НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ   БИБЛИОТЕКА     АРТЕК + 

Газета "Алтайская правда" №31. 4 февраля 2003 года.
"Мы нашли всех артековцев"

Небольшая страничка истории края - 11 сентября 1942 года в Белоку-риху прибыли двести ребят из известного пионерского лагеря Артек и жили здесь вплоть до января 1945-го. Факт известный, но до семиде-сятых годов он как-то не был "раскручен". Наверное, потому, что, как написала в одном из писем тогдашний директор местной школы, "была война, а эти дети ничего особенного не совершили..." Да и мало ли было в то время эвакуированных на Алтае?

И только в 72-м году сибирским Артеком заинтересовался рубцовский краевед-любитель Ким Романович Севастьянов. Он нашел некоторых свидетелей того времени и опубликовал две заметки в районной печати. Но так совпало, что в начале декабря того же года в краевой Дворец пионеров, в частности штаб "Искорка", пришло письмо из Артека с просьбой помочь восстановить "белое пятно" из истории лагеря, а именно пребывание его на алтайской земле. Для ребят из штаба это было задание из заданий - масштаб оно имело всесоюзный, поскольку искать бывших артековцев предстояло в Прибалтике, Молдавии, Западной Украине, Белоруссии, Москве... Дело в том, что очередная смена заехала в Артек 22 июня 1941 года, в ней находилось много детей из западных республик Союза, поэтому они и остались в Крыму - не отправлять же их на оккупированную врагом территорию?

6 июля 1941 года Артек был закрыт и эвакуирован в Подмосковье, в санаторий "Мцыри", бывшее имение бабушки Лермонтова. Но тем же летом детей перевезли, как казалось, в более безопасное место, в Сталинград, где они провели зиму в тревожных условиях военного времени. Линия фронта приближалась, и артековцев решено было отправить в Сибирь - в Белокуриху...

Штабом "Искорка" руководила в 70-е годы Елизавета Львовна Квитницкая, известный в крае специалист по работе со школьниками в краевом Дворце пионеров, затем городском, переименованных теперь в центры детского и юношеского творчества. Сегодня она - наш собеседник.

- Елизавета Львовна, а что было дальше - после полученного вами письма из Артека?

- Взяв с собой нескольких самых активных "искрят", я поехала с ними в Белокуриху. Статьи краеведа Севастьянова нам помогли зацепиться за три фамилии - Нина Храброва, Тоня Сидорова, Алеша Диброва. Мы расспрашивали местных жителей, которые или работали в санатории, или просто помнят необычных детей, которых привезли к ним в сибирскую деревню. Ведь некоторые ребята по-русски говорили с акцентом, у них был свой язык, культура, мировосприятие. Жительница Е. Зырянова говорила нам, что с приездом этих детей село как бы ожило, они часто выступали с концертами, создавали тимуровские команды, помогая престарелым и одиноким. Она помнила, что ходили они всегда чистенькие, в синих костюмах и свежих белых воротничках... А еще она все вспоминала Танечку Васильеву, необычной красоты девочку, которая была командиром тимуровской команды (кстати, она, как мы узнали впоследствии, стала актрисой)... Но фамилии остальных у местных жителей стерлись из памяти за давностью времени. Мои ребята все тщательно записывали - ведь даже самыемаленькие детали могли помочь нам в поиске.

Итак, у нас было несколько фамилий бывших артековцев, а это уже что-то. Нину Сергеевну Храброву найти было легко - в то время она работала собственным корреспондентом журнала "Огонек" по Прибалтике. Через редакцию журнала мы нашли ее адрес, написали ей письмо, а также отправили запрос в адресное бюро в Киев, так как узнали, что Алексей Диброва работает директором одной из школ на Украине. Он и откликнулся первым. Не представляете, как радовались мои "искрята"! Алексей Петрович сообщил кое-какие подробности, адреса - оказалось, что многие артековцы не потеряли связи друг с другом, переписывались, встречались. Сам Алексей Диброва ушёл из Белокурихи на фронт в 43-м году, освобождал родные места. Работал он тогда директором школы на Полтавщине, как, кстати, и многие артековцы выбрали профессию педагога. И в письмах, и при личных встречах они часто говорили, что на выбор профессии повлияло именно пребывание в Артеке, хотя и военном, полуголодном, но сохранившем атмосферу детского интернационального братства и дружбы . Об этом, видимо, очень заботились директор сибирского Артека Гурий Ястребов (после войны он работал в газете "Известия"), вожатые Нина Храброва и Тоня Сидорова (они были чуть старше своих подопечных), а также Володя Дорохин, но он, к сожалению, погиб на фронте, будучи призванным в армию. Но все артековцы помнили о нем...

Группы поиска мы разделили на сектора - отдельно по каждой республике, и мои ребятки развернули такую бурную деятельность, что за три года мы нашли адреса всех и даже тех ребят из сибирских регионов, которых направляли на отдых в белокурихинский Артек как особо отличившихся в учебе и труде.

Собранные материалы мы направили в Крым в 1975 году. Они пополнили музей Артека, а штаб "Искорка" и ее командир Ольга Морозова (сейчас она кандидат педагогических наук) были занесены в книгу Почета этой детской здравницы.

- А теперь давайте вспомним сентябрь 1984 года. Знаю, как для вас и ваших "искрят" памятен этот год...

- Этот год забыть невозможно. Бывшие артековцы часто писали нам, как хотели бы побывать в Белокурихе. Я пошла в крайком комсомола, секретарем по идеологии тогда была Вера Тарасова. Она заинтересовалась идеей и сказала: "Елизавета Львовна, не беспокойтесь, конечно, поможем". И я до сих пор благодарна Вере. Мы начали подготовку к встрече, а это большая работа - надо было со всеми списаться, чтобы знать, сколько человек сможет приехать, - для многих путь неблизкий, различные житейские обстоятельства. Но надо сказать, только не материальные, поскольку в те времена люди могли себе позволить поехать на дальние расстояния к друзьям, родственникам, на встречи выпускников и так далее. Не то что в сегодняшней жизни. Вот что мне писала Нина Храброва: "Вот теперь бы дожить до Белокурихи! Начинаю копить деньги на поездку, а потом поживу, глядишь, недельки две в Барнауле. А потом мы все вместе поедем в Сталинград. Таким образом круг замкнется - надо же побывать всюду, где нас берегла судьба и страна..."

- Нину Сергеевну я очень хорошо помню. И благодарна ей, она помогла мне своими рассказами о белокурихинском периоде жизни написать статью в нашу газету о той памятной встрече в 84-м. Я позвала ее к себе домой, и мы с ней долго говорили за чаем. Удивительная женщина, она много в те времена печаталась в "Огоньке". Какова ее судьба?

- Вы же знаете, что она жила в Таллине. После развала Союза русских стали вытеснять из республики. Не обошло это стороной и Нину Сергеевну. В Россию она не вернулась, а уехала в Польшу, где у нее были родственники. Там она умерла, и там ее могила...

- Печально все это. Но давайте вернемся в 84-й год. Я помню, какие веселые, жизнерадостные, счастливые были приехавшие на встречу с Белокурихой бывшие артековцы. Алексей Петрович Диброва прекрасно играл, кажется, на баяне...

- На Алтае их встретили прекрасно, во всяком случае, они, люди самых разных национальностей, образования, многие годы потом говорили о незабываемой этой встрече со своим детством. Приехали человек восемьдесят. Ребята из "Искорки" встречали каждого на вокзале, в аэропорту, везли в гостиницу, где также находились дети, которые помогали разместиться по номерам и так далее. Их родители уже и домой мне перестали звонить, зная, каким важным делом заняты их сын или дочь...

Когда мы отправились в Белокуриху, то там и никакой гостиницы не понадобилось. Местные жители вышли на дорогу, остановили автобус и буквально разобрали гостей по своим домам. Было много слез - и радости, и печали, воспоминаний, словом, как бы повзрослевшие дети вернулись к родному очагу... Тогда еще многие белокурихинцы старшего поколения были живы и помнили этих ребят самых разных национальностей.

Кстати, вспоминаю, как журналистка Эттель Силларант прислала нам свою книгу "Самая длинная путевка", рассказывающую о том периоде времени. Она вышла в 1981 году в Риге, но написана была на латышском языке. Так мои "искрята" бегали по всему Барнаулу в поисках переводчика... Эттель также приезжала на встречу, как и актриса Татьяна Васильева, Нина Храброва, Антонина Сидорова, Алексей Диброва и многие, многие другие. С некоторыми из них мои ребята уже встречались во время поездки по городам-героям, которую подарил нам крайком комсомола в качестве поощрения за проделанную поисковую работу.

- Елизавета Львовна, к 30-летию городского центре детского и юношеского творчества открылся музей "Мир детства", и одна из экспозиций посвящена именно сибирскому Артеку. Это, безусловно, ваша заслуга...

- Когда в 90-х годах стали закрываться школьные музеи вплоть до того, что многие ценные документы вывозились просто-напросто на свалку, я все собрала по Белокурихе и долгое время хранила дома - письма, воспоминания, фотографии. Я же и сама очень подружилась с бывшими артековцами, вела с ними длительную переписку, бывала у них в гостях. Неоднократно получала приглашения на юбилейные торжества от руководства Артека, но организаций, которые могли бы оплатить хотя бы дорогу, не нашлось. Но в декабре 2002 года я собралась и на свои деньги поехала в Москву - повидаться в бывшими артековцами (их там осталось пять человек), узнать о судьбе остальных и вообще как бы подвести итог проделанной нами работы. Это была и трогательная, и грустная поездка. С распадом Союза многие связи утратились, некоторых артековцев уже нет в живых. Москвичка Валентина Семеновна Крайнева, у которой я жила, передала мне свою папку, в которой она бережно хранила и фотографии, и письма, и книгу Нины Храбровой "Мой Артек", и даже угольки от арт ековского костра...

Вернувшись из Москвы, я позвонила своим бывшим "искрятам", которые, между прочим, также сохранили дружбу детских лет, и мы решили устроить встречу. Пришли солидные люди - при сотовых телефонах, мамы и папы, у которых дети примерно такого уже возраста, какими они были в "Искорке", но эти люди ничего не забыли, видели бы вы, как они листали и письма, и документы, рассматривали фотографии. А кто-то из них заметил, что их сыновья и дочки живут другой жизнью и лишены вот этого всего - и поездок, и ощущений, что ты делаешь какое-то невероятно полезное дело, и многого другого. Очень жаль - сказали они...

Вопросы задавала Надежда ХРАМЦОВА.


 АРТЕК +     НАЧАЛО КНИГИ   БИБЛИОТЕКА   НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ