НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ   БИБЛИОТЕКА     АРТЕК + 

"Песня серебряных горнов"
(Из серии "Для тех, кто работает с пионерами", 1975 год)




Об артековской педагогике и работе вожатых рассказывают:
- генеральный директор лагеря
- кандидат педагогических наук
- и сами вожатые



ВСЕМ, ВСЕМ - ДОБРОЕ УТРО!
Е. Рыбинский,
начальник генерального управления
Всесоюзного пионерского лагеря
"Артек" имени В.И.Ленина


Горнисты возвестили новый рассвет. Артек просыпается под говор прибоя, под шелест кипарисов и сосен, под шум морских и горных ветров.

Артек встает навстречу дню со звонкими, идущими от сердца словами: «Всем, всем - доброе утро!»



ЗЕМЛЯ ВЕЧНОГО ДЕТСТВА

Мы называем Артек землей вечного детства, и в этом нет никакого преувеличения. Так оно и есть.

Сколько 6ы десятилетий ни прошумело над зеленым побережьем, что начинается у тесных улочек старинного Гурзуфа и ведет сквозь кипарисовые, сосновые и оливковые рощи к каменистым склонам Аю-Дага, всегда будет казаться, что время, неумолимое и безостановочное, здесь словно бы замерло и осталось в удивительном рассветном возрасте - двенадцать-пятнадцать ребячьих лет, возрасте артековцев.

Судьба Артека неразрывно связана с историей детской коммунистической организации, созданной и выпестованной партией и комсомолом. Артек - первенец в огромной ныне семье пионерских лагерей. Для каждой детской республики Артек - старший брат, на него равняются, у него учатся.

Артек воплотил в себе все лучшее, что было и есть в пионерии. Здесь родились и получили права гражданства многие формы и методы полнокровной и красочной деятельности пионерской гвардии.

Здесь проходили всесоюзные слёты юных ленинцев, давая старт новым пионерским делам.

Здесь живут по законам верности и братства, преданности и чести.

По законам юных пионеров Страны Советов.

Лагерь начинался со скромного палаточного городка. С годами его внешний вид сказочно преобразился. Были построены светлые корпуса, разбиты парки и цветники, благоустроены пляжи. Строители возвели просторную школу, стадион, бассейн, столовые и водную станцию. Маленький городок превратился в большой современный город. Он сложен из камня, бетона, стекла, и все возведенное человеческими руками органично слилось с беспокойной синевой моря и задумчивым покоем горных вершин, с щедрым солнечным светом и целительным, родниковым воздухом.

У истоков лагеря стоял замечательный человек Зиновий Петрович Соловьев ( •  другие книги о З.П.Соловьёве  >> ). Высокий, широкоплечий, седой и бесконечно добрый великан - таким он остался в памяти тех, кому посчастливилось вместе с ним создавать Артек. Вспоминают, как он умел говорить с детьми - очень просто и доверительно; как, завораживая слушателей, рассказывал сказки и легенды. Эти сказки и легенды, записанные со слов Соловьева, живут и поныне. У вечерних костров их слушают сегодняшние артековцы.

Вспоминают о большой скромности - никто из детей не догадывался, что перед ними - заместитель наркома здравоохранения, председатель Российского Общества Красного Креста, начальник санитарного управления Красной Армии, профессиональный революционер, познавший ссылку, тюрьму. Вспоминают о его огромной выдержке - в те годы Зиновий Петрович был уже тяжело, безнадежно болен. Как врач, он хорошо понимал это, но никогда ничем не выдал он себя ни перед взрослыми, ни перед детьми... В памятную артековским старожилам ночь, когда волны обрушились на берег, грозя все смыть и порушить, Зиновий Петрович первый бросился к палаткам. И не уходил, пока всех детей не перевели в безопасное место, под теплую крышу.

Французский писатель-коммунист Анри Барбюс писал: «Я очень часто посещал соловьёвский лагерь, чудесное учреждение, которое представляется мне символом и венцом жизни, посвященной великому революционному делу и улучшению жизни человечества на земле. Под руководством моего друга я изучил каждую часть механизма этого лагеря, который сам представляет собой целое королевство - королевство без короля и подданных, где в особенности было много маленьких братцев вокруг нескольких больших братьев».

Слова эти принадлежат автору романа «Огонь» - книги суровой и беспощадной, пролетарскому гуманисту, хорошо. знавшему цену подлинного добра.


Основатель первого на планете «королевства без короля и подданных» давно ушел из жизни, но живёт и растёт дружная семья «маленьких братцев и больших братьев», и несёт сквозь годы память о щедром сердце большевика-ленинца Зиновия Петровича Соловьева.

З. П. Соловьев - земляк и соратник Владимира Ильича Ленина, близкий друг семьи Ульяновых.

Владимир Ильич никогда не был в Артеке, лагерь в Крыму возник спустя год с лишним после его кончины. Но с полным правом можно сказать, что все годы жизни пионерской республики были согреты ленинской заботой, что в Артек вложена частица огромной и бескорыстной ленинской души. И нет никакой ошибки в словах двенадцатилетнего жителя парижского предместья Сен-Деки Марселя Жанвье: «Спасибо за всё. Спасибо советским пионерам. Спасибо советским вожатым. А самое большое спасибо Владимиру Ильичу Ленину за то, что построил для детей мира такой солнечный лагерь...»

Обживать Артек довелось детям московских и ивановских рабочих, крестьянским ребятишкам из голодных в ту пору заволжских сел. Нельзя без волнения читать рассказ одного из новоселов лагеря: «Приехали в Нижний, купили хлеба и колбасы. Приехали в Москву. Обедали: щи с мясом и кашу. Из Москвы поехали и проехали много городов. В Курске пили чай с сахаром. Приехали в Симферополь. Купили колбасы и хлеба: на каждого по 1 фунту хлеба и по полфунта колбасы. Потом поехали в Артек. В море воды много. В Артеке жили месяц. Кормили хорошо...»

3а этими бесхитростными, по-крестьянски обстоятельными строками легко угадываются приметы нелегких лет, далекая боль опаленного суховеями, разоренного Поволжья.

Детские высказывания часто поражают и убеждают сильнее, чем самые красноречивые аргументы. Приведу только одно высказывание артековца семидесятых годов. На вопрос, что ему понравилось и что не понравилось в лагере, он совершенно искренне посетовал: «…слишком много времени уходит на всякую ерунду: еду и сон!»

Артек - детище трудных для страны лет. И тем знаменательнее, что главная черта его характера - спешить на помощь к друзьям, выручать из беды, согревать. И тем символичнее, что самая важная традиция пионерского лагеря его сопричастность всему, что происходит в стране и в мире, непримиримость к злу и насилию.

Скольким детям подарил Артек свое тепло и радушие, скольким помог снова ощутить себя детьми после недетских лишений!

Вспомним годы двадцатые и тридцатые: Артек принимает детей немецких рабочих и английских горняков. Приезжают сверстники Павлика Морозова и Коли Мяготина - юные участники борьбы за коллективизацию. На артековском берегу живут смуглолицые мальчишки и девчонки, в их глазах еще долго не гаснут отблески зарева над Мадридом и Барселоной.

Вспомним недавнее: годы шестидесятые - начало семидесятых. В артековскую семью вливаются дети Вьетнама и Ближнего Востока, Греции и Чили.

Сюда приезжают ребята из Ташкента и Дагестана, пострадавших от землетрясений.

Свет Артека, который щедро и открыто дарит он всем своим гражданам, - это свет Родины, воплотившей в жизнь ленинские заветы.



АРТЕК ГЛАЗАМИ АРТЕКОВЦЕВ

Артеку полвека! Но для каждого, кто впервые вступает на его землю, Артек - ровесник. Лагерь - не музей, и его обычаи и традиции - не экспонаты. Они живут, потому что принимаются новыми поколениями. Они развиваются, обогащаются и совершенствуются.

Каждая смена (а их девять в году) для работников лагеря - продолжение пройденного и новый этап. Чтобы полнее представить себе сложный механизм Всесоюзного пионерского лагеря, попробуем посмотреть на Артек глазами артековцев.

«Все мы любим лагерь этот над сверкающей волной...» - поётся в известной артековской песне. Какие же из артековских впечатлений самые яркие, самые запоминающиеся? Обратимся к ребячьим сочинениям об Артеке. Они написаны в 1974-1975 годах. Добавим к этому письма артековцев, анкеты, личные впечатления от встреч, разговоров.

Педагогический коллектив Артека каждую смену предлагает пионерам разнообразную программу дел, призванную решить целый ряд задач идейно-нравственного, трудового, эстетического, физического воспитания. Что из этой программы оставляет наиболее глубокий след?

Конечно, яркие впечатления - это сам Крым, море, природа. Они надежные союзники вожатых Артека. Они делают убедительными и доходчивыми наши беседы о политике Коммунистической партии и Советского государства, придают особенную реальность словам, когда мы говорим с пионерами о ленинском завете «все лучшее - детям».

Крым - это ещё и история гражданской - её познают в походах по местам сражений с врангелевцами, в беседах о легендарных полководцах М. В. Фрунзе, В. К. Блюхере, - и история Великой Отечественной войн: навсегда остаются в памяти линейки на Сапун-горе в Севастополе, минуты молчания у артековских мемориалов.

Это и трудовые десанты на колхозных и совхозных полях, и встречи с трудящимися области, и познание богатейшей флоры и фауны побережья.

Крым - это история русской и советской культуры: музей А. П. Чехова в Ялте, памятные места, связанные с именами Л. Н. Толстого, А. М. Горького, С. Н. Сергеева-Ценского, А. С. Грина...

Как видите, знакомство с Крымом - это самые разнообразные дела: беседы, встречи, походы, экскурсии. И крымская земля и природа помогают пионерам осознать многие важные и нужные понятия, обогащают новыми знаниями, расширяют кругозор.

«Артек - это дружба», «В Артеке я впервые вдруг ощутил, какая у нас большая страна», «Здесь оживает география...»

Признания ребят можно продолжать бесконечно. Они - свидетельство того, что ведущими в педагогической системе работы Артека является патриотическое и интернациональное воспитание.

Да, здесь действительно оживает география. Вот отряд собрался на первый сбор-знакомство. Вожатый подымает вверх кипарисовую веточку и говорит: «Ребята, тот, кому я сейчас вручу эту веточку, расскажет о себе, о своем городе, селе, о своей дружине». Идёт кипарисовая веточка по кругу, и в ребячьих рассказах оживают разные края... В Артеке дети открывают свою большую страну.

Интернациональное воспитание, учила Н. К. Крупская, должно быть повседневным делом. А в Артеке вся смена-это живое и непосредственное общение детей из всех республик, самых разных краев и областей страны. Вот сошлись в веселом «Играй-городе» и разучивают литовские и украинские, русские и узбекские, таджикские и молдавские игры. А сокровенные ребячьи беседы вечерами на морском берегу...

И чем больше узнают ребята о своей стране, о других областях и республиках, тем серьезнее задумываются над своим отношением к жизни. Артек помогает им пристальнее вглядеться в нашу действительность. И мы знаем, что, вернувшись домой, многие артековцы становятся организаторами зеленых и голубых патрулей, тимуровских команд. Если идет в Артеке разговор о пятилетнем плане, то это разговор не вообще, а совершенно конкретный - «Пятилетка и ты». Вожатый, ведущий его, неназойливо, умело введет в круг беседы о Родине, о нашей большой стране, о дружбе народов этот существенный вопрос: «А ты?» И разговор никого не оставит равнодушным.

О6 артековской дружбе можно говорить долго. Володя Смирнов из Волгограда пишет: «Я раньше никогда не пел. Голоса явно нет. И что это за песня, когда поешь один. Лучше транзистор включу. А на артековском стадионе, на празднике разноцветных галстуков, когда четыре тысячи встали, положили друг другу руки на плечи и запели, я сначала только рот раскрывал. А потом, и сам не знаю, как запел. И легко, радостно стало...»

Хорошее это чувство - петь вместе с тысячами ребят, ощущая себя частицей огромного коллектива красногалстучной пионерии.

Артековцев поражают красочные, чёткие пионерские ритуалы. «...Бью себя по лбу: чего столько лет не учился горнить! Здорово-то как!», «...Не думала, что пионерская работа такая увлекательная, интересная...» - признаются ребята.

Артек учит, как организовать пионерскую жизнь. И учит прежде всего через отрядные дела: Ребятам, приезжающим к нам, по душе, что в отряде каждому находится дело. Им нравится, что в каждом отряде, помимо совета отряда и звеньевых, есть флаговые, горнисты, барабанщики, запевалы, костровые, командиры походных колонн, физорги, санитары, капитаны команд и спортивные судьи, организаторы игр, художники, инструкторы по спорту. С особой гордостью артековцы носят звание флаговых и горнистов.

Ребятам нравится такая жизнь - красочная, яркая, торжественная: «Всегда чему-нибудь порадуешься». И в целом восприятие артековской жизни - как праздника.

Какие же пионерские дела больше всего по сердцу артековцам? Прежде всего те, в которых большой общественно-политический смысл слит с игрой, поиском, с ясной и конкретной целью. Например, операция «Рельсы - БАМу», в ней масштабность, современность!

Принимается то, что заставляет думать, обогащает знаниями. Клуб «Колокол» - за возможность спорить, за то, что учит выражать и отстаивать свое мнение. Там постоянные диспуты по актуальным политическим событиям, по проблемным материалам «Комсомолки» и «Пионерки».

Нравится всё, что требует фантазии, выдумки - агитбригады, «живые газеты», пионерские пресс-радиоцентры.

Глубокий след оставляют дела, несущие большой эмоциональный заряд: «Суд над фашизмом», дни национальных игр и дни республик, манифестации, поездки в Севастополь.

Артек даёт ребятам возможность встретиться с интересными людьми, заняться моделированием, техническим творчеством, мастерить - в лагере свыше 20 различных кружков!

И всё-таки самое главное открытие для ребят, которое дарит им Артек, вот это:

«Никогда не встречал таких приветливых вожатых».

«Наши вожатые всегда с нами». «Какие они добрые, заботливые»;

«Мы приехали е Артек и сразу забросали нашего вожатого вопросами: а это будет? А это нам покажут? А это мы увидим? А он на все отвечал вопросом: а что 6ы вы хотели? И предлагал - подумайте! И мы в самом деле стали думать, чем заняться, как заняться. И от этого лагерь сразу стал ближе...»

Эти отзывы - лучшее свидетельство того, что вожатые Артека - профессионалы. В Артеке трудится большой вожатский коллектив (в летние смены до 300 человек). Люди разные по уровню квалификации, мастерства, по знаниям и умениям, но одинаковые по душевному настрою.

Из богатых впечатлений складывается в детском сознании образ Артека - приветливый, радостный. Все увиденное, узнанное, пережитое надолго остается в памяти. Ребята увозят отсюда хороший настрой: вот такой должна быть пионерская жизнь. И желание: созидать ее!

Желание, которое, к сожалению, часто гаснет (мы это знаем из писем наших ребят), потому что в школе их не поддержали вожатые, педагоги, потому что в некоторых дружинах другой настрой. И не под силу мальчишке и девчонке изменить что-либо одному. Случается нередко, что в школе даже и не спросят: «Ну как там в Артеке? Что нового? Что интересного?» бывает, что ребята уезжают в Артек лишь с родительским напутствием: «Отдохни и поправься!» А где же наказы вожатых, советов отрядов, дружин?



КРЕПЧЕ ДРУЖБЫ В МИРЕ НЕТ

Традиции - это память о том, как жили сверстники в двадцатых, тридцатых, сороковых. О пионерах пятидесятых, шестидесятых. О чем они мечтали, думали. Что завещали артековцам новых поколений.

Они давно уже стали взрослыми, а в звонком лагере у подножия Аю-Дага сейчас другие мальчишки и другие девчонки. Но лагерь передал им свои традиции - и поколения встретились. Потому что традиции и есть та заветная нить, которая связывает воедино прошлое и настоящее, а далёкое делает близким.

Традиции - это и современность. Как представляют себе все это сами ребята? А вот как:

Мы приехали в Артек, и а первые дни мы пока ещё только мальчишки и девчонки, которых судьба свела вместе. Нам нравится этот лагерь, его веселый и праздничный облик, и мы принимаем его требования, пожелания, традиции. И происходит чудо: в один прекрасный день мы ощущаем себя коллективом друзей, единомышленников. Как это случилось, пожалуй, и не ответишь. Просто жили, просто вместе ходили в походы, купались, пели песни, играли, спорили. А традиции? Традиции помогали жить еще дружнее. Вот и всё...

Трудно сказать, кто именно дал жизнь той или иной традиции. Чья добрая фантазия и душевная щедрость помогала им утвердиться, прочно войти в быт лагеря. Кому первому пришла в голову мысль подняться на Роман-Кош? Кто, например, первым соединил вместе задорное «всем, всем» с привычным «доброе утро», «добрый день», и обычное стало необычным, зазвучало по-ребячьи, по-пионерски.

Автор артековских традиций - коллектив Артека разных лет и поколений. Всегда ищущий, всегда неспокойный. Постоянно думающий о детях, о том, как сделать жизнь лагеря еще разнообразнее, полнее... Артековские традиции - добрая память о добрых людях, старших друзьях и наставниках детства.

А как вы думаете? В лексиконе вожатых Артека есть такой чудесный вопрос: а как вы думаете?

Первые минуты, первые часы пребывания на артековской земле. Сотни глаз - настороженных, внимательных, восторженных и вопрошающих. Любопытство разбирает всех: что будет, как будет?

Желание узнать немедля, тотчас, как можно больше делает разговорчивыми всех: куда поедем? куда пойдём? Что увидим? С кем встретимся?

А вожатый не торопится с ответом. Вбирает в себя вопросы и говорит очень спокойно, негромко:

- А как вы думаете?

Говорит так, что каждый чувствует: обращаются именно к нему, и от него ждут ответа.

Задумываются мальчишки, задумываются девчонки: в самом деле, как?

Вожатый знает, что все они - разные. Кто-то робок, стеснителен, а кто-то открыт, весел. Кто-то угрюм и замкнут, а кто-то общителен, легок на подъем. И знает, что он должен снять робость, рассеять угрюмость, расшевелить, слить воедино десятки характеров. А в его распоряжении совсем немного времени - всего тридцать-сорок дней. И нельзя терять ни минуты. И вожатый говорит:

- А как вы думаете?

Он обращается к ним как бы за помощью, и они - натуры, в общем-то, чуткие, отзывчивые - не могут не откликнуться.

И думают, и спорят, и вместе ищут. План работы и жизни рождается из десятков предложений, задумок, становится делом общим и делом личным - сами предлагали, сами принимали.

Рождается план, и начинается повседневная жизнь - разнообразная, красочная, полная впечатлений и открытии. Но ее постоянно движет, подталкивает, стимулирует, наполняет беспокойством, поиском, творчеством этот доверительный и требовательный, этот не дающий возможности успокоиться, остановиться на достигнутом, вопрос:

- А как вы думаете?

Вопрос, который звучит как добрый совет, как искреннее пожелание: думай, дружок, думай. Думать - это прекрасно!

Вопрос, в котором так много доверия: ты же умеешь думать. Я верю в тебя, ты обязательно придумаешь что-нибудь хорошее. Думай!

Вместе думать, вместе решать. Это, пожалуй, одна из главных традиций Артека.

Чувство покоренной высоты. Человек, поднявшийся на вершину, испытывает ни с чем не сравнимое чувство - он покорил высоту, и ему открылась красота просторов. Он ощущает прилив новых сил, окрылённость...

Роман-Кош - самая высокая гора Крыма. С нее кажется, что до солнца и до звезд рукой подать. И человек, который впервые повел артековцев на Роман-Кош, был очень щедрым: он подарил детям много солнца, много звезд.

Поход на Роман-Кош всегда событие. Его ждут, волнуются. В ночь перед выходом долго не могут уснуть. А вернувшись, спешат поделиться впечатлениями:

 На горной вершине Романа
Сумели мы вымпел поднять,
И был у нас лозунг в походе:
«Нигде, никогда не пищать!»
Мы снова собрались в Артеке,
Поход был тяжёл, но хорош.
Тебя мы запомним навеки,
Угрюмый, седой Роман-Кош...

Роман-Кош не просто вершина, это земля партизан гражданской и Великой Отечественной войн. Шагая по склонам, дети встречаются с боевым прошлым. Благодарные сыновние чувства подсказали артековцам: надо сделать что-то, чтобы увековечить память героев.

И родилась ещё одна традиция: оставлять на вершине камушек. За несколько лет из ребячьих камушков вырос обелиск. В наказе новым сменам ребята писали: «Будете на Роман-Коше, вспомните о партизанах, оставьте, как и мы, свой камушек. Почтите минутой молчания тех, кто отдал свою жизнь за честь и независимость нашей Родины».

А весной 1957 года совет дружины лагеря «Лазурный» принял решение: «15 апреля, в день освобождения Артека от фашистских захватчиков, установить на подступах к Роман-Кошу, в районе горы Ракушка, памятник героям-партизанам Крыма».

Весна в тот год выпала затяжная, в апреле в горах еще лежал снег. А затем пошли проливные дожди. И только в начале июля артековцы установили памятник. Спустя три года другие ребята на месте этого временного монумента поставили новый.

И стало традицией: поднимаясь на Ромам-Кош, остановиться у памятника партизанам и торжественной пионерской линейкой почтить память борцов за народное дело.

Поход на Роман-Кош всегда посвящается большим событиям в жизни страны. Здесь отмечали артековцы день рождения 8. И. Ленина. Отсюда рапортовали Родине в канун 50-й годовщины Великой Октябрьской революции.

17 мая 1966 года в Москве открылся ХУ съезд ВЛКСМ. В этот день сводный отряд (1200 пионеров) установил на Роман-Коше бюст В. И, Ленина. В эфир вышла походная радиостанция с позывными «У5-Артек». Его подхватили юные радисты Московского Дворца пионеров. И слова рапорта артековцев прозвучали во дворце съездов.

Роман-Кош - памятная артековцам разных поколений вершина. Тысячам ребят подарила она прекрасное чувство покоренной высоты.

Три пятёрки. Догорают утренние звезды. Не шелохнувшись, стоят кипарисы.

И вдруг сигнал горна: «Тревога! Тревога!» Вспыхнули огни. Дружина поднялась в течение нескольких минут. Никакой суеты, растерянности. Командиры доложили начальнику заставы: отряды юных друзей пограничников выйти на поиск готовых

Походные колонны двинулись к склону Аю-Дага на штурм высоты Безымянной, где был высажен десант «нарушителей границы». Впереди шагали разведчики. За ними - связисты. Вспыхнул «бой». Шла игра, напряжённая, увлекательная. И победа, как в настоящем бою, далась нелегко. Пройдут годы, а чувство радости победы будет жить в сердце.

Пионерская пограничная застава для многих ребят стала настоящей школой мужества. Есть у заставы своя история. Ее номер - 555, это зашифрованный девиз юных друзей пограничников:

Учиться - на «пять»!
Трудиться - на «пять»!
Родную границу - на «пять» охранять!

Есть в жизни юных пограничников особая минута - Принятие Присяги. Ее дают у Вечного огня на Сапун-горе.

Первые отряды ЮДП установили на заставе диаритовый камень с золотистой надписью: «Железному рыцарю революции - Ф. Э. Дзержинскому». Из смены в смену, из года в год ребята собирают материал о жизни и борьбе пламенного рыцаря революции.

Каждый день на заставе звучат слова: «Призываю вас выступить на охрану государственной границы СССР!» И уходят в путь пионерские дозоры. А на заставу поступают донесения: «Нарушений нет. На участке от скал Высоких до Грибной поляны все спокойно».

Частые гости заставы - курсанты Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища. Стало традицией вместе с курсантами и пограничниками проводить военно-спортивные эстафеты, праздники: «Мы в дозоре с солдатами рядом», «Служу Советскому Союзу», «День памяти героев», «Салют, Победа!»

Юные пограничники пишут летопись пограничных войск. С заставы на заставу переходит альбом-эстафета.

Идут годы. Юные пограничники становятся взрослыми. Приходит время встать в строй защитников Родины. И в каких 6ы войсках ни несли они службу, они хранят верность первой присяге, верность девизу юных друзей пограничников.

Высокие костры. Зажигаются в небе крупные звезды. С моря дует теплый ветерок. И вдруг будто по команде вспыхивают высокие костры. Их называют кострами знакомств.

Вожатый, задавая тон разговору, сначала говорит о себе, о тех ребятах, которые были в прошлые смены. А потом выступают ребята.

- Меня зовут Саша Балюк. Я живу в Белоруссии в деревне Ляпки. У нас хорошо: Беловежская пуща, и мы с другом Сережей Шхалевичем часто ходим туда. Помогаем лесникам, разбрасываем корм для зверей, которые живут там...

Одного не сказал Саша: однажды они с Сережей задержали настоящего нарушителя границы. Правда, это был мальчишка, который задумал объехать вокруг света на велосипеде. И все-таки нарушитель. Об этом ребята узнали только тогда, когда герой-пограничник Юрий Бабанский на артековском стадионе вручал ему награду.

- Я живу далеко, в бухте Провидения. Зовут меня Алла Панаугьева. Живу в интернате, а вообще я из эскимосского поселка Чаплина. Родители наши - охотники и зверобои. А мы помогаем им, когда они возвращаются с охоты или с рыбной ловли.

- Кари Вестеринен - так меня зовут. Я приехал из Финляндии...

- А откуда ты знаешь русский так хорошо?

- Потому что я учусь в русско-финской школе. Папа у меня строитель, мама - пекарь. Наши ребята переписываются с пионерами из многих городов Советского Союза...

...Луна поднимается из-за Аю-Дага. Ребята расходятся по корпусам. Знакомство состоялось!

Рисую мир, рисую дружбу. В международной смене все дни интересны и для советских и для зарубежных ребят. Но особенно всем запоминается День мира и солидарности.

В этот день проходит и конкурс рисунка на асфальте. Что рисуют ребята? Свой край, свой дом. Пальмы и хижины из ее листьев. Море и рыбацкие сети на берегу. На асфальтовой площадке появляются рисунки белых голубей и голубой шар, перевитый параллелями и меридианами. Космические корабли. Стройки. Хлебные нивы. Города. Заводы. Железные дороги.

На VI Всесоюзном слёте состоялся, кроме конкурса рисунков на асфальте, конкурс политического плаката «Свободу Чили!». Были плакатов сотни. Разных: больших и небольших, цветных и черно-белых. Все они говорили об одном - о человеческой боли, о человеческой солидарности.

Запомнился такой плакат. Обыкновенной авторучкой на простом листке бумаги нарисована буханка хлеба, разломанная пополам, и подпись: «Я хочу поделиться с тобой!» И еще запомнилось, как одна девочка на вопрос, что ты рисуешь, ответила кратко и ясно - мир и дружбу!

Возьми на память уголёк! «Хотите, я вам покажу дорогую мне вещь?» - спросила вожатая в одном украинском городе.

И положила на стол бумажный сверточек - чуть больше аптечного порошка. Она аккуратно развернула бумагу. В ней лежал… обыкновенный уголек.

- Это от артековского костра...

Угольки артековского костра! Сколько вас по стране? Сколько артековцев, уже став взрослыми, бережно хранят их! В трудные или, наоборот, хорошие минуты достают их, кладут перед собой и вспоминают своих артековцев, которые могли бы им сейчас помочь или разделить радость...

Из Артека всегда очень трудно уезжать. И вот работники Артека и журналисты журнала «Костёр» придумали «угольки памяти». Родилась новая традиция. Было это в конце 50-х годов.

Заканчивается последняя линейка. Самая торжественная и самая грустная для ребят. Потом отряды расходятся на свои отрядные места. Председатель совета отряда вскрывает пакет ё угольками и раздает их ребятам.

Прощальная песня, прощальные слова. И летят угольки во все концы нашей страны, несут с собой тепло и свет артековских костров.

Страна «Спортландия». Так называли Артек прошлым летом, когда там проходили всесоюзные финалы ГТО. И вполне справедливо. Почти на каждое артековское торжество приезжают знаменитые, заслуженные спортсмены - хоккеисты И.Ромишевский и А.Фирсов, вратарь Л.И.Яшин, двукратным олимпийский чемпион боксер В.Лагутин, чемпионка мира по художественной гимнастике Е.Карпухина... Все имена не перечислишь!

И это не случайно, потому что ребятам всегда хочется походить на лучших из лучших, а знаменитым - поглядеть, что за смена растёт.

Оля Ф. приехала в Артек из Казахстана. Там она стала чемпионкой ГТО в своем Урджарском районе. Сначала Оля, как она сама рассказывала, любила доставать из-под подушки свою красивую чемпионскую ленту и примерять её перед зеркалом. Конечно, чтобы другие девочки видели: вот, мол, какая я!

Но когда стали готовиться к параду, девочки тоже достали свои ленты и прикололи к ним награды. Оля посмотрела - и ей стало не по себе: нашла чем хвастаться!

На большом артековском стадионе в прошлом году сдали по три и больше норм ГТО 12 909 ребят! Подготовлено почти полторы тысячи судей по спорту!

Артек учит делиться с друзьями своими знаниями, умениями. Ты любишь спорт, но нужно, чтобы и твой товарищ полюбил его, и товарищ твоего товарища. Поэтому Артек старается воспитывать ребят не только здоровыми, умелыми, но и активными пропагандистами спорта.

Уезжая из Артека, Оля Ф. сказала:

- Приеду в Урджар - всем ;расскажу о том, что здесь было! Честное слово, всю школу на стадион вытащу!

Расскажите всем. День Мира и солидарности.

Накануне вечером ребята из галстуков детских организаций разных стран - красных, синих, голубых, зеленых, красно-белых, желтых - сшивают огромный флаг дружбы.

Утром разноцветный флаг поднимается над лагерем.

Вожатые в это утро рассказывают о замечательной традиции Артека - о бутылочной почте. Оказывается, есть и такая необычная почта. Она существует в Артеке много лет.

Письма сочиняют все вместе. Спорят над каждой фразой. Всем хочется вставить в текст что-то свое.

Вот одно из детских писем:

«Это письмо в День мира по волнам Черного моря мы отправили: из Артека. Его написали дети разных народов.

В нашей самой любимой песне поется: «Пусть всегда будет солнце! Пусть всегда будет небо! Пусть всегда будет мама! Пусть всегда буду я!»

Мы хотим дружить с детьми всех стран мира!

Взрослые! Сделайте так, чтобы Сегодня и Завтра всех детей было безоблачным и светлым! Сделайте все, чтобы на земле не было войны!

Пусть все дети дружат так же мирно и крепко, как дружат в Артеке!

Пусть наша планета, просыпаясь, каждое утро говорит:

- Здравствуй, солнце!
- Здравствуй, друг!
- Здравствуй, мир!

Вечером, когда на Центральном стадионе Артека ярко вспыхивает костер дружбы, со всех концов лагеря идут колонны пионеров. Катер с бутылочной почтой отправляется в нейтральные воды.

Ребята сидят обнявшись и поют. Катер летит словно на крыльях. Впереди - море, а позади - огни Артека. И кажется, что огромная эскадра кораблей идет следом за маленьким катером. Все дальше и дальше берег. Все ближе нейтральные воды...

- Приготовиться, - командует вожатый.

И дети бросают бутылки с посланиями в море и машут им вслед руками.

Плывите по волнам, расскажите всем, о чем думаем мы, о чем мечтаем!

Пост № 1. 15 апреля 1975 года, в день освобождения Артека от фашистов, у памятника Неизвестному матросу вспыхнул Вечный огонь Славы. На свой главный пост - пост №1 встали артековцы. Встали русские и украинцы, белорусы и узбеки, молдаване и грузины, аварцы и латыши. Встали дети всех народов Советской страны.

Пост № 1 - символ верности подвигу старших поколении.

 Погиб за Артек Неизвестный матрос,
Чтоб горны звучали здесь громко.
Он имя навеки с собою унес,
А подвиг оставил потомкам.

Мелодия этой песни торжественно звучит над лагерем. Она сливается с поступью пионерских отрядов. А у памятника стоят часовые в алых галстуках. Почетный караул от имени всей пионерии.

* * *

Уезжают ребята домой, а потом летят в Артек письма от родителей.

«Дочка вернулась из лагеря такой счастливой - трудно описать. После Артека она повзрослела, стала серьезнее. Хорошо, что в лагере вожатые проводят много интересных диспутов о жизни.
Л. Ф. Новикова,
г. Брянск».

«Когда Сережа вернулся из Артека, то мы сразу заметили его подтянутость и собранность. У него появился определенный распорядок дня. А в отряде теперь он настоящий заводила. Однажды он мне заявил, что хочет стать вожатым, когда закончит школу...
И. Ф. Гордейчук,
Ростовская область».

«Впечатлениями сына об Артеке живёт вся наша семья. Артур привез из Артека призы, свою фотографию у знамени дружины, которой его наградили, и землю. Да, да, он привёз в пилотке артековскую землю.
Семья Николаевых.
г. Ереван».

«Лагерь Артек останется для наших сыновей на всю жизнь светлым воспоминанием, прочным приобщением к великому интернациональному чувству дружбы. У ребят появилось много друзей из разных республик нашей страны. Нашей Родине спасибо, большое спасибо.
П. Г. Мороз,
Могилевская область».

«Мы уверены, что пребывание нашей дочери в Артеке - это незабываемое событие, которое на всю жизнь останется в ее памяти. Она была так наполнена Артеком, что ее переживания, ее радость передалась и нам. Оля вынесла из Артека радость от большой дружбы, сопричастность к делам пионерским. Мы рады, что Артек дает детям такие неповторимые минуты счастья. Сейчас она переписывается с вожатой, советуется с ней и мечтает еще раз встретиться с друзьями по отряду и со своей вожатой.
Семья Качаловских,
Московская область».

Простые человеческие письма говорят об одном: Артек для ребят добрый и уютный, ласковый и веселый дом.

...Полвека живет, трудится, разжигает костры и поет песни наш Артек - светлое детище Родины, партии, Ленинского комсомола.

И каждый новый день встречает песней горнов и звонкими, идущими от сердца словами: всем, всем - доброе утро!




РАБОТАЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНО
Ю. Азаров,
кандидат педагогических наук


КОНФЛИКТ ПЕРВЫИ

В Артеке вожатые работают совершенно профессионально. Смена расписана по часам, каждый день разбит на микрочасти: и за всем стоит чёткая организация. Разумеется, эта организация в том случае воспитывает, если окрашивается своеобразием детских и вожатских голосов, если педагог-вожатый придает этой организации свою неповторимую направленность, сумеет вдохнуть в нее свою живую душу, внесет свой порыв, свои искания, свою страсть.

Много вот слов я сказал: и страсть, и порыв, и душа. А из чего они складываются? В каких деталях сказываются? Можно что-либо предвидеть?

Наверное, индивидуальных схем проявления творчества нет. И все же что-то общее есть: один жить не может без конфликта, а другой живёт исключительно бесконфликтно», но оба творят. Один строг до предела, другой мягок и уступчив, но оба требовательны к детям - бывает ведь и такое. Один сам вмешивается в какое-нибудь сложное разбирательство, а другой ждёт, чтобы «случай» проанализировали сами ребята. Один поэтичен и эмоционален, а другой рассудочен, рационален и всячески избегает «образов и красивых фраз». Все эти индивидуальные особенности, на мой взгляд, лишь могут основательно украсить детское общение, если, разумеется, знать специфику проявления этих индивидуальных особенностей. Больше того, эти особенности в воспитывающем коллективе могут взаимно дополнять друг друга: ведь не случайно опытные руководители ставят на один отряд двух как бы разных вожатых: одного, скажем, размашистого и увлекающегося, а другого - сдержанного и несколько педантичного. Да, собственно, оно и без специальной расстановки всегда полчается так, что в отряде оказываются совершенно разные люди. И очень часто в первое время начинаются конфликты: идет та естественная рабочая «притирка», без которой не может быть выработан единый подход к детям, к применению воспитательных средств.

В Артеке я встретился с очень интересными и разными вожатыми. О них я и расскажу...

Сейчас Антон Трофимюк - вожатский лидер. О нем говорят так: «3а один день у него все налаживается: действует самоуправление, коллектив сколочен, везде порядок, отличные взаимоотношения в отряде!» Антон необыкновенно добр и мягок. Хотя он и не так уж много зарабатывает, но помогает и сестре, и брату, и жене, которая сейчас учится, а за детьми следит как самая наилучшая нянька - за здоровьем детей, я имею в виду. И кто-то сказал еще: «А если нужна кому-нибудь срочная помощь или одолжить немного денег, так тоже к Антону обращаются...»

Антон многое умеет делать: танцует, поет, знает игры, ритуалы, прекрасно владеет английским языком - ну и, главное, - великолепный организатор: влюблен в детей, в педагогику.

Руфина Быкова работала раньше в паре с Антоном. Она полная противоположность Антону: характер и склад ума и даже образ мышления иной. О себе говорит так: «Может быть, жизнь у меня была трудной, но я рано узнала о том, что на свете есть зло и добренькой быть нельзя...»

Попробую проанализировать конфликты, которые произошли между вожатыми: первый в начале смены, а второй - в самом конце. В этих конфликтах очень типично выявились не только индивидуальности вожатых, не только манера их поведения, но и те типичные затруднения, с которыми сталкивается каждый, занимающийся практикой воспитания.

Первый конфликт проходил так: Руфина встретила отряд, который шел с Антоном на пляж...

- А вы все убрали за собой? - спросила она с присущей ей суровостью.

- Конечно, можете проверить, - отвечали ребята, переполненные радостью.

- Ну давайте проверим, - сказала Руфина. Отправились первым делом в спальные комнаты.

- А это что? А эта койка как заправлена? А это почему не на месте? А это где должно лежать? - град вопросов, разочарованные лица пионеров и совсем поникший Антон.

В этот день ребята сделали вывод: «Руфина такая злая, а Антон такой добрый...»

А Руфина ходила весь день среди ребят, чувствуя на себе отчужденные взгляды детей. Ходила - и придиралась, придиралась, придиралась. «Все три дня, - рассказывает Руфина, - я была жутко какой строгой. И, вы простите меня за грубость, мне так хотелось съездить по физиономии моему добренькому Антону...»

- А что Антон? - спросил я, ощущая совершенно невыносимое педагогическое положение Антона.

- О, Антон переживал. Но я нашла с ним общий язык. Помню, я пригласила его в комнату. Заперла дверь на ключ: и выдала все, что о нем думаю... Вы знаете, он плакал при мне. Плакал, как плачут дети... И я, - продолжала она, - сказала ему: «Ты хочешь казаться добреньким, ты боишься, чтобы ребята не увидели в тебе требовательного педагога. Ты не мужчина! И пока не станешь мужчиной - воспитателя из тебя не выйдет!

- Ну и чем же закончился конфликт? - спросил я.

- Да потом было всё в порядке. Пошли на костёр, через три дня, и там ребята мне признались: «А мы думали, что вы злая...»

- Наверное, только девчонки, - не удержался и подковырнул я.

Руфина внимательно посмотрела на меня и неопределённо сказала:

- Ну, знаете!

Что означало это «ну, знаете», я тогда не понял, а сейчас совершенно точно знаю, что Руфина уловила мою расположенность к Антону, к его методе...

Прежде чем перейти к анализу этого конфликта, я несколько слов хочу сказать о том, что меня тогда поразило. Представьте, меня поразили эти слова «он плакал, как ребёнок». Хотите верьте, а хотите нет, но я мгновенно сделал вывод, что Антон необыкновенный человек. Дело, разумеется, не в том, что он расплакался, а в том, что он оказался способным остро чувствовать и переживать. Я его представил человеком с необыкновенно тонкой организацией, с той особой чувствительностью, которая называется «человеческой открытостью». Я не верю в то, что существуют хорошие педагоги, которым присуща такая черта, как толстокожесть. Разумеется, просто слезы - это еще не показатель. Но когда чувствительность соединяется с умоми любовью к детям, когда она сталкивается с ярой напористостью, которая не желает принять другого способа мышления, тогда слёзы - способ выражения самого себя. Далеко не удачный способ. Но что вделаешь! Многие могут сказать, читая эти строки: слезы - это слабость! Согласен: слабость. Но такая слабость, которая навеки закрепляет в человеке нежнейшие, моцартовские переливы чувств, в которых навсегда застывает, как изваяние, великое чувство любви к ребенку, и коллективу детей, к педагогике. «Ах как заговорил красиво», - скажет иной. А я ещё раз повторю: ничем нельзя заменить эту тонкую чувствительность взрослого по отношению к детям. Другое дело - она внешним образом не должна так проявляться, но зато всегда должна присутствовать в педагоге.

И здесь не премину сделать существенную оговорку. Во-первых, если уж честно говорить, я почти не встречал вожатых, которые остро не переживали бы свои неудачи. Плачут почти все, ну, может быть, не в такой ситуации, а при других обстоятельствах, но определенно плачут, потому что острота переживаний педагогического плана особенная, какая-то остро обидная, до боли щемящая. Всегда тебе кажется, что ты незаслуженно оскорблен, незамечен. С первых минут работы ощущаешь, что ты всё отдаешь (и кому? ЛЮДЯМ!). Отдаешь беззаветно, а они вдруг отвечают тебе черной неблагодарностью или не обращают внимания, не ценят твоих стараний - это ужасно обидно... И еще один момент: слезы могут оросить и добрые и злые ростки нравственности в человеке. Если человек, обидевшись, решил: «Ну я вам.!» Или: «Ах, раз так, то я...», то из такого человека выйдет бездумный педагог. Я не призываю к терпимости. Просто я хочу укрепить веру в тех, кто иногда плачет, и подсказать им, что это не так уж плохо... Надо очень жестко верить, до конца, до последнего дыхания верить в то, что только собственная доброта воспитателя и его необычайная, тонкая восприимчивость жизни, соединенные со знанием дела, могут привести к овладению тайнами педагогической профессии.

Хочу отметить ещё один момент в этой ситуации. Вот тогда, когда щелкнул ключ в дверях комнаты, где оказался плачущий вожатый, был совершен поступок высокого педагогического такта и высокой педагогической решимости, риска, если хотите. Может быть, в моем анализе будет какая-то неточность в смысле преувеличения, но я хочу сказать несколько добрых слов о Руфине. Конечно, она человек иного склада, чем Антон. Человек и более опытный, и более суровый. Но то, что она потребовала от Антона большей мужественности, большей требовательности, - это было совершенно справедливо и, возможно, своевременно.



ОДНА ИЗ СТОРОН ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТИ...

Я видел жутко требовательных педагогов: их требовательность приводила в ужас и взрослых и детей: она рождала страх, неуверенность, незащищенность, чувстве неловкости и т. д. Особенность такой прямолинейно-лобовой требовательности состоит в том, что она не признает детства как такового. Она овзросляет общение, уничтожает любое игровое движение. Такая обедненная требовательность никому не нужна.

Антон из артековского лагеря «Лазурный» был против такой требовательности. И если Руфина ещё в чём-то сомневалась, касаясь именно такой требовательности, то Антон был категоричен: «От такой требовательности больше вреда, чем пользы...»

Как же удавалось ему в один день добиваться того, чтобы многие его педагогические требования внутренне принимались детьми.

Возьмём, к примеру, его способ внедрения требований, касающихся такой, казалось 6ы, будничной работы, как уборка постели, комнаты...

Антон, провожая ребят одной смены, говорил им: «Вы уедете, а на вашей койке будет спать другой. По вечерам он задумается о своем доме, о товарищах, о6 Артеке, возможно, о каждом из вас... Так вот, оставьте ему свой наказ. Вложите в конверт и положите под подушку... Я вам обещаю, что с первым, с чем он столкнется в Артеке, - это с вашим письмом...» И вот мальчишка или девчонка встречаются с наказом товарища, которого они уже здесь не встретят. Читая письма, они всматривались в то, с каким старанием была заправлена койка их предшественником… вдумывались в те отношения, которые были у них с вожатыми. Это сильно действовало.

Эта незначительная деталь срабатывает еще и потому, что она по форме игровая. Не сам лично вожатый предъявляет требования, а через другое лицо, косвенно. Таких микроигровых элементов в практике Антона множество - и они создают совершенно иной колорит требовательности.



СОВРЕМЕННОСТЬ ВОЖАТОГО...

Я вижу в Антоне черты современного вожатого. В чём они проявляются?

Около десяти лет назад я для пионерского лагеря «Орленок» разрабатывал методичку об оргпериоде. В ней я доказывал, что дети в первые два-три часа разбиваются на малые группы (сами, без руководства, по симпатиям и т. д.) и что в первый день можно выявить будущих звеньевых, командиров отряда и т. п.

Преимущество этой методички, на мой взгляд, состояло в том, что она была «портативной» и не отвлекала вожатого от своих дел, точнее основывалась на них и была неразрывно связана с игрой.

Для «мгновенного» определения лидерства рекомендовалась игра «Снайпер». Команды по восемь человек с капитанами занимали свои площадки. Остальная часть ребят, болельщики, располагались за спиной играющих и принимали участие в игре советом и сообщением имени того или иного участника игры, затем играющих сменяли болельщики. Задача состояла в том, чтобы выбить всех игроков команды противника, назвав при броске имя выбиваемого. Вожатые могли быть и судьями и участниками.

В этой игре достигались две цели: первая - удавалось всех ребят быстро перезнакомить, и вторая - выявить лидеров.

На следующий день проводилась игра «Разнобой» с целью определения авторитетности ребят по их интеллекту, и на третий день с целью выявления художественных данных ребят проводится известный всем вожатым «Концерт-молния».

Эти разные способы выявления разных лидеров необходимы, на мой взгляд, хотя 6ы потому, что в самоуправлении должны быть разные авторитеты: и по силе, и по уму, и по художественной выдумке. Это крайне важно...

И вот поразительное совпадение! Антон сам придумал всю эту раскладку и почти точно по такой же схеме в первый день избирает актив. Больше того, он чисто опытным путем дошел до такой тонкости... Впрочем, я расскажу об этом более подробно.

Итак, в первый день Антон, выбрав свободный момент, а точнее, у него этот момент расписан и учтен, проводит спортивные игры типа «Снайпер», «Два огня», «Два капитана». Он предлагает разбиться ребятам на две команды, чтобы в каждой было не более четырех девочек и шести мальчиков.

При этом он умышленно (в этом вся соль!) старается не говорить о том, чтобы избрали капитана. И вот приходят к нему четыре команды по десять человек в каждой... и, как правило, с капитанами. А иногда капитан выявляется в самой игре. То есть что фактически получается? Вожатые задают деятельность, которая ставит ребят перед необходимостью выбрать такого парня или девчонку, действительно обладающих подлинным организаторским чутьем, смекалкой, умением.

Я спрашиваю:

- И что те ребята, которые проявили себя в первый игровой день, действительно оказывались признанными авторитетами?

- Да, как правило. И он назвал ребят своего отряда: Арсена из Осетии, Мишу и Сережу из Ленинграда и других.

Я подумал: «Почему же тогда этот метод не используется в массовой школе, где в тысячу раз больше возможностей, то есть больше времени и т.д.?»

Разумеется, современность вожатого заключается не только в том, что он умеет пользоваться социологическими методами, а главным образом - в его высокой культуре, в его духовности...

Что обращает на себя внимание при общении с Антоном да и с другими вожатыми - так это интеллигент кость. Я был в Артеке на стыке двух смен. Видел, как вожатые разговаривали с ребятами из далёкой Африки, Англии, Индии и многих других стран. Мне трудно описать то тепло, которое дарили вожатые своим питомцам. Трудно рассказать о той привязанности детей к своим наставникам.

Антон не только начитан, но и глубоко знает литературу. Он по-настоящему любит Достоевского, Толстого. По вечерам читает вожатым вслух отрывки из произведений этих больших мыслителей.

Позволю себе сделать некоторое обобщение относительно культуры воспитателя, вожатого, педагога. Я видел многих исследователей, молодых и пожилых. И как часто среди них встречался мне особый тип, я 6ы сказал, этакого безграмотного манипулятора: заучил две-три идеи, выучил два-три способа из социометрии - и ну строгать. ...А коснись чего-нибудь другого: элементарно необразован.

Я уж не буду их сейчас называть, а вот эту склонность к освоению культуры, которую встретил я в Артеке, подчеркну еще раз. Из этой склонности складывается и педагогическая культура, и мастерство вожатого.



ТАКАЯ МАЛЕНЬКАЯ, НО ВАЖНАЯ ДЕТАЛЬ…

С Антоном, когда я был в лагере, работала в паре Рая Полулях. Она бросила в беседе со мной такую фразу, за которую я тут же схватился. «А вы знаете, - сказала она, - самый трудный (ребенок, разумеется) всегда самый добрый!» Я с нею не согласился, впрочем, и она не настаивала на своей формулировке. Но мысль отражала ее манеру работы. Она в первую очередь обращала свое внимание не на сильных, не на лидеров и их помощников (хотя и это не исключалось), а на непопулярных ребят. Поскольку эта идея во многом совпадала с моими мыслями, я потихонечку стал разматывать этот клубочек. Рая рассказывала: «Вот была девочка Оксана, ходит как тень, никому будто и не нужна. К ней никто не обращается... Или вот Сережа, такой злой, знаете, обидчивый, вспыльчивый, и весь как будто без кожи... Или вот Люда. Дома у нее было невесть сколько поручений, а здесь ни одного: остро переживала».

Давайте поразмыслим над этими фактами. Представим: в отряде шум, веселье, а девочка как тень: одинока, и дела до нее никому нет. Я сразу в лоб задаю вопрос: можно ли назвать коллектив хорошим коллективом, если ему до горя своего товарища нет дела? Думаю, нет! Вы мне можете возразить: «Нечего нянчиться с одной капризничающей личностью». А я хочу спросить: «А может, этот мальчик болен, а может, у него несчастье, а может, он чего-то не понимает...» И этих «может» десятки.

Кроме того, наличие в классе или в отряде одного-двух непопулярных, постоянно дискриминируемых (даже в мелочах: дали книжку в последнюю очередь согнали со стула в актовом зале, подтолкнули в коридоре как бы нечаянно и т. д.) создает в коллективе атмосферу несправедливости, бесчестия. Истинный воспитатель должен видеть эти отношения и, занимаясь с активистами, обратить их внимание на ложные товарищеские отношения. Очень часто эти непопулярные дети обозляются и вызывают даже у взрослых неприязнь. Находясь постоянно в «зоне принижения», они научаются лгать, выкручиваться - у них появляется порой отвратительная манера держаться: они готовы наябедничать, у них иногда трусость сочетается с обидчивой обозлённостью и стремлением в чем-то насолить товарищу. Появляется этакое злорадство от неудач другого - все это, несомненно, вызывает s коллективе отрицательные эмоции. Тут, естественно, надо разобраться в первопричинах негативного поведения. Некоторые вожатые необдуманно становятся на сторону коллектива и начинают отрицательно относиться к непопулярным. Антон, например, мне сказал, и это меня огорчило, так: «Меня ребята с какими-то недостатками раздражают, я не люблю с ними возиться...» А вот Рая твердит свое: «А мне очень нравится с трудными...»

И я понимаю её. Найти причину скрыто-конфликтного отношения в коллективе, отогреть ребенка, помочь ему разобраться в самом себе - это значит перестроить систему ценностей в коллективе. А это ох как важно! Представьте себе, даже не менее важно, чем провести несколько интересных мероприятий.

- Почему? - спросите вы.

- Да потому, - отвечу я вам, что коммунизм - это и есть, по Марксу, развитое общение. То есть такое общение, в котором КАЖДАЯ, подчеркиваю - КАЖДАЯ индивидуальность может проявить свои способности, может развивать свои наклонности, чувствовать себя свободно и защищённо.



ПОСЛЕДНИЙ КОНФЛИКТ С АНТОНОМ

В отряде Руфины и Антона были тогда литовские дети, а у литовцев есть такая примета: чтобы вновь возвратиться к морю и чтобы исполнились твои желания, надо в море бросить что-нибудь ценное. В тот день дети убежали с Антоном бросать на дно свои скромные сувениры: кто кусочки янтаря, кто монету, кто просто камешек с интересным рисунком.

...Последние минуты у моря! Антон читает стихи, рассказывает увлеченно о чем-то. Взволнованно звучат слова пионеров: так жалко расставаться и так глубоко задевает это томительное и быстрое прощание с искрящейся водой, с прекрасными горами, с товарищами.

«А в это время, - рассказывает мне Руфина, рассказывает с подчеркнутой обидой, - я вошла в спальные комнаты и снова увидела беспорядок: койки плохо заправлены, кое-какие вещи разбросаны. Мне очень обидно стало. Ведь все тридцать дней пошли насмарку... А потом, когда увидела, какие радостные лица у ребят, когда они возвращались с моря, я, конечно, виду не подала, что обиделась... Но потом Антону обо всем рассказала. Он согласился со мной...»

Вспомнилась мне в связи с этим одна деталь из опыта Макаренко. Прощался он тогда со своими питомцами. Переводили его из этой колонии в Киев работать. Он прощался с детьми. Говорил последние слова и вдруг обратил внимание на пыль на рояле. Прервал он свою речь и говорит: «Кто дежурный сегодня?» Ему ответили. И он приказывает: столько-то нарядов вне очереди...

Можете представить себе эту остропронзительную тишину, в которой звучал его голос. Ведь в этой детали весь его принцип работы с детьми сверкнул. С одной стороны, необыкновенная любовь к ребятам, с которыми ему было трудно расстаться, трудно даже было говорить, а с другой стороны - он оставался таким же строгим и требовательным, каким его знали и любили воспитанники.

Но одно дело - верность принципу, который отражает педагогический закон: быть требовательными и справедливыми, а другое дело - отстаивать принципы собственного производства, направленные на то, чтобы тешить свое самолюбие. Нет, права, наверное, Руфина была в этой ситуации. Но и Антона я готов защищать, потому что сам факт такого не выспреннего, а прекрасного прощания с морем, с Артеком через море нужен был как заключительный аккорд в симфонии, как последний мазок в картине. Я готов защищать Антона потому, что сам всегда придерживался принципа: «Лучше проиграть в малом, но выиграть в большом».

А возможно, этот принцип неверен. Может быть, и такой принцип есть: «Надо выигрывать и в малом, и в большом». Наверное, это самая наилучшая позиция, которая может удовлетворить всех, в том числе и Антона, и Руфину. Все в этом конфликте закономерно, естественно. Одна только есть шероховатость, за которую цепляется мое сознание, например. А шероховатость эта звучит в словах Руфины, которая сказала: «Не пошла я тогда к морю»... Ведь понимаете вы, что в этой фразе сказано: «Не пошла я тогда к морю: не захотела я увидеть живые глаза ребят, не захотела порадоваться и той восторженности, которая исходила из Антона и которая сделала его прекрасным воспитателем-вожатым... Не пошла!»

Вы спросите: «А как бы поступил я?» Отвечу: «Я 6ы пошёл к морю, возможно, в крайнем случае отправил бы дежурного, а может быть, и нет. Может быть, придя с моря, я потребовал бы от ребят быстро выполнить то, что они не успели сделать раньше. Но я постарался 6ы преодолеть и заглушить голос моего самолюбия и постарался бы перевести себя на ту ноту высокой восторженности, на которой оказался Антон t ребятами. А разве вы по-другому мыслите?»




МОИ «ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ»
(Из дневника вожатого Артека)


Тоненькая желтая, опаленная солнцем тетрадка, каждый листик которой исписан мелким убористым почерком. Строчки, чуть торопливые, беспокойные, спешат передать радость, впечатления...

...Пока это клубок мнений, впечатлений. Хотя «индивидуальности» уже и проявились, но воспринимаются пока нечетко. Сейчас эти 36 «индивидуальностей» (в другие смены было и 40) спят. А в дневнике вожатого, под стать сейсмографу, облеченному душой и эмоциями, чутко регистрируются все изменения, порывы, становление и мужание маленьких человеческих характеров, когда первоначальная ломкая кривая взаимоотношений - 36 просто хороших и способных самих по себе мальчиков и девочек - перерастает в прямую коллективной заинтересованности. Когда 36 весёлых, любознательных, поэтичных, сдержанных, рассудительных, эмоциональных становятся единым целым - пионерским отрядом. И каким же внимательным, наблюдательным должен быть вожатый, чтобы в его дневнике в первые же дни появились эти мини-характеристики на всех ребят из его отряда.

Володя Соляник много читает, скромный, любознательный, Сергей Зайко много знает, хорошо воспитан, пишет стихи. А вот Коля Зубко – «военный человек». Но это не мешает ему быть внимательным и даже нежным. Ира Бурдасова из Ставрополя - скромная, затаенная, жизнью отряда мало интересуется. А в школе она звеньевая - как же так?

Итак, в отряде 36 ребят - 22 мальчика и 14 девочек (плохо, что не поровну) из Чувашии, Калмыкии, Узбекистана, Таджикистана, Горького, Калуги, Читы, Астрахани и Алтайского края. Вот такая география! Почти все ребята имеют пионерские поручения: от председателей советов дружин до звеньевых, многие - «зарничники». А ребята из Узбекистана - лучшие сборщики хлопка, юнкоры и фотокорреспонденты. Вот какая многоликая социальная характеристика!



День первый

Первые дни ребят в лагере - это запев смены. Это новые впечатления, восторги и разочарования. И вот наша задача, чтобы с первых минут дети почувствовали, что в Артеке нельзя жить иначе, как по законам пионерской дружбы.

Особенно люблю проводить первую экскурсию - знакомство с лагерем. Каждый раз в этом есть что-то новое, ловишь себя, что и ребята реагируют очень по-разному. Совершенно в новом свете прошло это знакомство с лагерем благодаря случайной встрече с интересным человеком, Ниной Михайловной Пешковой, артековцем 1936 года. Ее слова о работе, учебе артековцев 30-х годов для моих пионеров прозвучали как наказ.



День второй

Сбор-знакомство принес много нового и ребятам и мне. Узнали друг друга. По рассказам пришли к выводу, что в основном собрались активисты, интересные, толковые ребята.

Четырнадцать ребят председатели советов отряда - значит, есть надежда, что в отряде будут умелые руководители, зачинатели. Будет настрой на активность.

Колю З. ребята выбрали председателем совета отряда. По-моему, это самая видная фигура в смысле организаторских способностей. Мальчишкам Коля нравится (а их у меня 22!). Володя С. подходящий флаговый. А вот звеньевые, на мой взгляд, не очень удачные - имею в виду Савара и Андрея. Виктор Грибанов член совета дружины, неплохой организатор, только уж очень пессимистично настроен. Но будем надеяться, что избранные «вожди» оправдают доверие масс. Может быть, попробовать после первой половины смены провести переизбрание – надо посоветовать с другими вожатыми. Ведь все-таки избрали ребята по первому впечатлению, да и я подсказала.



День третий

Насыщенный, полный забот и переживаний. Нужно провести конкурс на лучшую речёвку, придумать эмблему для отряда, эскиз отрядного уголка. И еще решили провести беседу о знамени и познакомиться с пионерскими ритуалами и элементами пионерского строя.

В общем, наш пионерский политпросвет начал работу. К конкурсу строя и песни ребят готовил Коля Зубко, представитель мальчишеской бригады «Танкист» из Читы. Он отлично знает строевую подготовку (ездил во Владивосток на финальную игру «Зарница»), и мальчишки от него в восторге.

...В 5 часов все отряды «Лесной» и «Полевой» дружин собрались на большой костровой на открытие смены. И самый торжественный момент здесь - комсомольцы вручили артековцам дружинные знамена и отрядные флаги, которые были на хранении в комсомольской организации Артека после отъезда ребят из предыдущей смены.



День четвертый

Вот они и начались, трудности.

Народ наш ропщет, ходит надутый - все, дескать, как дома, никакой тебе свободы: подъем, отбой, абсолют. Одним словом, рас-по-ря-док! Не нравится! Да еще днем спать велят, а утром, чуть свет, в 7 утра на зарядку становись! А в море больше 15-20 минут за один раз не посидишь.

Представляю, какие жалостные послания они настрочили мамам, папам, друзьям.

Ну что ж, начнем действовать - нужно отстоять авторитет распорядка. Сегодня первый раз идем R морю - на пляж. Там с ребятами и поговорим. Я-то хорошо уже знаю, что к концу смены и режимом дня все будут довольны, и в абсолюты все будут мирно посапывать, и моря всем вдоволь будет. А подъем под горн и зарядка под музыку - прелесть! Но надо их убедить.



День пятый

Вчера записались в библиотеку, мои книголюбы уже изнывали. Обратили внимание, что на фантастике и приключениях, к чему обычно больше тянутся ребята, не замыкаются интересы: тут поэзия, современная классика и что-то по технике. Все новое, незнакомое слушают внимательно и обязательно записывают.

В этой смене оказалось больше талантливых ребят Если учесть все интересы, можно было бы только в отряде открыть около десятка кружков и клубов - любителей поэзии, пропагандистов, шахматистов, танцоров, музыкантов, спортсменов, художников... Уже сейчас многие ребята изъявили желание участвовать в конкур се имени П. И. Чайковского - заинтересовала форма проведения конкурса. И результат - все пришли ко второму туру.

Сегодня начал работу пресс-центр. Сергей Федоров - редактор газеты распределил обязанности. Самые лучшие, интересные сообщения и зарисовки будут помещены в газете. Мальчики в выпуске газеты приняли активное участие. Надо постараться, чтобы эта активность сохранилась до конца смены: дать каждому определенное задание от пресс-центра. Заметила, что им нравится беседовать с ребятами, анализировать, делать свои выводы.



День седьмой

Настроение у моих ребят отличное - сегодня поездка по южному берегу Крыма. В Алупке, в Воронцовском дворце ребята прямо-таки замерли от восхищения. Щели воинственных бойниц, улочка средневекового города, парадный подъезд в духе индийских минаретов - талантливое сочетание разных стилей архитектуры. Уезжала нехотя.

После полдника пошли на стадион, готовились к пионерскому четырёхборью. Отыскались лучшие бегуны, прыгуны и даже укомплектовали отрядную команду по спортивному многоборью.

Из всего олимпийского «золота» нашему отряду досталась одна малая медаль и красная лента чемпиона. Эти награды завоевали спортсмены Рая Шулейко и Толя Ваулин. В судейскую бригаду был, правда, у нас «откомандирован» Алико Алимов – он юный судья по настольному теннису и волейболу.



День восьмой

Интересы у ребят определенные, конкретные – это показало распределение по кружкам. Многие изъявили желание заниматься в КИДЕ. Но больше всех довольны те, кто вернулся с занятий кружков ракетостроительного, авиамодельного, мягкой игрушки, юннатского.

С каждым днём они становятся более организованными. Если девочки из Узбекистана в начале смены были необщительны, то сейчас наоборот: стараются принять участие не только в отрядных, но и в дружинных делах. Интересно и то, что многие ребята начали вести личные дневники. Некоторые ребята показали мне дневники. Они очень верно подмечают удачи и промахи отрядных дел, а наиболее интересные выделяют то, что им 6ы хотелось увидеть в своих дружинах.

Я, как и ребята, тоже по-особому восприняла сегодняшние события. Какую удивительную экскурсию может провести человек, хорошо знающий тайны своей профессии, умеющий передать знания другим! Я говорю о Зинаиде Леонтьевне, преподавателе нашей школы, в прошлом артековской вожатой послевоенных лет. Ребята узнали, что каждый уголок Артека имеет микроклимат, что, нагреваясь от солнечных лучей, Аю-Даг отдает своё тепло. Узнали и о живительных местных бризах, дающих прохладу и уносящих в море раскаленный воздух, и о том, что температура самого холодного февральского месяца в Гурзуфе в среднем плюс 3 градуса... Но сколько было восторгов, когда они узнали о6 артековской школе, в ней уже начнут учиться ребята следующей смены. Учиться не так, как в обычной школе, а по-другому: без домашних заданий; 5 дней в неделю.

Вечером было долгожданное кино. Тесным кольцом собрались на костровой площадке. Прослушали, как и в прошлый раз, аннотацию к фильму - ребятам нравятся подобные пояснения, они как бы вооружают новыми знаниями, и те уже смотрят фильм новыми глазами.



День десятый

Мы едем в Севастополь! Ребята это сообщение приняли восторженно, как награду. Так и есть на самом деле: наш отряд занял первое место в конкурсе строя и песни. Провела с ребятами познавательную подготовку «Слово о Севастополе». Встреча с Севастополем должна для них стать праздником: рассказала об удивительной истории города, памятниках и памятных местах.

А сегодня еще одно испытание - заключительный тур конкурса имени П. И. Чайковского. Наши артисты с утра заняты на репетиции, им предстоит выступать с венгерскими, цыганскими, молдавскими, белорусскими, азербайджанскими танцами на конкурсе народного танца.

Во Дворце пионеров, где состоялся заключительный тур конкурса, мои ребята были в числе победителей. Лиле Шалиной присуждено первое место в конкурсе пианистов, получила медаль. Виталий Цеплит признан вторым баянистом. Солисты, исполняя песню «Огромное небо», заняли третье место.

Впечатления у ребят накапливаются - уже познакомились с космической выставкой. Особое впечатление на них произвел зал космической медицины и зал открытого космоса.

Сегодня ждем в гости делегацию парламента Исландии. Сережа Зайко очень квалифицированно провел беседу о6 этой стране.



День одиннадцатый

В шесть утра уже все на ногах. И вот автобус мчит нас зеленой трассой. Вперед - в Севастополь! Хочется еще раз напомнить ребятам, что едем в город, который стал символом мужества, стойкости и отваги нашего народа. Что это земля Ушакова и Лазарева, Корнилова и Нахимова, Петра Кошки и Даши Севастопольской...

Провели торжественную линейку на Сапун-горе, у обелиска. Окаймленную гвардейской лентой гирлянду Славы возложили у Вечного огня. Лица ребят были строгими и суровыми.

В этот день мы были на Малаховом кургане, в музеях подпольщиков и Черноморского флота, познакомились с диорамой и панорамой Севастополя.



День тринадцатый

Такие восторженные, сияющие ребячьи глаза можно увидеть только во время катания на шлюпках. Морские брызги вызывают взрывы хохота и писка. Жаль только, что «флот» по плану всего один раз - для наших ребят такое катание всё равно, что выход в открытое море!

Но, пожалуй, не меньше улыбок, волнений и радости вызвал конкурс бального танца. К этому конкурсу готовились охотней, чем к предыдущим. Волнение коснулось даже мальчиков. Они, глядя на девочек, очень старались. И пусть не стали победителями - главное в другом. Конкурсы всегда обогащают ребят, развивают эстетические наклонности, закладывают в ребячьих сердцах чувство прекрасного. А это очень важно!

Сегодня разносила почту - целая охапка писем - хорошо! Значит; мои «негритята» (уже загорели до кончиков ушей) будут плясать на радостях. Им это приходится делать часто - родители не забывают. А вот чем откупится Андрюша Семенов? Его мама прислала трехкилограммовую посылку с одеждой: майки, рубашки, носки. Зачем? Когда все есть: белье и три артековские формы.

И кино, и концерты, и экскурсии.

Заметила, если раньше грустили по дому, маме, друзьям, сейчас приходится устанавливать контроль, чтобы чаще писали, не забывали отвечать на родительские письма.



День четырнадцатый

За эти дни прошло немало событии: дежурство отряда по дружине и столовой, конкурс народных танцев, веселые и остроумные праздники - День мальчиков и День девочек. Мы с Тамарой Николаевной сразу почувствовали неуловимую, казалось бы, перемену в наших подопечных: мальчишки стали более внимательными, предупредительными; насмешливость девчонок сменилась доверием, уважением.

А сегодня в дружине объявлен трудовой десант. Я поехала с юнкорами по объектам, где он был высажен. Строительное управление, оранжерея, пляжи, автогараж украсились лозунгами: «Мы - за мирный труд!», «Наш девиз - в труде горенье!» Ребята работали вдохновенно, на совесть. Видела, как торопились мальчишки после короткого перерыва взять в руки кирки для рыхления земли, с каким увлечением девчонки нанизывали на иглы листья табака, 'стараясь угнаться за Александрой Андреевной Сапроновой, работницей совхоза «Гурзуф». А когда узнали, что она имеет орден Ленина, а бригадир Ольга Анисимовна Вишневская - орден Трудового Красного Знамени, тут же поделились этим открытием с остальными ребятами. И кто-то, как 6ы между прочим, сказал, что Артек тоже носит имя Владимира Ильича и тоже награжден орденом Трудового Красного Знамени.

И ребята мои загалдели: «Давайте возьмем шефство над этой бригадой. Завтра же сюда всем отрядом приедем...» Я не узнавала некоторых ребят. Не удивляющегося ничему Олега Иванова, флегматичную Марину Баренцеву как будто подменили. Я видела ребят энергичными, инициативными. И так мне хочется, чтобы этот огонек не угас в них.



День пятнадцатый

Усиленно готовимся к конкурсу инсценированной песни. Выбрали антивоенную «Песню американского парня». Сколь серьезна тема, столь ответственно и ее исполнение. Выступили мы не очень успешно; заняли четвертое место.

Сегодня, в День мира Сергей с мальчиками удивительно украсили наш корпус, составили отличный текст для плакатов.

После торжественной линейки юные художники - посланцы из всех отрядов приняли участие в конкурсе рисунка на асфальте. Мои ребята были в самом наилучшем настроении - им нравился этот необычный праздник. На каждой площадке, где только умещались ребята, пели, танцевали, разучивали бельгийские, немецкие, монгольские, болгарские игры.

На быстроходном катере отбыла в нейтральные воды бутылочная почта.

В этот день выписали из изолятора Лилю Шагину - нашу пианистку-победительницу. И надо же было ей заболеть после поездки в Севастополь!

Наш отряд полностью прошел медицинский осмотр, и некоторым назначены специальные оздоровительные процедуры. Мне остается только вовремя напомнить ребятам об этом. И каждый раз ловлю себя на мысли, насколько облегчает наш труд забота и внимание к детям всех наших артековских работников: поваров и учителей, врачей и садовников... Они, если можно так сказать, очень пионерские люди.



День семнадцатый

После похода на Аю-Даг ребята еще не пришли в себя - только и разговоров, как Коля Зубко, наш «военный человек» покорял вершины Крыма. Коля действительно проявил себя дисциплинированным, выносливым. А сегодня для него и всех моих ребят-зарничников ещё одна радость - мы приглашены в «Алмазную» дружину на военно-спортивную эстафету. Галя Пивнина занималась с санитарами. Ее указания и советы, точные и немногословные, пошли на пользу юным санитарам; Это и понятно: на Всесоюзном финале « Зарница-71» Гале присвоено звание санитара-отличника. А ведь это очень важно - уметь свои знания передать другим.

Моим ребятам понравилось, как шла подготовка инструкторов по проведению военно-спортивной эстафеты. Составление маршрута, хождение по азимуту, разбор сложных вопросов военной тактики еще раз уверили ребят, что «Зарница» не только игра, но и настоящая серьёзная учёба. И что главное: теперь инструкторами могут быть не только зарничники, но многие ребята нашего отряда. Я очень рада, что этот «поход в гости» оказался столь полезным для всего нашего отряда.

Нет худа без добра. Все хорошо - и вот ЧП. На совете отряда разбирали сегодня неряш-растеряш, они умудрились посеять две пилотки, панамку, ремень и шведку. Наказание наказанием, а отвечать-то мне придется - мамам об этом писать не принято. Так же, как мамам не напишешь о ссоре двух девочек, соседок по палате. Что-то у них случилось, ходят зареванные - поссорились тихо, никто не слышал. В чем дело? Надо разобраться.



День двадцатый

Осталась последняя лагерная неделя. Ребята присмирели, стали какие-то задумчивые.

Вечером собрались на костровой площадке, на общеартековский праздник «Заветам Ленина верны!». Этот праздник - предварительный итог смены, итог всех наших дел.



День двадцать третий

Много это или мало, чтобы узнать, понять и научить 36 мальчишек и девчонок? 10 пионеров научились горнить и 22 барабанить. Все ребята, мы в этом уверены, на «отлично» сумеют провести отрядные линейки, сдать рапорт. Знают пионерские ритуалы, умеют обращаться со знаменем. Таковы пока итоги работы школы пионерских активистов.

Безусловно, каждый день жизни отряда насыщен делами, впечатлениями, и порой за всем этим упускаем, не замечаем главного. Вернее, боимся упустить. Ребята-то наши разные, интересные. И каждый по-своему. Лена Николайцева - сорвиголова девчонка, а какие пишет она стихи! Слушали мы ее тогда ночью у костра и дивились, где только такие мысли услышала, такие слова взяла. А Миша Петрушин прекрасный художник, его рисунки артековское жюри оценило высоким баллом. И кто знает, может быть, среди наших мальчишек и девчонок растут будущие ученые, писатели, герои труда, космонавты...



День двадцать пятый

Последнее дежурство по лагерю. Ребята настроены по-боевому, со своими обязанностями справляются отлично. Как правило, всегда лучше работают девочки, но в этот день ответственность была общая. Да и день выдался особенный, трудный. Центральным делом стал дружинный сбор «Мы обличаем империализм!». Мои ребята отвечали за выставку «Два мира - два детства».

Мне говорили: «Это очень важно, что здесь мы все вместе, что нас много, что одним голосом в тысячу голосов мы бросаем вызов служителям капитализма, толстосумам, протягиваем руку дружбы нашим сверстникам... Нам бы хотелось нечто подобное, звонкое, гневное провести в своей школе...»

...Как мы перевоспитали Сашу Пак - активиста из Ленинграда. Есть такие ребята, которые в школе перегружены. Когда Саша приехал в Артек, сразу же заявил, что в школе у него было много поручений, что «всё это надоело, хоть здесь надо отдохнуть». Решили сознательно не давать ему никаких поручений. А через несколько дней, когда стали готовиться к походу, Саша забеспокоился: вдруг не возьмут его на Аю-Даг? Ребята оказали ему доверие - назначили заместителем начальника штаба похода. Потом Саша уже не мог оставаться без дела, только было бы оно по душе. Но если что-то не нравится ему, то активности не жди. Во всех делах руководствуется интересом, порою - личным. Особенно не любил трудовые дела. Решили оставлять на трудовых операциях в роли наблюдателя. Все ребята заняты делом, а он скучает в одиночестве. И скоро для Саши это стало невыносимым, потому что никто не обращал на него внимания, и тогда он сам спрашивал: чем заняться? Сейчас у Саши нет прежнего пренебрежения к труду. Это первая победа. Но предстоит ещё многое сделать, чтобы любовь к труду и потребность в нём стали чертами Сашиного характера.



День двадцать шестой

Последние экскурсии по Артеку - это просьба самих ребят. Расцениваю ее как желание по-новому осмыслить, понять уже узнанное. В «Лазурном» у холмика Славы героям-артековцам, возложили венки, цветы. На пограничной заставе в «Кипарисном» мальчишки вновь и вновь прикладывали к глазам бинокли, бережно поглаживали ладонями шершавое дерево пограничного столба «СССР-555».

Вечером был концерт камерного оркестра. Заранее рассказала ребятам о камерной музыке, ее сложностях и специфике. Но все равно сомневалась, что она будет доступна ребятам. Опасения оказались излишними. Ребята слушали с большим вниманием и интересом. Но трех мальчиков отпустила сразу - зачем томить, мучишь их, если им это явно непонятно. Не знаю, верно ли поступила. Они занимались своим делом - рисовали, читали.



День двадцать девятый

Последний. Прощальный. Очень грустный. И костер у нас последний артековский назвали «Сюрприз». Каждый из моих ребят подготовил маленький теплый сюрприз...

Угас костер, но где-то в глубине тлеют горячие угольки, всегда готовые воспламениться, отдать свой свет и свое тепло другим.

Утром мои 36 «индивидуальностей», с припухшими от слез глазами, скорбно улыбались и долго всхлипывали, пока не скрылись из виду автобусы. Звучала песня, прощальная, та самая, которую ребята никак не хотели разучивать. Ведь это значит сказать Артеку – прощай! И все-таки сейчас они пели:

 До свиданья!
До свиданья, Артек,
Лагерь дружбы...

Уехали,.. Мы с Валерием еще долга стояли на площадке, как будто надеясь услышать опять звонкое: «Тамара Николаевна, Валерий Иванович!!! Мы здесь!»

Уехали, оставив нам стопку открыток с адресами, да долгую память о себе. Как говорят у нас в Артеке, мы верим, что все они увезли в душе горячие угольки дружбы, память о пионерских традициях, о верности, о чудесном лагере у синего моря. И может быть, немного о нас, вожатых...

Я ещё раз перелистываю с напарником ласты нашего дневника. Пытаемся анализировать, делать выводы - завтра нужно на педсовете лагеря докладывать об итогах смены. А каковы они?

Надо ответить Ксане Гордиенко. Вот пишет: «Помните, Тамара Николаевна, как вы в начале смены тормошили, будили нас. Точно в таком же положении сейчас я! Может быть, мне тоже удастся разбудить наш класс?»

3а пересменки ох и отоспимся! Но за эти дни надо почитать, подготовиться к сессии. Скоро сессия, а раньше начнется новая лагерная смена, и будут опять мои самые любимые, без которых, кажется, и жить нельзя! И так восемь раз в году. И уже 25 раз за мою работу в Артеке. Трудно, но это счастье. Счастье потому, что мы всегда в стране детства. Как говорил лётчик-испытатель, замечательный мечтатель Антуан де Сент-Экзюпери: «Напрасно я состарился, напрасно. Я был так счастлив в детстве».

А мы не старимся...


 АРТЕК +     НАЧАЛО КНИГИ   БИБЛИОТЕКА   НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ