячи детских голосов в волнующем, величавом гимне.

Седой грузный человек усталым движением опустил аккордеон на землю. И улыбнулся. Дети земли пели главную песню его юности, его многотрудной жизни. Они пели:


 С Интернационалом
воспрянет род людской...


И его глаза светились счастьем и молодостью.

Вот так через три десятилетия с лишним вновь встретился с Артеком Эрих Визнер, руководитель группы немецких пионеров, которые первыми открыли на карте земного шара маленькую светлую точку - Артек.



РАЗНЫЕ, НЕПОХОЖИЕ, ЕДИНЫЕ

Международная смена для каждого вожатого и для всего коллектива Артека - серьёзный политический и педагогический экзамен. Она требует большой чуткости, такта, мастерства.

Не просто разобраться в бурном, стремительном калейдоскопе взглядов, привычек, стремлений, запросов, национальных особенностей и традиций. Постигнуть характеры, несущие в себе отпечаток другого, непривычного образа жизни, иного воспитания, иной идеологии.

Идёт непростой, взаимный процесс узнавания, понимания, нахождения общих интересов, преодоления языковых, психологических, идеологических барьеров. Вожатый всегда рядом. Он не назойлив, но внимателен, чуток.

Об этом скупо (темп жизни стремителен, динамичен, и долго засиживаться над бумагой просто некогда) рассказывают выдержки из дневников вожатых интернациональных отрядов Артека. Эти записи повествуют о первых днях смены. Но за ними характеры и склонности детей разных стран.

«Вьетнам. Любят подвижные игры. Мальчишки с удовольствием играют в «Снайпер», девочки в бадминтон. Слабое здоровье, подвержены простудным заболеваниям, быстро утомляются. Даже на пляж все, за исключением Тана, ходят неохотно. Еще не сбросили с себя тяжесть нравственных и физических перегрузок и травм. Среди шумной игры могут остановиться. Беседуя, вдруг надолго умолкнут. В глазах нередко, как тени, пробегают тревога, грусть...

Сдержанны, но приветливы. Встречались с американцами. Поначалу держались настороженно, но американские ребята были полны дружелюбия - настороженность пропала, разговорились, долго рассказывали обо всём.

Американские дети ушли с этой встречи потрясенные. Одна девочка после призналась: «Было стыдно за свою страну...»

«Венгрия. Дети всесторонне развитые. Поют, танцуют, многие владеют музыкальными инструментами. Хорошо рисуют, занимаются спортом. Заняли призовые места во всех спортивных состязаниях. Песни и игры венгерских -ребят уже узнала вся дружина. Общительны, дружелюбны…»

«Ливан. Много вопросов о деятельности советской пионерской организации и ВЛКСМ. Очень понравились встреча «История Артека» и вечер «Мы смена твоя, комсомол». Говорят, что получили ответы на многие вопросы».

«Сомали. Организация пионеров «Цветы Октября». Только, только создана. Приехали, чтобы побольше узнать о пионерской организации СССР, почерпнуть опыт. Приходится часто подробно, как на лекциях в школе пионерских работников, рассказывать им о6 этом».

«Япония. Четыре мальчика и девочка. Большой интерес к жизни В. И. Ленина. Посетили ленинский зал, внимательно осмотрели все его экспонаты. Были на сборе, посвященном В. И. Ленину. Готовятся к своему национальному дню. Оформляют выставку. Обратились за помощью - один из разделов выставки будет посвящён Владимиру Ильичу, - попросили достать материалы».

«Франция. Организация «Верные друзья и подруги». Смутные представления о нашей стране. Спрашивают: у вас есть безработица? И не очень верят, когда отвечаешь, что безработица ликвидирована много лет назад. Я, например, тогда ещё и на свет не появлялась.

К делам лагеря, к его жизни, отношение пока пассивное. Плохо воспринимают режим. Варварски относятся к вещам, к природе. Ничего не стоит кинуть одеяло на грязный пол, обломить ветку дерева. Стараюсь, чтобы больше и чаще общались с нашими ребятами. Задумала разучить общую песню. Позаботилась, чтобы французские дети вошли во все команды».

«Алжир. Три мальчика из организации «Мусульманские скауты». Двое победители конкурсов в своей организации: Камель - конкурса поваров, Лизар - по спортивному ориентированию.

Ребята очень разные. Джемали - сдержанный, стеснительный. Лизар - замкнутый. Ласковый, веселый Камель - любимец «Морского». Но вот Лизар стал играть в футбол, в «Снайпер». И куда девалась его замкнутость...»

«Западный Берлин. Дети рабочих. Участники большого рабочего хора западноберлинского района Нойпкельн. Раскрылись не сразу. Сначала присматривались. Но на вечере дружбы, который мы проводили с десятым отрядом, сразу оживились...»

«Мали. Мальчики - Мади и Юсуф, девочка Дуда. Девочка малоподвижная, медлительная, Мальчишки - полная противоположность, любят петь, танцевать, играть в волейбол, в баскетбол. Очень быстро нашли общий язык с советскими детьми. Отличается Мади. Сообразительный, общительный, чуть злой. Нравится его неугомонность. Принимает участие во всех отрядных и дружинных делах. Очень быстро запомнил имена многих ребят, говорит самые распространенные слова и фразы по-русски. И видно, что это доставляет ему огромное удовольствие».

«Бельгия. Подвижные, живые. Не терпят никакого начальственного тона, не привыкли к дисциплине. Любят петь, танцевать. С большим удовольствием занимаются музыкой: выучили три куплета артековской песни на русском языке.

Хорошо подготовили и провели национальный День Бельгии, организовали выставку, радиопередачу, конференцию, концерт-массовку».

«Конго. Крестьянские дети. 12-13 лет. Затрудняются дать ответ на многие наши вопросы. Подвижны. Вспыльчивы. Долго не могли понять, как можно что-то решить самим, без взрослых на сборе или на совете.

Больше всего им понравился костер пионерской отваги».

«Колумбия. Четыре мальчика, одна девочка. Самостоятельное звено в отряде. На утренней линейке сдают рапорт. С желанием занимаются строем, учатся горнить и барабанить. Стремление как можно больше узнать о нашей стране, о пионерской организации.

Эдгар прочитал свои стихи о борьбе чилийского народа. Читал с большим волнением - чувствовалось, что это о пережитом и близком».

«Канада. Приехали три мальчика - Дак, Май, Эрнест - и девочка Линда. Мальчики из английской провинции, девочка - из французской. Мальчики зло подшучивали над девочкой, высмеивали ее незнание английского.

Наши ребята стали проявлять к Линде подчеркнутое внимание. Шуточки и насмешки прекратились.

Линда получила большую артековскую медаль в соревнованиях по плаванию. Ходит героиней. А мальчики, кажется, сожалеют о своей иронии».

«Южный Вьетнам. Дети бойцов за освобождение страны. Десять мальчиков и девочек от 11 до 14 лет. У семерых нет отцов. Война наложила свой отпечаток на них. Рано повзрослели. Спокойны, ласковы, но есть какая-то подавленность. Маленькая Ту (ей всего одиннадцать лет) два года просидела в тюрьме вместе с матерью».

Мы привели эти выдержки для того, чтобы показать, как много схожего и несхожего в характерах и стремлениях детей, приехавших в Артек. В их поведении и взглядах преломляется окружающая жизнь - светлая или мрачная. Ничто не минует маленьких жителей планеты. И больно, когда им приходится рано взрослеть. И радостно, когда они смеются, улыбаются, остаются детьми.



ВОПРОСЫ, ОТВЕТЫ, ОТВЕТЫ, ВОПРОСЫ...

Любая смена - всегда задача со многими неизвестными. Международная - увеличивает число неизвестного, неожиданного, непривычного. Часто мелочи приобретают политический оттенок. Дети из Дании валятся на постель в верхней одежде, в ботинках, и попытку разъяснить, что это некультурно, просто негигиенично, отсекают решительным заявлением: «Вы ограничиваете нашу личную свободу!» И нужно убедить, доказать: личная свобода и неряшливость - вещи разные. Уважающий себя и других человек стремится к чистоте, к опрятности - это элементарно, политика здесь ни при чем.

Французские мальчики считают возможным в любое время заходить в спальни девочек. И удивляются: что особенного? У нас так принято! И опять-таки надо не просто запретить, заставить соблюдать правила, а убедить: принятое у вас не всегда хорошо, существуют общечеловеческие нормы поведения, есть понятия о такте и тактичности...

Но главная трудность - неприятие на первых порах многими детскими делегациями, особенно из западноевропейских стран, самой идеи жизни в коллективе и по законам коллективизма. Мешают довольно прочные индивидуалистические навыки, привычки, отсутствие опыта жизни, согретой общими делами и заботами.

Отрадно видеть, как постепенно рассеивается предубежденность: чем больше дети общаются друг с другом, чем чаще их интересы сосредоточиваются на коллективных делах, тем стремительнее идет процесс воспитания общественных навыков. И решающую роль здесь играют не беседы, не разговоры, затрудненные языковым барьером, двойным, а то и тройным, переводом - а игры, соревнования, песни, труд.

Русские, французы, египтяне, шведы выступают в одной команде, сражаясь в полюбившийся «Снайпер», - на игровой площадке намечаются симпатии, завязываются простые человеческие отношения.

Американским ребятам пришелся по душе музыкальный ансамбль наших детей. Они были счастливы, когда их приняли в него, - пели, играли с огромным самозабвением и энтузиазмом. И стали единым коллективом с советскими ребятами.

Первый трудовой десант - работают на совхозных виноградниках. Возникает соревнование: кто быстрей, кто лучше? Плечистый паренек-итальянец стремительно проходит свой участок и гордо, как изваяние, встает на краю поля: ну-ка попробуйте догнать! И смущается, увидев, что, в общем-то, все работают быстро. Кто закончил, возвращается, чтобы помочь товарищу. Он читает укор в глазах соотечественников и быстро шагает назад.

Общий труд, труд, результаты которого, дети это знают, пойдут в фонд мира, - очень много значит для мальчишек и девчонок из капиталистических стран. Они не белоручки, нет, но работать в коллективе, трудиться во имя чистой, бескорыстной цели большинству из них доводится впервые.

В некоторых делегациях существуют внутренние конфликты: проявления национальной и племенной розни, патриархальных обычаев, религиозных взглядов. Ликвидировать их помогает и вся атмосфера жизни в Артеке, построенной на равенстве, дружбе, взаимопонимании. Но решающую роль играет пример, подаваемый советскими детьми. К ним приглядываются особенно внимательно, за их поведением следят постоянно и остро реагируют на все дела и поступки. Добрый, приветливый, дружеский характер отношений наших ребят заставляет задуматься. Многие зарубежные подростки с удивлением открывают, что советские - это не только русские! Советские - дети разных народов и национальностей, но нет между ними никакой вражды, никакой розни - они едины в мыслях, взглядах, едины и дружны своей принадлежностью к стране, сделавшей братство народов государственным принципом, объединены организацией, законы которой утверждают любовь к Родине, верность ленинским заветам, гуманизм, интернационализм.

Объединены прошлым - с гордостью говорят о своих отцах и дедах, участниках революции и борьбы с фашизмом, и настоящим - с увлечением рассказывают о стройках, где трудятся люди разных национальностей, об общих пионерских делах, и будущим - осознают себя продолжателями дела старших поколений.

Мы неоднократно бывали свидетелями, как встречи с советскими пионерами буквально открывали глаза их зарубежным сверстникам на многие явления нашей действительности, помогали разобраться, понять, ощутить то, что составляет суть и смысл советского образа жизни.

Быстро и прочно устанавливают между собой контакты дети социалистических стран. Их отличает мажорный, жизнерадостный настрой. И это тоже не последний, а в большой степени решающий аргумент в идущем постоянно, ежечасно, ежеминутно то зримом, то незримом, то слышимом, то неслышном диалоге о двух системах, о достижениях и преимуществах социализма. В диалоге детей, где главный довод не слова, а живой пример - зримый, конкретный, осязаемый.

Разные по уровню развития, культуры, привычкам и взглядам дети приезжают к нам. Но все они рассматривают свою поездку не только как отдых. Едут с психологическим настроем - увидеть, узнать. Для них Артек - это Советский Союз, страна, о которой так много и так по-разному говорят взрослые на уроках в школе, по радио и по телевидению, пишут в газетах, в книгах. Желание познать ее велико, и дети охотно идут на встречи, напоминающие по форме пресс-конференции - они складываются из вопросов и ответов.

Вопросов много. Прежде всего - деловые, практические: сколько стоит путевка в Артек, кто оплачивает проезд, питание? Затем вопросы, на которые наши ребята подчас не могут ответить, - о доходе семьи, заработках родителей, о стоимости вещей и продуктов, стоимости жизни. Что платно, что бесплатно? Почему?

Спрашивают о школе, о детской и молодежной организациях. Про школу выспрашивают все досконально: структура, система оценок, основные формы и методы обучения? Какие ступени и нет ли преград при переходе с одной на другую? Выясняют, как организация детей участвует в развитии образования? Все ли ребята пользуются одинаковыми правами в школе, в кружках?

Но, конечно, большинство вопросов о стране, ее политике, культуре. Быстро узнают, что одно из преимуществ социализма - бесплатное медицинское обслуживание, и, надо сказать, относятся к этому с должным пониманием.

Спрашивают и внимательно слушают ответы. С некоторым предубеждением - ответы взрослых; искренним любопытством - ответы сверстников. Впечатляют, западают в душу, по глазам видно, ответы, раскрывающие те или иные явления нашей жизни на личном примере.

Вот спрашивают: право на образование, это что такое? И пионерка из Узбекистана Гюльнара Фатиева отвечает:

- Нас в семье пятеро - папа, мама, маленький братишка, сестренка и я. До революции бабушка была неграмотной, а дедушка умел читать по слогам. Сейчас и бабушка умеет читать и писать. У моей бабушки - два сына и две дочери. Одна из них - моя мама. Она закончила десять классов и поступила в медицинский институт. Сейчас мама - кандидат медицинских наук. Папа учился вместе с мамой, сейчас тоже кандидат наук. Дядя окончил университет. Работает в школе, преподает русский язык. Ещё один дядя заканчивает в Москве аспирантуру...

Спрашивают о праве на труд. И Валерий Зиновьев из Иванова делится:

- Я мечтаю быть лётчиком, но мне нравится и швейная фабрика, где работают мои родители. Папа механиком, а мама швеёй. Они закончили по восемь классов, а теперь учатся в вечерней школе, которая есть на фабрике, и учатся на курсах - мама на мастера, а папа - на механика нового оборудования. Они любят своё дело, свою работу.

Вопросы - ответы, ответы и снова вопросы - так всю смену. И в лагере, и в поездках, и в походах по Крыму.

- Прекрасный санаторий! Кто в нем отдыхает -рабочие, интеллигенция? Сколько стоит отдых? Кто оплачивает бесплатные путевки?

- Артек - чудесный лагерь! Но сколько в Советском Союзе Артеков - один, два? Все ли дети имеют возможность отдохнуть в лагерях?

- Вы говорите, что у вас все общее, а я хотел сорвать пару яблок, и меня остановили, сказали, что сад колхозный...

Спрашивают о многом. И получают простые и убедительные ответы.

Но пусть у читателя не сложится впечатление, что дети, как заправские корреспонденты, только и делают, что лишь дотошно расспрашивают обо всём.

Нет, влившись в коллектив Артека, они живут его жизнью, постепенно все глубже входят в круг его дел и забот. Все чаще находят способ объясниться со сверстниками, не прибегая к услугам переводчика. Идут дни, и возникают интернациональные объединения по интересам, по симпатиям - одних сдружили общие песни, других спорт, третьих - ночевка у костра.

Обособленность, замкнутость первых дней тает под солнышком дружелюбия, искренности. А уж когда дети разных стран объединяются для шалостей и проказ - это значит, что взаимопонимание между ними полное.

И пусть так же не покажется читателям, что вопросы задают только зарубежные дети, а советские ребята лишь отвечают на них. Нет, и наши мальчишки и девчонки стремятся узнать многое и о многом спрашивают. Среди самых ярких впечатлений, вынесенных пионерами из общения с зарубежными сверстниками из капиталистических стран, - это полученное впервые в жизни, зримое понимание классовой борьбы. Узнают о безработице, о забастовках - слышанное ранее отныне становится как бы увиденным: узнали от очевидцев, участников.



ОБЪЕДИНЯЕТ, СПЛАЧИВАЕТ

Артек объединяет, сплачивает тем, что строит всю жизнь по законам детства.

Ребята - хозяева в лагере. Выборы в органы самоуправления - в совет дружных, который руководит всей деятельностью смены, - проходят с необычайным оживлением. Галдят, спорят. Разворачивается целая предвыборная кампания. Американцы решают вопрос о том, кто будет представлять их в совете, тайным голосованием. В шапку опускают бумажки с фамилиями кандидатов.

Совет дружных - подлинный ребячий парламент. Ему многое доверено: быть высшим судьей при подведении итогов конкурсов, соревнований. Совет дружных решает, какие общеартековские дела проводить, обсуждает, как они прошли. Обсуждает обращения артековцев к народам и к правительствам. Руководит работой детских форумов, конференций.

Такая самостоятельность по душе всем. И даже скептики, твердившие поначалу о строгой регламентации жизни в Артеке, признаются:

- Вот это демократия!

- Никогда 6ы не подумал, что в Советском Союзе детям предоставлены такие права. Можно многое делать без участия взрослых.

- Взрослые не опекают, не досаждают. Это хорошо!

А иногда мы видим и такие плоды воспитания в духе инициативы и самодеятельности. Руководитель одной из западноевропейских групп запретил детям участвовать в театрализованной постановке, посвященной Парижской коммуне. Ребята запротестовали, но руководитель был неумолим. И тогда они объявили забастовку - легли на асфальт и не встали, пока запрет не был снят.

В Артеке царит дух уважения всех народов. Дети больших и малых стран поставлены в абсолютно одинаковые условия, наделены одними и теми же правами, У всех общие обязанности и общие привилегии.

К детским предложениям, замечаниям, просьбам чутко прислушиваются. Работники Артека учитывают всё. Так, например, артековские кулинары хорошо знают: если в лагере дети из мусульманских стран, то долой из рациона блюда из свинины.

Просьбы детей никогда не остаются без ответа, и чаще всего удовлетворяются - о дополнительных, сверх намеченных ранее программой поездках, экскурсиях, встречах.

Атмосфера взаимопонимания и взаимоуважения особенно ярко проявляется во время традиционных артековских праздников - национальных дней стран. Их столько, сколько в смене делегаций.

Национальный день страны - это своеобразные именины для её детей, живущих в Артеке. Он начинается торжественным подъемом национального флага. Виновников торжества все поздравляют, им вручают памятные сувениры, напутствия. Открывается выставка - наглядный, подготовленный самими ребятами рассказ о стране, о детской организации. Завершается день концертом, национальными играми.

Что это значит для ребят, вы хорошо поймете из такого факта. Все иностранные группы получают по приезде полный комплект артековской формы - повседневную и парадную. Многие с большим желанием надевают ее, но некоторые, например американцы, ходят в своей одежде, кстати говоря, не очень нарядной и опрятной. А вот в свой национальный день американцы нарядились в парадную форму Артека - ходили необыкновенно чистыми, подтянутыми.

Артек объединяет детей идеей мира и дружбы. Это особенно глубоко понимаешь во время традиционной манифестации у мемориала Славы в Ялте. У Вечного огня дети говорят о сокровенном, о дружбе, борьбе за мир и справедливость.

Говорит Мариути Масахиро, Япония:

- Наша страна испытала ужас атомной бомбардировки. Каждый год б и 9 августа по всей Японии разносится звон колоколов, вой сирены. Мы, дети Японии, постоянно слышим от родителей фразу: «Война - это жестокости>. Мы не хотим, чтобы Япония была втянута в более жестокую войну, и потому народ заставил правительство написать отказ от войны. Но возможность военной угрозы не пропала. И, хотя наши традиции, привычки очень отличаются, понимаем друг друга сердцем. Мы хотим только мира, чтобы дети планеты никогда не знали атомных взрывов.

Говорит Нина Росс, США.

- Вооружённые силы США сбросили атомную бомбу на японский город, чтобы закончить вторую мировую войну. Но это был бесчеловечный акт, пострадала не армия, а женщины и дети. Люди на земле были рады обрести мир после долгих лет войны, и они верили, что ужасы ушли навсегда. Но на земле по-прежнему много очагов войны. Сильные мира сего в Америке, те, кто делает на войне бизнес, заявляют, что война нужна для упрочения мира, чтобы предотвратить распространение коммунизма. Но что плохого принес коммунизм? Он подарил человечеству надежду на справедливое будущее. Коммунизм - это мир. Империализм - это война, насилие.

Миру - мир. Людям земли - безоблачное небо!

Говорят дети Азии и Африки, Европы и Латинской Америки.

Вслушаешься, и на миг покажется - в голосе Артека звучит голос Земли, пославшей сюда на праздник мира и дружбы свое будущее.

* * *

В час встречи с Артеком каждый обращается к нему на своем языке.

А в час расставания каждый произносит по-русски (в этих словах столько тепла и надежды):

- До свидания, Артек!

Они уезжают, а мы долго вспоминаем полюбившихся нам ребят. И скучаем без них, и радуемся, получая добрые вести.

Пишет Юджин Лагуна, сын африканского писателя, живущий в Англии.

«Дни, проведенные в Артеке, потрясли меня. Я был в Африке, жил в США, Италии и Англии, но нигде я не видел таких веселых и серьезных ребят. Память о новых друзьях я привез отцу как лучший сувенир, а он напишет о6 этом книгу».

Пишет Таня Попитич из Белграда.

«Для меня по-новому в Артеке зазвучали слова: коммунист, солидарность, дружба. У меня много товарищей в школе, но мои новые друзья из разных республик - это моя семья, большая, пионерская».





Мы ждём новых встреч. На наших вожатских вечерах звучит много песен. И всегда кто-нибудь обязательно начнет вот эту задушевную, негромкую:


 - Здравствуйте, дети,
- Здравствуйте, дети.
Новые люди нашей Земли!



 АРТЕК +     НАЧАЛО КНИГИ   БИБЛИОТЕКА   НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ